Яна Рудковская о подлостях «Лайф Ньюс» и ненависти мужа к Chanel

Яна Рудковская — настоящий пример предприимчивой бизнесвумен. И именно за предприимчивость многие ее и не любят. В России идеальная девушка, которую все лайкают, — это занимающаяся каким-нибудь красивым бизнесом дочка нефтяного магната, для которой бизнес — не бизнес, а, скорее, шторка, за которой можно смело дальше ничего не делать. Яна — точно не этой породы, но она умеет играть по жестоким правилам Москвы. Надо вести инстаграм и щедро расставлять лайки под всякой дребеденью? Она будет это делать — хотя явно давно переросла этот этап жизни. Нужно следить за тем, чтобы муж ничего нигде лишнего не ляпнул? Яна будет с усердием править его интервью. Но лично меня в Яне покорило совсем другое: придя к ним в дом брать эксклюзивное телеинтервью у Плющенко, я была поражена тем, как Яна, сидя в уголке комнаты за спинами операторов, проговаривала полушепотом, пропускала через себя каждый ответ Жени на мои непростые вопросы. Как мама, которая открывает рот вместе с ребенком, когда он проглатывает ложку каши, Яна проговаривала губами за Женю то, что ей хотелось бы, чтобы он сказал. Надо признаться, я была тронута. Без любви этот «холодный менеджер», как иногда называют завистники Яну, так бы не смог. Так жить жизнью своего мужа можно, только очень его любя. И никак иначе. А мне иногда завтрак лень мужу приготовить. Стыдно, и очень хочется записаться к Яне на уроки «мужеменеджмента»:)



Мне кажется, что ты уникальный человек с точки зрения своих перевоплощений: из врача-косметолога в салоне красоты ты превратилась в одну из главных московских бизнесвумен, затем стала музыкальным продюсером, потом — можно сказать, почти что спортивным тренером. Расскажи о начале своей карьеры, о своих сочинских годах.

Я свой первый салон открыла в 1998 году, в июле. В августе начался кризис, но поток людей все равно был очень большим, потому что я одна из первых начала колоть рестилайн и ботокс. Я и работала как врач-косметолог, и управляла салоном.

В отличие от многих других врачей ты, я смотрю, на себе не экспериментировала — у тебя губы не уточкой. Скажи, ты скрываешь свой возраст?

Нет. Мне 39 лет, я родилась в 1975 году.


Я просто начиталась в интернете страшных историй о том, что ты в какой-то момент поменяла паспорт, из Аллы стала Яной и на семь лет помолодела.

Эту историю придумал Батурин. Я с рождения Яна.

Раз уж непотопляемое имя Батурина всплыло само, расскажу тебе одну вещь. Каждый раз, когда я готовлюсь к интервью, я опрашиваю самых разных людей о своем визави. О тебе все говорят одно и то же: «Плющенко — герой, а вот Яна нам не нравится». Оказалось, у людей есть конкретные претензии. Но их всего две. Первая и главная — как раз Батурин. Очевидно, что за этого человека выйти замуж по любви невозможно. Как ты в это вляпалась? Ты говорила, что раньше он якобы был другим, но есть ощущение, что он настолько феерический упырь до мозга костей, что представить его другим очень сложно. То, что он был другим, — это однозначно. Его сестра тоже говорит, что он был другим. Просто когда у человека, который жил в бараке, вдруг появляется колоссальное количество денег... Его родители — рабочие, тянули двоих детей из последних сил. И тут внезапно Елена Николаевна выходит замуж за Лужкова. И понеслась... Она-то реально работала — организовала компанию «Интеко» и начала зарабатывать. Только он об одном забыл: счастливый лотерейный билет вытянула Елена Николаевна, и пахала она, а он всегда был прицепом.


Но познакомилась-то ты с ним, когда он уже был на коне?

Ну как на коне...


Ну уж на ослике точно.

Ну да, на ослике. (Смеются.)

Что тебе могло в нем понравиться? Честно? Он был образованным, с ним было интересно общаться, он красиво ухаживал, был таким трогательным... Но когда он почуял огромное количество денег, то потерял связь с реальностью.

Но он же плешивый, некрасивый. Вот смотришь на Плющенко и понимаешь: даже без своего чемпионского титула он может как мужчина понравиться.

Я ему прямым текстом всегда говорила, что я его не люблю, что наши отношения — деловые.

То есть страсти до дрожи в коленках никогда не было?

Он об этом знал. Более того, я от него несколько раз пыталась уйти, потому что все эти наполеоновские темы ему окончательно снесли крышу.

Однако один хороший поступок за всю свою жизнь он совершил: твой бывший муж — единственный, кто выкинул меня из квартиры, когда я брала у него интервью.

Меня постоянно спрашивают о том, как я вообще могла с ним жить. Знаешь, если брать наших с тобой общих знакомых, то все в итоге получили дома, дачи, первичные инвестиции в бизнес...


...И только вы с Олей Слуцкер пострадали. Трудно сказать, кто из ваших бывших мужей больше достоин победы в номинации «Главный упырь Москвы».

Понимашь, Оля хоть что-то отсудила. А я вот отсудила только детей. Суд вынес решение в мою пользу, но Батурин увез детей в Калмыкию и прятал их там от меня. В итоге, пока его не поймали и не начали расследование по его махинациям с векселями, дети так и жили с ним, и денег я так и не отсудила. Мои адвокаты удивлялись: «Как ты могла от такого богатого мужика сбежать с одним чемоданом?» Он не отдал мне даже всех моих драгоценностей. Из списка того, что мне причиталось по брачному договору, он не выполнил ни одного пункта: он забрал весь мой бизнес в Сочи, забрал салоны красоты, магазины, которые я строила и которыми занималась. Было там еще пять миллионов долларов, но он даже их не отдал.

Зачем ты подписала брачный контракт? Не унизительно было?

Это было моим предложением. Я сама сказала: «Я тебя не люблю, я от тебя ухожу, и я не хочу делить твои миллиарды — верни мне то, чем я занималась до тебя». Он согласился. Но как только я подписала договор, он сделал все для того, чтобы не отдавать мне деньги, которые причитались мне по контракту.


Вот у тебя есть опыт жизни без любви и опыт жизни с любовью — кто бы что ни говорил, я уверена, что у вас с Женей абсолютно искренние глубокие чувства. Как ты думаешь, смогла бы ты в будущем снова сделать выбор в пользу удобного, влиятельного человека?

Нет, никогда. Никогда!


Ты рожала от любимого и рожала от нелюбимого. Понятно, что для тебя все твои дети равны, но есть ли разница?

Один ребенок вообще биологически не мой, и как раз с ним, с Андрюшей, мне очень сложно, потому что он неосознанно завидует Коле. Ему в шесть лет добрый папа сказал, что не я его мама. Представь, что творилось в душе у мальчика! Но я не разделяю своих детей, я и судилась за двоих — и за своего, и за усыновленного.


Но один ребенок его, да? Как ты носила его вот на таком вот деловом?

Я просто бежала от него, чтобы его не видеть, потому что он меня изводил. Все всегда спрашивают: «Он вас бил?» Я говорю: «Била его я». Он на меня руки ни разу не поднимал, но он меня во время беременности доводил до такой степени, что один раз я взяла железную вешалку и избила его. Он потом сказал: «Что мне, пойти снять побои?» Я ему: «Ну это единственное, что тебе остается сделать, чтобы полностью уничтожить мое к тебе отношение». Не пошел.


Для тебя не секрет, что тебя называют играющим тренером Плющенко. Злободневный вопрос: все считают, что ты отправила его на сочинскую Олимпиаду, совершенно не думая о том, что он может покалечиться, стать инвалидом, не послушав его мать, которая, предчувствуя беду, его отговаривала. Любовь ли это — заставить человека рискнуть своим здоровьем ради какой-то медали? Вот в моем идеальном мире должно было быть так: вы вдвоем с его мамой, рыдая, на коленях упрашиваете его не ехать, но Плющенко говорит вам: «Девочки, уймитесь, я так решил и точка», и едет, и побеждает вопреки вашим слезным мольбам.

Окончательное решение принял он. Двойные прыжки он не мог прыгать еще в июне. Но он падал, потому что у него была психологическая проблема. На одну из тренировок приехало много каналов, пришла я, а он швырнул бутылку с водой, сказал, что ни- чего больше не хочет, и при всех на меня накричал. Я заплакала, развернулась и ушла. Посидела, подумала: «Человеку сложно, зачем я все это де- лаю? Пойду к нему и скажу, что завтра мы уезжаем». Прихожу в домик, и он говорит: «Помнишь, ты однажды сказала, что я должен начать все с чистого листа?» Я говорю: «Помню, а еще я говорила, что, если ты действитель- но хочешь вернуться, то ты должен забыть о том, что ты олимпийский чемпион, и вспомнить мальчика, который хотел стать олимпийским чем- пионом». И он извиняется, признает, что был не прав, и решает пойти и прыгнуть ради меня. На следующий день мне звонит тренер и говорит, что он сделал все тройные прыжки, в том числе тройной лутц. Просто он понял, что я засомневалась. А он так привык, что я в него верю!


Твои слова доказывают мою теорию. Как только он почувствовал, что теряет твою поддержку, то сразу захотел ее вернуть. И захотел так сильно, что пошел и сделал все то, что ему не удавалось. Так, может быть, если бы ты все это время была в роли такой наседки-жены, выступающей против всего, что может навредить его здоровью, то, вероятно, это бы еще больше его мотивировало? Он бы лишний раз проявил себя мужиком и сказал бы: «Жена и мать, сидите дома, я вас люблю, но я на Олимпиаду». А так тебя все обвиняют в том, что ты его толкаешь в пропасть. Теория твоя верна абсолютно. Но пой- ми: я узнавала у доктора, когда он сможет начать прыгать. И я поняла, что проблема была не в здоровье, проблема была психологическая.

Мне интересен аспект того, о чем говорил Жириновский: одного, мол, мужа довела до тюрьмы, а второго доведет до инвалидной коляски...

Один муж сам себя довел! Я что, должна была сказать: «Повесь коньки на гвоздь?»


Да, а он должен был их не повесить, а пойти и все сделать. Я не думаю, что он от меня этого ждал. Как бы то ни было, я так не сказала.


Тогда вернемся к теме силиконовых губ. Что за конфликт у вас случился с Викой Лопыревой? И почему она так ревностно относится к твоей дружбе с Кадыровым? Ты знаешь, все, что связано с Рамзаном, всегда вызывает у меня массу интересных эмоций. Я отпустила ситуацию с Викой. У нас действительно была большая ссора, но истинную причину мало кто знает, и с Рамзаном это никак не связано. Ко мне обратился Влад Топалов с просьбой помочь ему сделать красивый камбэк. Денег у него не было. Мы договорились, что сначала я попытаюсь спродюсировать ему один трек. Я нахожу хорошую радийную песню, он приезжает на запись. Вскоре мне звонит звукорежиссер и говорит: «Не очень, надо перепеть». Он приехал и спел во второй раз. Я послушала и поняла, что опять он недотянул. Человек напрягся, снова приехал. В итоге кое-как записали, решаем снимать клип, я обещаю найти деньги.


У нас есть большая база девушек, которые хотят поучаствовать в клипе Димы Билана за оплату части расходов на съемку, но, поскольку у Димы всего три клипа в год, а желающих много, мы решили взять нескольких девочек из базы к Владу. Сумма, естественно, отличалась, мы сложили — и хватило на клип. Я отдаю деньги своей помощнице и улетаю в Питер. И в день съемки она звонит мне в дикой панике и говорит: «Влад привел Вику Лопыреву и сказал, что в его клипе будет сниматься она».

При этом он прекрасно знал, что снимаем мы на деньги этих девочек. Я звоню ему: «Ты в адеквате вообще?» Он говорит: «Я буду сниматься только со своей девушкой». Я: «Ты нормальный или как? Пусть тогда Вика и платит за клип». В итоге решаем: хрен с Викой, пусть снимается,но в совсем небольшой роли. И тут мне снова звонит помощница и, рыдая, сообщает, что девочек сняли как случайных прохожих, а главной героиней все равно сделали Вику, потому что режиссер оказался другом Влада и сделал, как он велел. Дальше я вижу, как она, зная о том, насколько серьезный получился конфликт, нагло выкладывает в твиттере фотографии со съемок. Тем временем у меня уже начались разборки со спонсорами этих двух девочек. Они хотели, чтобы я вернула им деньги, но я с ними нормально поговорила, мы посидели, даже вина выпили, и они сказали: «Ладно, забыли, ты нам ничего не должна». Естественно, после этого у нас с Владом полностью разорвались отношения.


И Вика обиделась на тебя.

Это я на нее обиделась.


Есть и другая история с участием Лопыревой, которая меня поразила своей вопиющей циничностью. Об этом знает вся Москва, поэтому я могу рассказать. Мы сидели в аэропорту в частном терминале, вылетали с Ульяной Цейтлиной, Алексеем Михайловичем Федорычевым [президент компании «Федкоминвест». — Прим. SNC] и другими нашими друзьями в Санкт-Петербург. Это было почти сразу после дня рождения Юли Саркисовой [дизайнер модного бренда J.L. Sark. — Прим. SNC]. Несмотря на то, что много разных историй про нее ходит, она очень хороший человек, моя подруга, крестная моего ребенка. И на Юлином дне рождения была Вика, такие хорошие тосты говорила: «Ты моя сестра, ты такой прекрасный человек, такая прекрасная мать, любви вам с Колей». В этот же день у Коли [Николай Сарки- сов, совладелец страховой компании «РЕ- СО-Гарантия». — Прим. SNC] с Юлей случилась ссора, и было понятно, что ссора будет длительной, они неделю не общались, и как раз ровно через неделю мы улетали. Сидим, ждем. Шесть утра, все сонные. И вдруг я вижу Колю, а за ним идет девушка. Мы все подумали, что это Юля, но оказалось, что это Вика Лопырева.

У меня был шок. Ужас! У всех антеннами были волосы. Тогда я не рассказала об этом ни Юле, ни Владу. Это был февраль месяц. Потом он как-то заехал ко мне мириться после инцидента с клипом, и я ему сказала: «Я понимаю, что у тебя любовь. А ты знаешь, как она-то к тебе относится? У нее есть другие мужчины». Он правда очень хороший парень, реально любил ее, но у него в тот момент глаза были закрыты и уши залиты воском. А Юля узнала об этой истории только в октябре. Уже начались разговоры по всему городу, и она пришла ко мне и спросила: «Ну по- чему ты мне тогда не сказала?» И я рассказала. Она была в шоке, потому что до этого они были чуть ли не лучшими подругами. Поэтому тут совсем не рамзановская история. Надо отдать должное Вике — она красивая девушка, но поступила со своей подругой совсем некрасиво. Про Влада я вообще молчу, мне реально жалко парня.


А зачем вы ездили к Рамзану?

Мы у него мероприятие вели.


Скажи, зачем тебе дружба, которая чревата разными неприятностями?

Последний раз я была у него году в 2007-м.


А «порш» он подарил тебе или Диме? И какого цвета? Мне. Черного, но я его давно уже продала. Мне позвонил помощник Рамзана и сказал, что его друзья хотят сделать подарок. Я должна была 31 декабря вместе с Димой провести у них детское мероприятие — одна из дочерей Рамзана родилась в этот день, и она большая поклонница Димы. Дима был Дедом Морозом, я — Снегурочкой, получился очень смешной день рождения. У нас стоял борт на обратный путь, и вдруг нам говорят, что погода испортилась и никто не полетит. И мы остались. Женя ждал меня на Новый год, но пришлось отмечать его в Грозном.


И вот он тебе в благодарность...

Да. Его друзья подарили, узнав, что Батурин эвакуатором увез мою единственную машину с подземной стоянки. А так в Грозный я поехала на безвозмездной основе. Я думала, что он сможет помочь мне вразумить Батурина.


Он помог?

Рамзан попытался с ним поговорить. Но такие люди не лезут в семейные дела.


Ну а кто в итоге-то помог? Тюрьма помогла.


Я думала, что Плющенко попросил кого-то из правительства... Мне могли помочь по одному ребенку. Женя попросил, и с Батуриным поговорили серьезные люди из правительства. Он сказал: «Окей, Коля — нет проблем, но Андрея я не буду отдавать, она его не рожала».



У меня есть вопрос по поводу вашей с Женей свадьбы. Вы организовывали ее совместно с журналом «ОК!». Скажи, тебя не смущал тот факт, что ты выставляешь на продажу самый счастливый день твоей новой жизни без упыря?

Во-первых, это беспрецедентное событие — отдать 57 страниц на репортаж. Кстати, это был самый продаваемый номер в истории журнала. А во-вторых, они помогли нам в организации свадьбы. Это все равно бы распространилось, мы все равно куда-нибудь это отдали бы. Почему все отдают свадьбы?


Не все. Я не отдавала. Для меня было принципиальным, чтобы внутри не было ни одного журналиста. И я потом Глюк'oZу чуть не убила за то, что она одну фотографию выложила в твиттер — все гости были предупреждены о том, что ничего выкладывать категорически нельзя. Ты прекрасно понимаешь, что за мою свадьбу отдали бы любые деньги, но мне хотелось, чтобы это событие было только нашим.

Я, возможно, отчасти это сделала для того, чтобы человек понял, что я счастлива, и отвязался.

Назло Батурину?

Ну не то чтобы назло... Мне рассказывали, как он сжигал эти журналы пачка- ми. У него была куча врагов — начиная с сестры и заканчивая двоюродными братьями, с которыми он судился. Но он со всеми, кроме меня, ситуацию отпустил. Он продолжал про меня что- то выдумывать, писать, платил деньги, чтобы это ставили. Нужно было ему по- казать, что все мосты сожжены.


Куда ты ни за что не впустишь журналистов? Джигурда вот даже роды жены показал всей стране. А где твоя грань? Или ты полностью открытый человек?

Роды — исключено. В роддом я никого не пустила, хотя за съемку выписки деньги предлагали большие. Но я считаю, что до крестин ребенка показывать нельзя.


Ты будешь показывать Крещение?

Я уже показала.


Зачем? Вот я человек невоцерковленный, и вообще против Крещения в младенческом возрасте, но даже я считаю, что это настолько интимная вещь...

Один или два фотографа, закрытое помещение. Красивые фотографии...


Пусть придут к тебе домой и за твои деньги тебя сфотографируют. Зачем отдавать это журналу?

Зачем другие отдают?


Идиоты потому что. А если завтра все будут головой об стену биться?

Ребенка пасли, и это все равно вышло бы в интернете. Кстати, батюшки нашли в храме Илии Пророка, где мы кре- стили, камеру, которую установили «Лайф Ньюс».

«Лайф Ньюс» — подонки и уроды, и это их проблемы. Тебе это зачем?

Скажи, пожалуйста, почему Алла Пугачева, мудрейшая женщина, сделала для НТВ эксклюзив и показала детей? Чтобы перестали доставать. Няня выходила гулять с ребенком, за няней — машины. Чего только не делали. Но как только ребенка показываешь — сразу все прекращается.

Я понимаю. Наверное, один раз можно детей показать, но зачем это делать во время Крещения?

Мне никто за это не платил. Журнал HELLO! не платит, ты знаешь. Понимаешь, я предвидела то, что «Лайф Ньюс» предпримет любые попытки это осветить, но лучше сделать это красиво, нежели по-уродски.


По твоей логике выходит, что лучше саму себя красиво сфотографировать без трусов, нежели ждать, пока кто-то другой сделает это тайком и по-уродски.

Не в этом дело. Просто фотографии ребенка появились бы в любом случае.


Хорошо, я поняла твою позицию. Тогда другой вопрос по поводу воришек. Все мы видели твою старую переписку с Батуриным, опубликованную как раз «Лайф Ньюс». В ней ты приписываешь ему в том числе и нетрадиционную секс-ориентацию, называешь извращенцем и так далее. Не обидела ли коллег по цеху твоя скрытая гомофобия?

Эти оскорбительные выражения предназначались одному человеку. Никто из моих друзей не обиделся. Понимаешь, Батурин — это человек, у которого были разные истории, и я о них слышала не один раз. Но за руку я не ловила. С одной стороны, я понимаю, что это правда, с другой — в голове у меня это не укладывается. Я не контролировала его каждую секунду, но я видела, что интерес к моему окружению был большой.


А ты могла бы спать с мужчиной, который спал с другим мужчиной?

(После долгой паузы.) Если бы я его любила, и он бы меня любил, то мне было бы все равно. У меня есть пример, который многие знают: у меня в салоне был топ-стилист. На одном моем мероприятии он знакомится с девушкой, начинает ухаживать, а потом предлагает выйти за него замуж. Теперь у них семья.


Последний вопрос. Все знают о тво- ей любви к Chanel. Скажи, тебе не жалко тратить столько денег на одежду? Ты ведь бизнесвумен и должна понимать, сколько переплачиваешь за страсть к моде.

Мне бывает обидно. Я, когда только- только выходит коллекция, что-то заказываю в своем маленьком размере, пока он еще есть, а потом вижу это же платье на ком-то другом. Вот это меня напрягает. Обидно, когда покупаешь типа вещь limited edition, например, сумку Chanel в виде флакона духов, а потом видишь эту же сумку у тебя, у Кати Мухиной и еще у половины Москвы. Возникает ощущение, что тебя обманули за твои же деньги. Кутюр — да, пожалуйста, ты получишь платье, которое будет только у тебя одной. Но при этом ну не может стоить ткань и работа больше ста тысяч евро, если, конечно, это не какая-то специальная вещь.


А Женя понимает это твое увлечение? Он ненавидит шмотки. И он просто ненавидит Chanel — потому что в их бутике отказать мне в покупке просто невозможно (смеется).