Лучший секс

МЫ ДОСТОЙНЫ ЛУЧШЕГО


Кино и книги не просто отражают нашу жизнь. Они формируют наше отношение к реальности, и от того, что мы смотрим и читаем, зависит то, как мы любим. С самого детства нас преследуют изображения и целые сцены, а фильмы и книги воспитывают и направляют. В 30-е годы текстильная индустрия чуть не обанкротилась, потому что Кларк Гейбл в «Это случилось однажды ночью» носил рубашку на голое тело. А в 50-е, наоборот, майки вошли в моду благодаря Марлону Брандо в «Трамвае «Желание». Редакция SNC составила списки лучших и худших секс-сцен в кино, самых сексуальных героев в истории, а также вспомнила лучшие литературные описания.


«Любовник» (L'amant, 1992)

«Ночи в стиле буги» (Boogie Nights, 1997)

«Последнее соблазнение» (The Last Seduction, 1994)

«Девять песен» (Nine Songs, 2004)

«Секс и Люсия» (Lucia y el sexo, 2001)

«Жар тела» (Body Heat, 1982)

«Империя чувств» (Empire of the Senses, 1976)

«Море любви» (Sea of Love, 1989)

«Невыносимая легкость бытия» (The Unbearable Lightness of Being, 1988) «История насилия» (A History of Violence, 2005)



САМЫЕ СЕКСУАЛЬНЫЕ КИНОГЕРОИ И ГЕРОИНИ

Стэнли Ковальски (Марлон Брандо, «Трамвай «Желание», 1951)

Джессика Рэббит («Кто подставил кролика Роджера?», 1988) Душечка (Мэрилин Монро, «В джазе только девушки», 1959)

Селеста (Ким Бэсингер, «Моя мачеха — инопланетянка», 1988)

Питер Варн (Кларк Гейбл, «Это случилось однажды ночью», 1934)

Ихтиандр (Владимир Коренев, «Человек-амфибия», 1961)

Гильда (Рита Хейворт, «Гильда», 1946) Барбарелла (Джейн Фонда, «Барбарелла», 1968) Ксения Онатопп (Фамке Янссен, «Золотой глаз», 1995) Кэтрин Трамелл (Шэрон Стоун, «Основной инстинкт», 1992) Рик (Хамфри Богарт, «Касабланка», 1943) Шерлок Холмс (Роберт Дауни-мл., «Шерлок Холмс», 2009–2011)

Водитель (Райан Гослинг, «Драйв», 2011) Плакса (Джонни Депп, «Плакса», 1990) Бэтмен (Кристиан Бейл, «Бэтмен: начало», 2005, «Темный рыцарь», 2008, «Темный рыцарь:возрождение легенды», 2012)

САМЫЕ НЕСЕКСУАЛЬНЫЕ СЦЕНЫ СЕКСА В КИНО

«Детки» (Kids, 1995) «Основной инстинкт 2» (Basic Instinct 2, 2006) «Я знаю, кто меня убил» (I Know Who Killed Me, 2007) «Шоугелз» (Showgirls, 1995) «Всегда говори «да» (Yes Man, 2008) «Химера» (Splice, 2010) «Цвет ночи» (Color of Night, 1994) «Под покровом небес» (The Sheltering S , 1990) «Капризное облако» (Tian Bian Yi Duo Yun,2005)

«Интердевочка» (1989) и практически все советские и российские фильмы.



ДЖОН ФАУЛЗ ВОЛХВ

Она завела руки на затылок — сама беззащитность, сверхнагота, воплощенная покорность; мышцы скованы безмятежной негой, лишь бедра ритмично движутся навстречу и вспять. Поскрипывала пружинная рама... Я извергся — раньше времени, но сдержаться было немыслимо. По моим расчетам, угнаться за мной она не могла, — и однако, не успел я, уже обмякший, выйти наружу, как она взметнула руки, вцепилась мне в плечи, мелко и судорожно заерзала подо мной. А потом притянула к себе, впилась поцелуем в губы.



ВЛАДИМИР СОРОКИН

ГОЛУБОЕ САЛО Гитлер прошелся языком по раскрытой

раковине Весты снизу вверх, потом сверху вниз, впился в узкое влагалище. Но вдруг язык фюрера разочарованно отпрянул за его неровные зубы.

— Тебя уже проткнули! — воскликнул он, вводя палец во влагалище. — Свинство! Я бы сжег этого мерзавца на площади! Ах ты, похотливый ангел!




ГЕНРИ МИЛЛЕР

ТРОПИК РАКА

Я хотел растянуть удовольствие — выжать все возможное из своих ста франков. Но она шептала мне что-то, не умолкая ни на минуту, на том страстном постельном языке, который всегда так возбуждает, особенно в темной комнате. Изо всех сил я старался сдержаться, боролся как мог, но все эти усилия бесполезны, если женщина, которую вы сжимаете в объятиях, стонет, дрожит и шепчет: «Vite, cheri! Oh, c'est bon! Oh, oh! Vite, vile, cheri!» Я пытался считать в уме, но ее страсть действовала на меня, как набат. «Vite, cheri, vile!». При этом она содрогнулась всем телом с такой силой, что плотину прорвало, и все было кончено. Звезды звенели у меня в ушах, и мои сто франков пошли прахом, не говоря о пятидесяти, которые я дал ей раньше и о которых уже позабыл.



МИШЕЛЬ УЭЛЬБЕК

ПЛАТФОРМА

Она села на меня верхом; я воображал, что меня хватит надолго, но просчитался. Она, хоть и была совсем молоденькой, дело свое знала. Начала она очень нежно, лишь чуть-чуть надавливая на головку, затем опустилась на нескольк