Лучший секс

МЫ ДОСТОЙНЫ ЛУЧШЕГО


Кино и книги не просто отражают нашу жизнь. Они формируют наше отношение к реальности, и от того, что мы смотрим и читаем, зависит то, как мы любим. С самого детства нас преследуют изображения и целые сцены, а фильмы и книги воспитывают и направляют. В 30-е годы текстильная индустрия чуть не обанкротилась, потому что Кларк Гейбл в «Это случилось однажды ночью» носил рубашку на голое тело. А в 50-е, наоборот, майки вошли в моду благодаря Марлону Брандо в «Трамвае «Желание». Редакция SNC составила списки лучших и худших секс-сцен в кино, самых сексуальных героев в истории, а также вспомнила лучшие литературные описания.


«Любовник» (L'amant, 1992)

«Ночи в стиле буги» (Boogie Nights, 1997)

«Последнее соблазнение» (The Last Seduction, 1994)

«Девять песен» (Nine Songs, 2004)

«Секс и Люсия» (Lucia y el sexo, 2001)

«Жар тела» (Body Heat, 1982)

«Империя чувств» (Empire of the Senses, 1976)

«Море любви» (Sea of Love, 1989)

«Невыносимая легкость бытия» (The Unbearable Lightness of Being, 1988) «История насилия» (A History of Violence, 2005)



САМЫЕ СЕКСУАЛЬНЫЕ КИНОГЕРОИ И ГЕРОИНИ

Стэнли Ковальски (Марлон Брандо, «Трамвай «Желание», 1951)

Джессика Рэббит («Кто подставил кролика Роджера?», 1988) Душечка (Мэрилин Монро, «В джазе только девушки», 1959)

Селеста (Ким Бэсингер, «Моя мачеха — инопланетянка», 1988)

Питер Варн (Кларк Гейбл, «Это случилось однажды ночью», 1934)

Ихтиандр (Владимир Коренев, «Человек-амфибия», 1961)

Гильда (Рита Хейворт, «Гильда», 1946) Барбарелла (Джейн Фонда, «Барбарелла», 1968) Ксения Онатопп (Фамке Янссен, «Золотой глаз», 1995) Кэтрин Трамелл (Шэрон Стоун, «Основной инстинкт», 1992) Рик (Хамфри Богарт, «Касабланка», 1943) Шерлок Холмс (Роберт Дауни-мл., «Шерлок Холмс», 2009–2011)

Водитель (Райан Гослинг, «Драйв», 2011) Плакса (Джонни Депп, «Плакса», 1990) Бэтмен (Кристиан Бейл, «Бэтмен: начало», 2005, «Темный рыцарь», 2008, «Темный рыцарь:возрождение легенды», 2012)

САМЫЕ НЕСЕКСУАЛЬНЫЕ СЦЕНЫ СЕКСА В КИНО

«Детки» (Kids, 1995) «Основной инстинкт 2» (Basic Instinct 2, 2006) «Я знаю, кто меня убил» (I Know Who Killed Me, 2007) «Шоугелз» (Showgirls, 1995) «Всегда говори «да» (Yes Man, 2008) «Химера» (Splice, 2010) «Цвет ночи» (Color of Night, 1994) «Под покровом небес» (The Sheltering S , 1990) «Капризное облако» (Tian Bian Yi Duo Yun,2005)

«Интердевочка» (1989) и практически все советские и российские фильмы.



ДЖОН ФАУЛЗ ВОЛХВ

Она завела руки на затылок — сама беззащитность, сверхнагота, воплощенная покорность; мышцы скованы безмятежной негой, лишь бедра ритмично движутся навстречу и вспять. Поскрипывала пружинная рама... Я извергся — раньше времени, но сдержаться было немыслимо. По моим расчетам, угнаться за мной она не могла, — и однако, не успел я, уже обмякший, выйти наружу, как она взметнула руки, вцепилась мне в плечи, мелко и судорожно заерзала подо мной. А потом притянула к себе, впилась поцелуем в губы.



ВЛАДИМИР СОРОКИН

ГОЛУБОЕ САЛО Гитлер прошелся языком по раскрытой

раковине Весты снизу вверх, потом сверху вниз, впился в узкое влагалище. Но вдруг язык фюрера разочарованно отпрянул за его неровные зубы.

— Тебя уже проткнули! — воскликнул он, вводя палец во влагалище. — Свинство! Я бы сжег этого мерзавца на площади! Ах ты, похотливый ангел!




ГЕНРИ МИЛЛЕР

ТРОПИК РАКА

Я хотел растянуть удовольствие — выжать все возможное из своих ста франков. Но она шептала мне что-то, не умолкая ни на минуту, на том страстном постельном языке, который всегда так возбуждает, особенно в темной комнате. Изо всех сил я старался сдержаться, боролся как мог, но все эти усилия бесполезны, если женщина, которую вы сжимаете в объятиях, стонет, дрожит и шепчет: «Vite, cheri! Oh, c'est bon! Oh, oh! Vite, vile, cheri!» Я пытался считать в уме, но ее страсть действовала на меня, как набат. «Vite, cheri, vile!». При этом она содрогнулась всем телом с такой силой, что плотину прорвало, и все было кончено. Звезды звенели у меня в ушах, и мои сто франков пошли прахом, не говоря о пятидесяти, которые я дал ей раньше и о которых уже позабыл.



МИШЕЛЬ УЭЛЬБЕК

ПЛАТФОРМА

Она села на меня верхом; я воображал, что меня хватит надолго, но просчитался. Она, хоть и была совсем молоденькой, дело свое знала. Начала она очень нежно, лишь чуть-чуть надавливая на головку, затем опустилась на несколько сантиметров и зажала меня посильней. — О-о! Оом! О! о! — закричал я.

ОНА РАССМЕЯЛАСЬ, НАСЛАЖДАЯСЬ СВОЕЙ ВЛАСТЬЮ НАДО МНОЙ, ОПУСТИЛАСТЬ ПОНИЖЕ, СТЕНКИ ВЛАГАЛИЩА СЖИМАЛИСЬ МЕДЛЕННО И СИЛЬНО; при этом она смотрела мне прямо в глаза и улыбалась. Я кончил задолго до того, как она добралась до основания моего пениса.



ЭДУАРД ЛИМОНОВ

ЭТО Я - ЭДИЧКА

Я причащался его х..., крепкий х... парня с 8-й авеню и 42-й улицы, я почти не сомневался, что преступника, был для меня орудие жизни, сама жизнь. И когда я добился его оргазма, когда этот фонтан вышвырнул в

меня, ко мне в рот, я был совершенно счастлив. Вы знаете вкус спермы? Это вкус живого. Я не знаю более живого на вкус, чем сперма.






ДЭВИД ГЕРБЕРТ ЛОУРЕНС

ЛЮБОВНИК ЛЕДИ ЧАТТЕРЛЕЙ

Он распахнул рубашку, и Конни почувствовала прикосновение его голой груди. С минуту он лежал на женщине не шевелясь, тело его напряглось и подрагивало. Потом неистово заходило вверх-вниз. И не в силах сдержать накопившееся сладострастие, он почти тут же разрядил себя. Как чутко вняла этому Конни: во чреве одна за другой покатились огненные волны. Нежные и легкие, ослепительно сверкающие; они не жгли, а плавили внутри — ни с чем не сравнимое ощущение. И еще: будто звенят-звенят колокольчики, все тоньше, все нежнее — так что вынести невмоготу. Конни даже не слышала, как вскрикнула в самом конце...



ВИКТОР ПЕЛЕВИН

S.N.U.F.F.

Снимай нас камера, ничего особенного внешний наблюдатель не увидел бы. Возможно, наше соитие показалось бы ему похожим на брак двух ленивцев: вместо жизнеутверждающих движений, понятных любому доброжелателю, он увидел бы вялые поглаживания.

Но внутренняя реальность отличается от внешней.Через пять минут этого медленного танца я чувствовал себя бурлящим чайником, у которого сорвало крышу и то, что было раньше моей личностью, превращалось на огне невыносимого наслаждения в облако пара, в одну из тех выкипевших душ, что плывут в синей пустоте неба под видом облаков.



БРЕТ ИСТОН ЭЛЛИС

ГЛАМОРАМА

Она склоняется надо мной,

опрокидывает меня на кровать, усаживается ко мне на живот. Я ввожу в ее влагалище сначала один палец, затем второй, в то время как она своими пальцами ласкает клитор, и тогда я приподнимаюсь и начинаю сосать и лизать ее груди. Я вынимаю свои пальцы из ее влагалища и кладу их к себе в рот, говоря при этом, как дико мне хочется полизать ее киску, а затем легко опрокидываю Лорен на спину, развожу ее ноги в стороны и запрокидываю их так, что все ее складки раскрываются мне навстречу, и я начинаю двигать пальцами в ее влагалище, одновременно вылизывая и посасывая ее клитор. ЗАТЕМ Я СМАЧИВАЮ СОБСТВЕННОЙ СЛЮНОЙ ДРУГОЙ МОЙ ПАЛЕЦ И ПРОСКАЛЬЗЫВАЮ ИМ МЕЖДУ ЕЕ РЕБЕР НИЖЕ,ПОКА ОН НЕ КАСАЕТСЯ ЕЕ ДРУГОЙ ДЫРОЧКИ И НЕ НАЧИНАЕТ ЛЕГКО МАССИРОВАТЬ ЕЕ.

У меня уже колом стоит, я стаскиваю джинсы до коленей, задираю зад повыше и начинаю возбуждать себя, продолжая лизать Лорен, но тут она притягивает меня к себе на грудь, заставляя меня сосать ее соски, а я, по-прежнему массируя свой член, поднимаюсь еще выше, и мы начинаем жадно целоваться, и тогда она хватает мой член и начинает водить его головкой по своим набухшим складкам, пока он не проскальзывает к ней внутрь безо всяких усилий, и она начинает яростно двигаться подо мной, и я отвечаю ударом на каждый ее удар, и она кончает, но тут раздается жужжание интеркома, и голос привратника сообщает: «Лорен, к вам направляется Дамьен Росс», — и мы оба застываем как громом пораженные.


ВИКТОР ЕРОФЕЕВ

РУССКАЯ КРАСАВИЦА

Никогда при жизни храбрецом Леонардик не был, на подвиги не тянул, и долго, бывало, возилась я с ним, раздувая потухший, сырой костер, ой, буквально часами дуешь-дуешь, а все без толку, покуда из искры... такая тоска!.. ой! а здесь, смотрю, дело складывается по-иному, насел, груди руками сдавил, и не так, как прежде, слюняво, страдательно, а крепко, даже, может быть, чуточку крепче, чем надо, то есть именно так, как надо, сдавил, весь выпрямился и пошел! пошел! Я думаю: ну, вот! ну, вот сейчас!.. И мне самой даже интересно: вот, думаю, какие превращения, кто бы мог подумать! А он вдобавок что-то бормочет, вроде бы как: девочка ты моя, Жанночка любимая, то есть в роль вошел, вообразил невесть что и от этого еще больше распалился. Славно наяривает! Господи, думаю, это ж надо такое! Сначала интеллектуальными беседами про Бога занимал, а потом, сбросив личину, взялся за дело, ой, только еще, ой, еще, Леонардик! Ой, как сладенько, ой! ой! ой! как вкусненько... милый!.. ой! Ай! Господи! Ой, а-а-а-а-а!!! Я в подушку вцепилась, вгрызлась в подушку, ору. Кончила раз, другой, и снова забрало, забирает волнами, одна на другую набегает, тело прыгает. Боже ты мой! опомниться не дает, а у него — ну, лучше не придумаешь!.. И я стала визжать и кусаться, и из кожи лезть, подушку кусаю, а потом, чтобы себя совсем не растерять, палец большой в рот положила, сосу... Господи, силы дай!.. а он дальше, и дальше, и дальше, он все больше раз- гоняется и несется, спасу нет! Нет спасу! Ой! Ай! Остановись! Нет, еще!.. То есть ТАКОЕ! Кончаю за разом раз, уже ничего не понимаю, уже не знаю, что со мной, уже я вся свечусь, как жар-птица, уже меня нет, я вся там, и он со мной, и торжествует, и с какими-то замысловаты- ми невыносимыми вибрациями входит, как только Карлос умел, да и то не совсем, несмотря на парижский шик, только чувствую: ближе! ближе! Ой! Ору. Мамочка родная! Ой! А он все ближе и ближе и сейчас нас обоих не будет — Леонардик! — Жанночка! — в су- дорогах и слезах поплыла-поплыла — дернулась! — и СВЕРШИЛОСЬ.


ПИТЕР ХЁГ

ЖЕНЩИНА И ОБЕЗЬЯНА

Они едва поцеловали друг друга. Чмоканье и фамильярность, которые могут присутствовать в поцелуе, были бы в данном случае окольным путем. Маделен была очень мягкой, очень теплой и очень готовой принять его в себя. И именно в это мгновение Эразм остановился, и на мгновение Маделен показалось, что возникло какое-то недоразумение.

— Иди же, — сказала она. Он не двигался, и она нетерпеливо при- поднялась на локте и посмотрела на обезьяну... Она пыталась остановиться, конечно же, она пыталась выйти из игры.

ОНА ЖДАЛА,ЧТО ОТВРАЩЕНИЕ НАПОЛНИТ ВСЕ ЕЕ ТЕЛО.НО ОНО НЕ ПРИХОДИЛО,ВМЕСТО НЕГО ПОЯВИЛОСЬ НЕ ЧТО ДРУГОЕ,ЕЩЕ БОЛЬШЕ ЖЕЛАНИЯ,ТРЕБОВАНИЕ,КОТОРОЕ НЕ ТРЕБОВАЛО ОТЛАГАТЕЛЬСТВ…

— Пожалуйста, — попросила она. Эразм вошел в нее с какой-то нежной жестокостью, по золотому серединно- му пути между болью и чувственностью, и одновременно она укусила его за мочку уха, осторожно, но вместе с тем глубоко, пока не почувствовала на кончике языка первый железистый вкус крови и ее ноздри не наполнились ароматом, целым морем ароматов, континентом ароматов, животного, мужчины, звезд, горящего дерева, надувных матрасов и

горелой резины.