Закрыть
Оксана Ярмольник: «Я ненавижу модную тусовку»
26.11.2015

Оксана Ярмольник: «Я ненавижу модную тусовку»

Автор: SNC
Фото: Дмитрий Смирнов  
Нет времени на весь текст?
ЧИТАЙТЕ СПОЙЛЕР

Оксана Ярмольник не любит Никаса Сафронова и считает, что все его творчество – полное говно. А еще она всегда говорит правду, немного брюзжит и пытается дружить с Михаилом Прохоровым.

Обсудить статью
читайте также
Секс-минутка с Ашишем Гуптой Как преуспеть в ресторанном бизнесе в непростое для страны время Интервью со стопами Умы Турман Интервью с социальной сетью Facebook, которую построил Марк Цукерберг Земфира: «Я не могу полюбить плохого ­человека, только хорошего» Интервью со лбом Николь Кидман Интервью с родинками Натали Портман Ирина Шакурова: «В бар приходят за атмосферой» Владимир Киселев: «У меня всегда было желание поучаствовать в съемке или показе какой-нибудь коллекции» Антон Беляев о Сахалине, подарках от фанатов и планах на Новый год (да, уже) Интервью с фамилией Риз Уизерспун Тони Майерс: «Мои фильмы дают возможность подрастающему поколению увидеть космос, который не покажут в «Стартреке» Интервью с короной на голове у Шарлиз Терон Коллектив NO ZU о планах, путешествиях и скорой «Стрелке» (с приветом из Австралии) Интервью с кошачьими стрелками Адель Антон Ковальков: «У чеснока есть аккаунт в Instagram. Ты можешь себе представить?» Grammy от Eminem: как певица Полина Гудиева весь мир покорила Певица и композитор Нюша: «Я умею слушать и при этом слышать человека» Музыканты DANTE и ELVIRA T о правильном питании, личной и лишней жизни Участники группы BrainStorm о творчестве, планах на праздники и экстриме Полина Киценко: «В дружбе важно умение разделить свой успех». Снежана Онопка: «Я не скандалистка, я просто отстаиваю свою точку зрения» Алексей Киселев и... Алексей Киселев о сорокалетии, Мальдивах и кумирах Интервью Ксении Собчак с Евгенией Линович: Москва-24 15 вопросов Жанне Бадоевой: об «Орле и решке», «Инстаграме» и туфлях Мама Наташи Молчановой: «Наташе уложили волосы, накрасили, и она сразу превратилась из ребенка в девушку» Интервью с животом Шакиры Писатель Сергей Лебедев о памяти, истории и «Фейсбуке» начала XX века Как создавалась «Призма»: Алексей Моисеенков раскрывает секреты (но не все) Александр Арутюнов: «В московской фешен-тусовке нет мужиков»

Оксана Ярмольник казалась мне странной: столько возможностей, такая семья – и вдруг какие-то детские мягкие игрушки- зверюшки? Вроде бы волевая, сильная женщина, коня на скаку остановит – и вдруг зайчики и кенгурушечки в рюшах. Как-то немасштабно...

Кроме того, я знала, что Оксана – опасный собеседник за светским столом: может высказаться правдиво, но жестко и зло. В этом мы похожи, но Оксана, признаться, сильно меня превзошла. Написать Никасу Сафронову в его же альбом, что он – говно!.. Таких высот троллинга не покорила даже я. Но все впереди – у Оксаны есть чему поучиться:)

В одном интервью вы сказали: залог удачной семейной жизни – то, что женщина должна работать.

Конечно.

Когда вы это поняли?

Когда родилась. (Смеется.) Мамы у меня не было, она умерла очень рано. Мамина сестра, моя тетя, говорила: «Оксана, надеяться можно только на себя. Мужья приходят, уходят, меняются, умирают, их вообще может не быть».

Вы рано начали работать?

В институте (Оксана окончила Московский текстильный институт. — Прим. SNC). Я дружила с югославской компанией, и в какой-то момент югославы стали привозить фирменные этикетки. Как-то за ночь я сшила платье, мы пришлепали на него этикетку и продали. Дело пошло, и я всегда могла заработать. Окончив институт, попала по распределению на шляпную фабрику «Зарница». Нужно было приходить по гудку к семи утра и уходить тоже по гудку – в семь вечера. Представляешь, что такое головной убор в советское время? Шапка-чалма, детский шлемик, одна «мужская шляпа фетровая формованная» и одна формованная женская – вот и план на месяц! Я рисовала их за 13 минут, потом два дня это отшивали – и все, делать нечего. Ужас! Выходить нельзя, мы часами сидели курили. Слава богу, я забеременела, у меня поднялось давление, понизился гемоглобин, я ушла в декрет и больше никогда на эту работу не возвращалась. Но мне это много дало потом, когда я начала работать в театре. А диплом я защищала в цирке. Моим руководителем была Марина Зайцева, бывшая жена Славы Зайцева, мама Егора – феноменальная женщина, просто гений. Все, что умеет Слава, – это Марина, все, что умеет Егор, – это мама и папа. Марина всю жизнь работает в цирке художником-постановщиком. Я отшила несколько вещей для представления, назвала коллекцию «Цирк».

А потом вы стали работать в театрах.

Да. Саша Боровский и Женя Каменькович позвали в «Эрмитаж» – ставить «Маленького гиганта большого секса»: это первая в России постановка Фазиля Искандера. Я шила костюмы для артистов – сама, дома. А потом случилась «Табакерка». Но мне надоел театр. Сейчас, впрочем, делаю спектакль в Малом, но для меня это какой-то атавизм.

Вы не очень любите современные постановки. Я, наоборот, люблю именно современный театр и не люблю классический, мне кажется, его время ушло. 

Дело в том, что мы выросли на Таганке, на спектаклях Юрия Петровича Любимова. Поэтому то, что происходит сейчас в современном театре, – оно не современное, уже пройденное, это повтор, но в худшем исполнении, потому что артисты уже не те. Это правда.

Ваш любимый театральный режиссер?

Из сегодняшних – Женовач. И Валерий Фокин – не очень ровный, но осмысленный и глубокий. Что до мастеров современной формы, то мне нравится Андрей Могучий. Но из гоголевской «Женитьбы» он сделал прямо братьев Коэн.


Это мои любимые режиссеры.

Я их тоже очень люблю, но мне не хватило текста. У Гоголя гениальный текст – но как актеры его произносят?! Между актерами должна быть игра, как в теннисе, ты мне, я тебе – театр на этом и строится. А когда они обращаются «через зрителя» – игра теряется. Это не только мое мнение.

У вас огромный багаж: хорошее образование, множество театральных постановок, вы в прямом смысле своими руками овладели профессией. Почему вы не стали развиваться, почему не продаетесь в модных бутиках? 

Ксюш, я никогда не пойду кого-то о чем-то просить.

Но это же бизнес, так устроено. Это как актеру сказать, что он не очень любит встречаться с режиссером.

На самом деле это не такой уж бизнес. Одежда – для удовольствия. Я делала интерьеры – вот это был бизнес. Оттуда тоже плавно ухожу, хочу на пенсию. Это утомительно, очень много ответственности за людей, которым ты даешь работу. Я бы уже сидела в огороде и писала бы книжки и картины, чтобы вообще ни с кем не связываться.

Все люди, с которыми я общалась перед интервью, говорят, что у вас очень непростой характер. Про меня тоже так часто говорят.

У меня мерзкий характер.

Говорят, что вы сложная, злая на язык.

Они меня так воспринимают – ну что ж, значит, такие люди. Есть те, с кем я добрая, к кому всегда прихожу на помощь. Например, с Леней (супруг Оксаны, актер и телеведущий Леонид Ярмольник. – Прим. SNC), мы все делаем вместе. Я его направляю. Понимаешь, мне всегда хочется, чтобы человек знал правду. Люди друг другу льстят, говорят комплименты, а потом такое говно делают. Ахают: «Ой, чудный спектакль!», когда хочется сказать: «Знаешь, твой конек – не театр. Твой конек – математика», «Ты прекрасный актер. Зачем ты стал режиссером?»

Можно сказать это и другими словами. Творческие люди – очень ранимые. Я уверена, Лене Ярмольнику вы говорите это мягко. Есть ли люди в Москве, которых вы откровенно не любите?

Есть. Например, прекрасный художник Никас Сафронов. У меня с ним своя история. Что вы хохочете?

Сама фраза «прекрасный художник Никас Сафронов», мне кажется, уже забавна.

Я с ним сталкивалась несколько раз. Как-то составляла список приглашенных на благотворительную акцию в галерее «Дача». На мероприятии появляется Никас. Я спрашиваю: «А этого кто позвал?» Разводят руками – сам приехал. Сафронов вычисляет, где что происходит, появляется, дает интервью о том, какой он прекрасный, как он всем помогает. При этом ничего не делает. Начинает торговаться, поднимает лот до предела. Человек, который хотел купить лот, соскакивает. А Никас смывается, не выкупая. Такое было дважды. Случился и третий раз: мы проводили акцию «Куклы от звезды» в «Метрополе», деньги собирались на конкретных детей, пофамильно. Было двадцать кукол, двадцать детишек. Никас появился в тренировочных штанах – из бани, как мне сказали. Я была в шоке. Наблюдаю: делает то же самое. Поднимает последний лот до пятнадцати тысяч долларов; человек, который был готов купить куклу за одиннадцать, дальше не торгуется. Я спрашиваю организаторов: «Деньги отдал?» – «Сказал, что он из бани, денег нет. Привезет завтра». – «Вранье! Не привезет. Я сама прослежу». На следующий день звонит его секретарша. Я говорю: «О, как хорошо! Вы, наверное, хотели привезти деньги?» – «Да нет, там Никас хотел что-то вам передать». Я рассвирепела: «Знаете что, Никасу передайте, что если эта сволочь опять не отдаст деньги, я соберу пресс-конференцию, я такое устрою! Я этого козла собственными руками урою! Он украл! Он убил ребенка! Он украл у ребенка жизнь! Эти деньги уже были, он их украл, скотина!» В общем, я приехала домой, муж – мне: «С ума сошла! Зачем ты так ему?» – «Леня, я ему сказала, что он гондон. Не удержалась, сказала: «Передайте этому гондону» (Смеется.) – «Слушай, он тебя убьет – наймет кого-нибудь и даст по голове. И правильно сделает». Я ответила: «Лень, он скотина. Я готова сама выйти и дать ему по морде».

Деньги-то в итоге отдал?

Нет. Но из-за того, что девочки очень взбудоражились и никто не хотел скандала, Никаса прикрыли. Мне сказали, что он отдал деньги, но я знаю, что это не так. Спустя некоторое время Никас присылает нам свой альбом. Я открываю, там написано: «Дорогой Леонид Исаакович, я мечтаю написать ваш портрет, но знаю, что Оксана плохо относится к моему творчеству. Надеюсь, она посмотрит альбом и изменит свое представление обо мне как о художнике». Я пишу ответ: «Альбом посмотрела. Мнение не изменила. Художник – говно». И отправила ему назад (смеется). Ну я такая вообще. Мне плевать. Пусть знает, что он говно художник. И врун! Воровал чужие работы, подписывал чужие работы своим именем и продавал!

Это смешно. (Смеется.) Но правда. Смешно, но правда. У вас всего одна такая вопиющая история?

Ну вот такой ненависти – да, одна. Ксюш, на самом деле я очень люблю людей, особенно талантливых.

Я знаю историю с режиссером Валерием Тодоровским. Он хотел пригласить вас костюмером в «Оттепель». Ему очень нравилось, как вы работаете. Но взбунтовалась группа: «Мы не будем работать с Оксаной, потому что у нее скверный характер. Мы не хотим».

Да. Потому что я – перфекционист. Если человек работает со мной, то так, как я считаю нужным. А все же привыкли пить кофе без конца. Платье не снимать. Представляешь? С Дуней Смирновой мы делали «Отцов и детей» (четырехсерийный художественный фильм по роману Тургенева, 2008. – Прим. SNC). Вот мое голубое платье с кринолинами, кружевами – одно на всю сцену. Перерыв. Триста раз говорю: «Девочки, снимите платье! Наденьте халаты! Не надо пить каркаде в этом платье!» Потом наблюдаю картину: «Конец! Сейчас всех убьют! Все!» Бежит Адабашьян (Александр Адабашьян, сценарист картины. – Прим. SNC) несчастный, волосы дыбом. «Что случилось?» – «На платье вылили, вот так, прямо на юбки, на голубые оборки, чай каркаде – вот это красное, жуткое...»

А в «Оттепели» знаете, кто конкретно вас изжил?

Нет. (Улыбается.) Валера сказал, что группа, но не знаю, кто именно. Но я не расстраиваюсь, потому что все, что я хочу сделать, я хочу сделать одна. Сейчас книжку покажу. Игрушки. Я делаю их сама. Ни от кого не завишу. Творю что хочу. Получаю колоссальное удовольствие. Все мои работы любят. А злые люди – мало ли что они говорят?


Оксана, рубрика «Советы бывалых». Мы с вами в некотором смысле имеем общую ситуацию. За два года супружеской жизни я поняла, что муж-актер – это очень специфическая история. Это не плохо и не хорошо. Но тут есть какие-то свои законы: когда похвалить, когда поддержать. Недавно я сыграла в театре, чтобы понять какую-то часть жизни Максима,  хотя не собиралась и не собираюсь становиться актрисой. Я думала, что этот опыт нас сблизит. А в итоге во время репетиций мы ругались как никогда – ни до, ни после. В чем секрет долгой супружеской жизни с актером? Ведь это очень особенные люди. Расскажите. 

Расскажу одну историю. Спектакль «Горе от ума» в Малом театре, который мы с Женовачем поставили в 2000 году, до сих пор идет и безумно любим народом. Он считается одним из самых лучших. Леня отправился на премьеру, а я слегла с температурой и не пошла. После первого акта муж вернулся злой: «Мне стыдно, что моя фамилия на афише этого спектакля». Я сказала: «Хорошо. Буду писать свою девичью». Дело в том, что Леня заревновал. Ревность – очень сильная штука, особенно у мужчин, особенно у актеров. Не дай бог вы вступили на его профессиональную территорию и у вас что-то получается! Или даже если у вас не получается, но вы вызываете больше интереса, чем он, – ревность будет присутствовать такая!.. А если что-то получается, да еще аплодисменты – его сердце разрывается. Это специфика профессии. К счастью, я никогда не играла с Леней на сцене. Но и без того хватило: когда я начала делать мягкие игрушки, муж твердил: «Мне стыдно! Ты торгашка!» – «Леня, я не торгашка, я художник». – «Ты продаешь игрушки». – «Продаю не я, их покупают в магазинах». Теперь он очень рад и гордится. Все равно – успеху завидуют. 

Каждый мужчина-актер имеет женские качества. Согласны?

Конечно. Актеры рефлексируют чаще и больше представителей других профессий. Несчастные люди, а что поделаешь? У них очень зависимая работа, повезет не повезет. Возраст, материал, режиссеры – все имеет значение. Вот чем отличался Театр на Таганке? Каждый актер имел вторую потрясающую профессию. Кто-то пел, писал музыку, стихи, пьесы, кто-то режиссировал. Те люди могли открыть свой театр, снять кино, дать концерт на эстраде. А нынешние – они и текст-то еле произносят.

Ну не все. Вы часто говорите – я читала интервью: «Вот сейчас молодежь только деньги интересуют! А мы в молодости интересовались книгами...»

Где я такое говорила? В Интернете несколько тысяч якобы моих интервью, которых я не давала.

Вы даже сейчас говорите: «Сегодня актеры...» Сейчас тоже разные актеры. В этом есть такое... брюзжание старшего поколения.

Есть. Есть брюзжание. Мы это понимаем, но и брюзжим по делу. И вы будете брюзжать. И мороженое по семь копеек будет казаться самым вкусным. И это касается не только актерства. Уходит школа. Например, в нашем институте сейчас преподают долдоны, которые были двоечниками и троечниками. Те, что остались на кафедре, что-то мыли, что-то подписывали, защитились. И эти люди теперь доценты, деканы, они преподают. А врачей кто учит? А ракеты падают почему? Это все звенья одной цепи. Образование на нуле. 

Это правда.

Отсюда все проблемы. И актерские, и медицинские, и инженерные. К сожалению. 

Вы стали говорить про брюзжание – и, безусловно, правы. Я сейчас как раз нахожусь в пограничном возрасте. Мне тридцать три года – это сложная история, переходная. Вчера посмотрела прекрасный фильм, который мои друзья сняли для Первого канала, про Бродского и, в частности, его женщин. На фото с поэтом – невероятные красавицы. Сейчас им по восемьдесят, девяносто лет; многие прекрасно выглядят для своего возраста, но все равно это уже не те пышущие молодостью и здоровьем двадцатилетки. Это же больная тема для красавиц – тема возраста. Мне кажется, больная вообще для всех. Но для красавиц особенно. Вижу это и на примере своих подружек. Сама я никогда не была красавицей и не так ощущаю потерю.

О чем вы? Какая потеря? Вы только расцветаете. У женщины самый красивый возраст – от тридцати до сорока лет. Правда. Девятнадцать лет – это не красиво. 

Я не хочу вас задеть – поверьте, я и о своей маме так говорю, – но вы были ослепительной красавицей в молодости. Вы сейчас прекрасно выглядите – красивая, эффектная, за собой следите. Но все равно вам уже не восемнадцать. Как справляетесь?

Были, конечно, моменты шока: «Ё-моё, какой ужас! Тут подрезать, тут подтянуть, не есть, не пить». Но это проходит. Смотришь в зеркало и думаешь: «Для своих пятидесяти пяти я еще ничего». А сейчас я занимаюсь ЛФК. Для меня теперь главное, чтобы я утром проснулась и просто нормально встала, чтобы не болела спина.

Тяжело было принять себя? Каким был этот период?

Мерзотным. Но не смертельным. Ко всему нужно относиться мудро и с юмором, потому что все мы стареем. Кому-то везет – например, Галине Борисовне Волчек. Она с каждым годом становится краше. Очень красиво стареет... Странно, неужели все меня считают такой мерзотной? Мне кажется, я такая веселая, остроумная, всем помогаю, добрая. Я очень люблю своих друзей. Очень. И Леня тоже. Мы всегда готовы помочь, у нас всегда гости.

Про Леню я это точно знаю.

А кто гостей зазывает? Я! Я говорю: «Леня, будут гости!» И он давай разводить уголь для шашлыков. У нас такой дом. Правда, к сожалению, сейчас компания сократилась. В свое время мы дружили с Ваней Дыховичным, он у нас прямо жил. Это был наш круг: Боря Хмельницкий, Леня Филатов, Олег Янковский, Александр Абдулов.

Сейчас, я знаю, вы общаетесь с Прохоровым. Не злитесь на него? 

Я не злюсь, я его жалею.

Вы же правдорубка, говорите все как есть. Видите, какая ситуация получилась с выборами в депутаты (В 2014 году Леонид Ярмольник, член партии «Гражданская платформа», был выдвинут для участия в выборах в Мосгордуму после того, как свою кандидатуру сняла сестра Михаила Прохорова Ирина. Проиграв, он заявил, что «никогда больше в выборах участвовать не будет, потому что большего безобразия и большего бесстыдства в своей жизни не видел»: «Я по два раза в день встречался с избирателями во дворах. Я знаю, что все эти люди за редким исключением проголосовали за меня. А победила «Единая Россия». – Прим. SNC). Вы про Никаса Сафронова сказали абсолютную правду, я готова подписаться под каждым словом. Люди такое уважают: «Все молчат, а она говорит как есть». Вот и скажите, не кажется ли вам, что история с выборами и Мишей Прохоровым вышла какая-то не совсем правильная?

Я Прохорову сказала: «Миш, такого ощущения вылитого на голову говна мы с Леней еще не испытывали». Хотя знали, что скорее всего все так и будет. Я в самом начале говорила: «Лень, зачем тебе это надо? Будешь сидеть с людьми в пиджаках с вот такими вот рукавами?» Уповали на то, что Леня все-таки артист и народ его знает. Была такая надежда.

Не жалеете, что вообще связались с прохоровской командой? Могли бы просто дружить с Мишей, зачем политика?

Мы и сейчас дружим. Миша – человек увлекающийся. Казалось, что все будет нормально, а когда стало не нормально, я сказала: «Миш, понимаешь, мы потратили время, чтобы понюхать кусок говна. Но все равно это опыт».

Вы-то участвовали в выборах?

Я поехала, поставила галочку – все. Помню, друзья говорят: «Мы идем голосовать за Леню». Я им: «Пойдете вы, не пойдете – все равно будет так, как надо». Но что самое противное – мы приехали на участок перед самым закрытием. Там сидят какие-то тетки, бабушка трогательная на костылях. «Я, – говорит, – за вас голосовать пришла». Мы: «Ну что вы, спасибо». Никто даже не заходил в кабинки, все открыто ставили галочку за Леню и бросали бюллетень в урну. Нам говорят: «Здесь девяносто девять процентов голосовали, Леонид Исаакович, за вас!» Через час – победила «Единая Россия». Ну это было все понятно. Но неприятно. Ксюш, Миша делает то, что нужно. Потому что если он будет делать что-то другое, Мишу очень легко лишить всего, что у него есть.


Заключительный вопрос. Вы уже, хотите или нет, вошли в историю России. Как жена Ярмольника, как девушка Высоцкого... А если бы вы сами могли писать историю, то в каком качестве вам хотелось бы, чтобы вас помнили? 

Мне хотелось бы, чтобы друзья помнили меня как хорошую подругу. А родственники – как маму, бабушку. Все. 

То есть амбиции художника, модельера для вас не так важны?

Я еще в институте поняла, что никогда не буду таким модельером, каким хотелось. Потом, у нас уже был Слава Зайцев.

А сейчас?

Когда я показывала коллекцию на российской Неделе моды в Гостином Дворе, я написала, что я это делаю в первый и последний раз. Разговоры, сплетни, жуткие безвкусные страшные коллекции – я ненавижу модную тусовку. Я ненавижу этих людей. Клянусь. Меня бесят стилисты, визажисты. Есть очень талантливые, но, Ксюш, их единицы. Модельеров, которых я обожаю и считаю настоящими художниками, и того меньше. Вот Таня Парфенова – это да. Тот же Слава Зайцев. Они художники. Я смотрю на то, что делает молодежь, и не понимаю, что, откуда, почему и как. А безвкусные вещи, еще и плохо сшитые? Когда появился Чапурин, я просто хохотала в голос. Понимаешь, моделирование – это не только дизайн одежды. Это еще качество исполнения. Вычурную одежду делать легко, но очень трудно сшить обычное платье, которое будет классно сидеть. Недавно приезжала какая-то чувиха из Питера – из тех, что считают себя дизайнерами, шьют на деньги своих мужиков. И я попала на ее показ. Боже мой! Ничего страшнее я не видела! Это просто ужас! Это даже не дизайн. Она надела моделям на головы какие-то штуки, наполненные ватой, какие-то яйца, без бровей – ну ужас! Раз уж ты прицепил на голову яйца, то и одежда должна быть запредельно футуристическая, а там девушки шли в каких-то юбочках. Когда появилась... Как ее зовут... с Мамутом которая жила?

Ахмадуллина.

Вот. Да. У нее был период, когда она делала сильные вещи. Мне нравилось. Но потом все ушло в коммерческую простоту.

Да уж, фразу «Ненавижу всю эту фэшн-тусовку» я понимаю (смеется). 

Терпеть не могу. 

Опубликовано в номере SNC июль/август


















А вас бесит модная тусовка?

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ

Певица авангардно выглядит в образе космической зебры. Верните на место платье шальной императрицы, к нему мы уже хотя бы привыкли.
новые trashsetter’ы
Йен Сомерхолдер и его 9 женщин
3 часа назад
Йен Сомерхолдер и его 9 женщин
Сегодня одному из самых сексуальных экранных вампиров исполняется 38 лет. Сколько женщин успел покорить этот голубоглазый красавчик?
Спорт по типу фигуры: что подходит именно вам (и еще 6 звездам)
19 часов назад
Спорт по типу фигуры: что подходит именно вам (и еще 6 звездам)
Вы наверняка уже в курсе, какой у вас тип фигуры, его ведь нужно знать, чтобы правильно одеваться, выбирать диету, да и вообще из дома выходить. Спасибо промастеру направления тренажерных залов федеральной сети фитнес-клубов X-Fit Антону Афанасьеву, теперь эта инфа еще и пригодится для похода в спортзал.

9 признаний звезд, которые заставят вас расхотеть быть знаменитыми
20 часов назад
9 признаний звезд, которые заставят вас расхотеть быть знаменитыми
Прежде, чем принять участие в каком-нибудь шоу талантов или создать свой бренд модной одежды, прочитайте эти чистосердечные признания звезд. Возможно, они заставят вас остаться дома.
ТЕСТ: Как выглядели бы «Инстаграмы» поэтов сегодня?
21 час назад
ТЕСТ: Как выглядели бы «Инстаграмы» поэтов сегодня?
Хотели бы наблюдать дуэль Пушкина в stories или залайкать селфи Лермонтова на фоне Эльбруса? Такую возможность мы вам, конечно, не предоставим, но погадать, как могли бы выглядеть аккаунты известных поэтов сейчас, SNCMedia уж точно под силу.
Новогодний гороскоп: в чем встречать год красного петуха всем знакам зодиака
22 часа назад
Новогодний гороскоп: в чем встречать год красного петуха всем знакам зодиака
Обычные предсказания астролога на неделю мы и так исправно публикуем, а вот точечно-модные делаем достаточно редко. На этот раз мы решили воспользоваться тайными потусторонними астрологическими силами планет, чтобы рассказать вам, какая вещь (да-да, наш фешен-редактор только о шмотках и думает) принесет вам счастье в первые часы нового года.
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз на 5–11 декабря
Вас ждет очень продуктивная и удачная неделя. Все жесткие аспекты, которые подталкивали и даже принуждали вас к действиям, расходятся.