Девушка в черных колготках: грустная правда об Эди Сэджвик


Свой последний вечер Эди Сэджвик, тусовщица и икона свингующего богемного Нью-Йорка 60-х, провела на вечеринке. По пути домой поссорилась с мужем, перед сном перебрала с таблетками и утром 16 ноября 1971 года уже не проснулась. Ей было всего 28.

Ее любимой книгой была «Алиса в стране чудес», но "временная петля" Седжвик оказалось намного жестче: когда в 22 года Эди получила в наследство от бабушки 14-комнатную квартиру в Нью-Йорке, за ее плечами уже было огромное родительское состояние, один аборт, несколько неудачных романов и серый “Мерседес”, который уже к 23 годам она разбила вдребезги.


Эди происходила из знаменитой семьи аристократов. Среди родственников - спикер палаты представителей США при Джордже Вашингтоне и создатель Центрального парка в Нью-Йорке. Отцу Эди, еще до ее рождения, поставили диагноз «биполярное расстройство». Врачи категорически не рекомендовали ему иметь детей (недуг передается по наследству), но они с женой родили 8х. «Та ветвь Седжвиков – просто кучка сумасшедших. Психические болезни – это у них в крови».




Cтав студенткой Кембриджа в 1963 году, Эди пустилась во все тяжкие. Ее учеба не продлилась долго. Уже в 1964-м она переехала в Нью-Йорк, где передвигалась исключительно на лимузинах, ела в лучших ресторанах, танцевала до утра на вечеринках.



В январе 1965-го друг Эди привел ее на «Фабрику» Энди Уорхола. «Она танцевала, словно древняя египтянка - красиво, грациозно наклоняла голову. Так не умел больше никто. Люди так и называли этот танец – "седжвиком", - вспоминал художник их первую встречу.

Ей – 22, ему – 37. Она становится звездой «Фабрики», снимается в короткометражках, но творчество не приносит удовлетворения. «В ней была поразительная пустота и ранимость, которые делали ее отражением интимных фантазий любого. Она могла быть всем, чем захотите, – девочкой, женщиной, умной, глупой, богатой, бедной – всем, чем угодно. Она была чудесным, прекрасным чистым листом», - писал Уорхол.


Текст: Александра Луцива