Закрыть

Ольга Ростропович: «Я мечтаю, чтобы люди жили в мире без бомб»

Автор:

Ольга Ростропович не просто дочь двух символов России: Галины Вишневской и Мстислава Ростроповича, но и выдающийся деятель культуры, бизнесвумен и мама. В этом эксклюзивном интервью мы поговорим о ее личности и родителях, ее ценностях и мечте, а также оперном фестивале Галины Вишневской в Сочи.

Ольга Ростропович

Ольга Ростропович

Ольга Ростропович

Дочь великого виолончелиста и блистательной певицы появилась на свет в центре Москвы. В шестилетнем возрасте Оля поступила в Центральную музшколу (класс фортепьяно), в 13 лет начала заниматься игрой на виолончели. В 1974 году была вынуждена вместе с родителями покинуть СССР – семья отправилась в США. Там Ольга Мстиславовна и окончила самый престижный музыкальный вуз Северной Америки – Julliard School оf Music по классу виолончели. Позже была профессором кафедры виолончели в Manhattan School of Music, вела активную концертную деятельность. С 2007 года – президент Фонда культурных и гуманитарных программ М. Л. Ростроповича. В 2009 году стала помощником художественного руководителя Центра оперного пения Галины Вишневской, а в 2011-м возглавила коллектив центра. 

Antonio Alizzi

alizzi@acmgroup.info

Antonio Alizzi

Antonio Alizzi

В вице-президенте ACMG, сицилийце, удачно соединилось все: он и дипломированный специалист по международным отношениям, и магистр HR, защитивший докторскую по теории управления бизнесом, и автор множества научных работ по бизнес-инновациям, в том числе в медиа. С 2011 по 2014 год Антонио преподавал издательское дело в Веронском университете. В конце 2014 года был назначен главой департамента имиджа и коммуникаций компании «Calzedonia Россия», а спустя два года – и координатором «Calzedonia Великобритания», что тоже добавило ему вистов. В конце 2016 года Антонио присоединился к международной медиагруппе ACMG (Forbes, L’Officiel, Geo, SNC, Numéro, Golf Digest и другое) в качестве первого вице-президента. Антонио часто ездит в командировки, но живет и работает в Москве.

Ольга, у вас есть друзья, настоящие друзья?

Я знакома и общаюсь с огромным количеством людей, но настоящих друзей в моей жизни всего двое. Для меня дружба – это очень близкие и глубокие отношения, как с членами семьи. Настоящие друзья – удивительная редкость и ценность, которую нужно уметь сберечь. Чтобы дружить, недостаточно просто любить человека: нужно быть готовым работать над собой, идти на какие-то компромиссы, доверять и всегда быть очень честным. Я счастлива, что в моей жизни есть два по-настоящему близких друга.

Согласны ли вы, что подростковый возраст – идеальный возраст для построения дружбы?

Да, согласна. Настоящие друзья – они со школы, университета и консерватории. Мы вместе взрослеем, творим, гуляем, меняемся… И достигаем чего-то тоже вместе. Дружба – это когда вы меняетесь и меняете мир вокруг себя вместе. 

Какие города для Вас самые любимые?

Москва, где я живу и работаю. Париж, один из самых красивых и удивительных городов мира, и Нью-Йорк.

Вы жили много лет за границей: чувствуете ли вы себя русской?

Я не только чувствую себя русской, но и очень горжусь тем, что родилась и живу в этой великой и необыкновенной стране. У нас, русских людей, сильный характер и широкая, можно даже сказать, необъятная душа, над загадкой которой всегда бились величайшие умы – писатели, художники, философы. В России поразительно тонко чувствуют душу человека и всегда стремятся погрузиться в ее самые потаенные глубины. На мой взгляд, русские чем-то похожи на итальянцев: в нас есть схожая энергия – мощная, порой бьющая через край.

Играет ли духовность какую-то роль в вашей жизни?

Безусловно. Есть очень много вещей, которые не поддаются логическому объяснению. Мы часто думаем, что это просто совпадения, случайности, но на самом деле это далеко не так. Мир прекрасен и необъясним. Хотя некоторые люди говорят, что ответы на все вопросы может дать наука, я верю, что за всем стоит Бог.

Что делает вас счастливой?

Двое моих замечательных сыновей. Достижения любого уровня – будь то личные или профессиональные. Например, я даю возможность студенту или студентке спеть партию, даже когда все говорят, что им это не по силам. Я говорю в ответ: «Хочу, чтобы они попробовали». Первая и вторая репетиции, наверное, будут не самыми успешными, но в результате спектакль получится блестящим. И в этот момент я буду довольна и счастлива.

А счастье материнства?

Я считаю, что быть мамой – это одна из самых сложных профессий. Я стараюсь быть требовательной и строгой со своими мальчиками, но бывают моменты, когда они скажут доброе слово, положат руки мне на плечи и обнимут, посмотрят мне в глаза, улыбнутся, и все – я таю.

Вы еще и бизнесвумен: можете дать совет, что нужно делать, чтобы быть успешным в бизнесе?

Очень важно уметь создать особую атмосферу, зарядить людей общей энергией и сделать так, чтобы каждый из них был все время мотивирован и сохранял неподдельный интерес к работе. У русских есть удивительная особенность: они могут свернуть горы, только если им по-настоящему интересно. Поэтому необходимо всячески поощрять и подпитывать интерес русского человека, иначе, лишившись мотивации, он будет весьма непродуктивен в любом деле, даже самом творческом. 

Когда вы последний раз играли на виолончели?

Уже и не помню. Много лет назад.

Скучаете по музицированию и выступлениям?

На самом деле нет. Я наконец-то могу пойти на концерт и просто получить удовольствие от музыки. Когда я выступала сама, то не могла полностью насладиться выступлением других артистов, по-настоящему прочувствовать все нюансы их исполнительского мастерства, потому что всегда переживала за всех них, автоматически на подсознательном уровне анализируя каждую сыгранную ноту и фразу. Слава богу, что теперь это все позади.

Расскажите об истории ваших взаимоотношений с виолончелью

Начинала я как пианистка, с пяти лет училась в Центральной музыкальной школе при Московской консерватории. Я была очень хорошей пианисткой. У меня был потрясающий учитель – Евгений Михайлович Тимахин. Среди его учеников, кстати, был и Михаил Плетнев. Но я была патологически ленивой. В 11 лет я почувствовала, что виолончель – моя судьба. Я всегда слушала, как мой отец репетировал дома. Я была так очарована звучанием его виолончели, что наивно полагала, что смогу играть так же. Вот и решила, что стану виолончелисткой. Конечно, он был против, не разрешал мне брать в руки виолончель. Два года ушло на то, чтобы уговорить его, и в 13 лет я наконец-то начала заниматься. Мама тогда сказала папе: «Оставь ее уже в покое, если она хочет играть на виолончели, пусть играет».

Самый полезный совет, который отец дал вам как виолончелистке? 

Прежде чем сыграть музыкальное произведение, нужно очень точно знать, как ты хочешь это сделать. Сначала мысленно сыграть мелодию или пассаж, представить в точности ее звучание, необходимые краски нужного звука, четко выстроить структуру фразы, и только после этого можно приступить к занятию на самом инструменте. 

Важную роль в вашей жизни сыграл Нью-Йорк. Помните первую поездку туда?

Конечно. Мне было 11 лет. Отец взял меня в большое турне: Нью-Йорк, Филадельфия, Бостон, Вашингтон и вся Канада.

Остались ли у вас особые воспоминания об этой поездке?

Она была незабываемой! Все кругом было совершенно другое, незнакомое. Даже еда. Я до сих пор помню непривычный вкус американского хлеба, который, как я потом узнала, был сделан из кукурузы. А все эти фрукты – бананы и клубника посреди зимы – вообще что-то фантастическое, почти нереальное! Помню, как однажды подруга моих родителей отвела меня в магазин «Сакс» на Пятой авеню, пока отец репетировал в Карнеги-холле. Никогда не забуду тот восторг, который испытала: меня заворожило невероятное разнообразие зимних сапог. В голове мелькнула мысль: «Сегодня я первый и последний раз вижу такие сокровища», поэтому я попросила консультанта принести мне сапоги на три размера больше. Я была абсолютно убеждена, что это единственная возможность купить зимние сапоги, которые прослужат мне всю жизнь. Конечно же, когда я вернулась в Москву, мои ноги в этих гигантских сапогах выглядели невероятно смешно и нелепо.

Вы купили только сапоги?

Еще я купила платье для выступлений с моим новым инструментом – виолончелью. (Ольга начала играть на фортепиано в возрасте 5 лет, примечание автора). Подол у такого платья должен быть особым, чтобы поместить виолончель между ногами. Представьте себе, одиннадцатилетняя девочка просит продавца показать ей платье и примеряет его, сидя на стуле и расставив ноги. Продавец-консультант никак не мог понять, в чем дело, почему я так делаю. Все стоят и наблюдают, а я все никак не могу выбрать платье: «Нет, это не подходит. Принесите, пожалуйста, другое платье. Это недостаточно широкое, а это слишком короткое. А у этого неудобные рукава». Примерка длилась вечность. Я свела всех с ума своими необычными запросами, но наконец подобрала себе платье и вернулась в отель. Теперь оставалось убедить отца позволить мне учиться игре на виолончели. Ведь у меня уже было платье! Мне понадобилось два года, чтобы уговорить. И первый свой концерт я сыграла в своем «американском» платье.

Ваш отец был чрезвычайно влюблен в вашу мать. Какие знаки внимания, может быть, даже самые простые, он проявлял, чтобы выразить свою любовь?

В сознании многих людей имя моей мамы, Галины Вишневской, прочно связано с образом блистающей на сцене и в жизни примадонны. Это было правдой лишь отчасти. С папой она была другой: всегда трогательно заботилась о нем, готовила ему ужины, гладила рубашки. Ему никогда не приходилось просить ее об этом – она все делала сама. А папа всегда придумывал для нее приятные сюрпризы. Каждый день был полон ими – и грандиозными, и почти незаметными.

Были ли они хорошими друзьями?

Они были настоящими большими друзьями – такими, которые делятся друг с другом абсолютно всем. 

У каждого из них была своя карьера, насыщенные графики выступлений. Наверное, из-за этого они проводили не так много времени вместе? 

Да, так оно и было. Но они использовали любую, даже самую малую возможность, чтобы побыть наедине друг с другом. Я очень хорошо помню, как они всегда долго говорили по телефону, находясь в разлуке, в разных точках земного шара. Они могли часами беседовать о музыке, спектаклях, книгах, картинах, обо всем. Прожив вместе 50 лет, по-прежнему души друг в друге не чаяли. Помню, как однажды, когда отец был в Америке, мама специально позвонила ему за две минуты до дня его рождения: хотела поздравить его самой первой. Так случилось, что это был один из последних дней рождения папы.

Какие новые имена, по вашему мнению, могли бы соответствовать уровню ваших родителей?

Трудно сказать. Мои родители обладали невероятным сочетанием необыкновенного таланта и индивидуальности, которого я в других не вижу. Это что-то большее, чем сама жизнь. Они не ограничивали себя только работой, им был интересен весь мир, интересна жизнь других людей. Они духовно искали лучшего понимания жизни. Они никогда не довольствовались достигнутым, им хотелось узнать и сделать больше. Их доброта и позитивная энергия создавали вокруг них особую ауру.

Какова ваша основная задача в роли художественного руководителя Центра оперного пения Галины Вишневской в Москве?

Наш центр – удивительный синтез театра и школы. Следуя той уникальной методике воспитания оперного артиста, которую создала мама, мы стремимся раскрыть талант и индивидуальность каждого нашего студента и открыть для него дорогу на большую сцену. У нас есть собственный оркестр, три дирижера, девять концертмейстеров, шесть преподавателей по вокалу, иностранным языкам, технике речи и дикции, искусству движения – иными словами, все, что может понадобиться молодому таланту на пути профессионального становления. Сейчас в репертуаре центра 12 оперных спектаклей, в каждом из которых принимают участие все студенты без исключения. Кроме того, наших воспитанников приглашают в постановки Большого театра, Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, театра «Новая Опера» и многих других ведущих музыкальных театров столицы. Так, например, из прошлого выпуска двое студентов попали в труппу Большого театра, а еще троих ангажировала «Новая Опера».

В каком возрасте они приходят в Центр и сколько лет там учатся?

Мы принимаем учащихся в возрасте от 21 года до 30 лет, длительность обучения – два года. Если они очень хотят, то могут остаться еще и на третий год.

Что общего между музыкантами прошлого и современности?

Легче сказать, чем они отличаются. Сейчас музыканты менее заинтересованы в художественной жизни, которая происходит вокруг них. В мое время мы могли простоять в очереди всю ночь под дождем, чтобы купить билет на концерт. Сегодня молодежь редко ходит на концерты, если вообще ходит. Все же есть на YouTube. В свое время мы знали, что для того, чтобы увидеть мир, нужно стать лучшими из лучших. Теперь необязательно быть лучшими. Нужно только найти место, спонсора – и можно играть.

С 23 по 27 октября в Сочи прошел второй оперный фестиваль имени Галины Вишневской, и вы вовлечены в этот проект…

Сочи – прекрасный город с современной инфраструктурой. И, как мы выяснили, любящий оперу. Многие, кто интересуется оперой, хотели, чтобы мы вернулись после нашего первого визита. Поэтому мы решили вновь провести фестиваль в Сочи. В этом году он был посвящен памяти моего отца, которому в 2017 году исполнилось бы 90 лет. Программа открылась гала-концертом 23 октября, а на следующий день состоялся показ короткометражного фильма «Травиата». 25 октября, в день рождения моей матери, был «Евгений Онегин», 26-го — благотворительный концерт. 27 октября, в день закрытия фестиваля, зрители увидели оперу «Алеко» Рахманинова. 

О чем вы мечтаете?

Я мечтаю, чтобы люди жили в мире без бомб, ядерной угрозы, агрессивного отношения друг к другу. Мы все приходим в этот мир на время и ничего не можем с собой забрать. Так покинула этот мир моя мама – с деревянным крестиком на шее. Моя мечта – чтобы в один прекрасный день люди начали наконец ценить друг друга, радоваться каждому дню, относиться по-доброму к себе и другим. 

Как вы себя чувствовали во время этого интервью?

Превосходно, очень комфортно. Наконец-то наш замечательный разговор состоялся!

INTERVIEW WITH OLGA ROSTROPOVICH

Olga Rostropovich is the daughter of two symbols of Russia: Galina Vishnevksya and Mtslav Rostropovich. However she is also a great artist, a businesswoman, a mum. This exclusive interview tells about her personality and her parents, her values and dream and "Galina Vishnevksya Opera Festival in Sochi".

Olga, do you have friends, real friends?

I know many people, but I have two real friends. To me, friends are like my mother, my father: they are very few. You need to work on friendship; it’s an investment and a matter of trust. I am very lucky because I have two friends.

Do you agree that the ideal age to build a friendship is when you are a teenager?

Yes, I do. Real friends come from school, from university, from conservatory. Growing together, building together, walking together, changing together, achieving something together. Friendship is a matter of changing yourself and the world around you, together.

Your favourite cities?

Moscow, where I live and work. Then, Paris, one of the most beautiful and amazing cities in the world, and New York.

You lived so many years abroad: do you really feel Russian?

I feel and I am very proud to be Russian because we have very rich characters and souls. The understanding of soul is very deep and remarkable in Russia. And we are certainly close to Italians, because we both have something on plus. That’s not just a physical experience, but also something else, that’s a matter of special energy.

Does spirituality play a role in your life?

Yes. There are many things that cannot be rationally explained. Often we consider them coincidences, but they are not “accidents”. Some people say that science can explain everything, but I think that it is God.

What makes you happy?

My two wonderful sons. Achievements on any level – be them personal or professional. For example: I give a chance to a student to sing a role when everybody says no, she/he cannot. Nevertheless, I say: “Yes, I want to try”. The first and second rehearsals will be not good, but the final performance is brilliant. At that moment, I am happy and satisfied.

As a mum?

I believe that being a mum is the most difficult profession ever. I try to be disciplined and strong with my boys, but there comes a moment when they use kind words, put their arms on my shoulders, look in my eyes with a smile and I am done. Cooked.

You are also a businesswoman: can you give a tip how to be successful in Business?

You have to keep people interested and motivated. With Russian people this is the main rule: they can move mountains only if they feel constantly interested. You can inspire their interest, but if there is no motivation they will not produce much success.

When did you play cello last time?

Oh, I don’t remember. Many many years ago.

Do you miss those moments?

No, I can finally go to concerts, enjoy them and relax. When I was performing – I could never enjoy performances of other people because I was always nervous for whoever was on stage and automatically mentally was dissecting every note and every phrase. Now it is all behind me, thank God.

The story between you and cello.

I started at five as a pianist; I went to Central Music School. I was a very good pianist. I had a fantastic teacher Evgeny Mihalovich Timakhin, who was also the teacher of Michail Pletnev. But with piano, I was pathologically lazy. At 11 I felt that Cello was my road. I always heard my father rehearsing at home, playing cello. I was so fascinated from the sound my father produced that somehow I stupidly thought I could do the same. That’s how I decided to play cello. Of course he was completely against this, he didn’t allow me to play. I started at 13 because it took me two years to convince him. My mother said “leave her alone, if she wants to play cello, let her do it”. At the end he reluctantly allowed me to learn.

The most useful advice your father gave you in playing cello?

To stay concentrated. Before you sit down and play, you have to know how you want to do it. You need to practice in your mind, you have to hear it in your ears first, and only after you have very precise and exact colors of the sound in your head, very clear picture of the structure of a piece – you can actually sit down and start practicing on the instrument.

New York played an important role in your life: do you remember the first trip there?

It happened when I was 11. My father took me with him on tour: New York, Philadelphia, Boston, Washington and then all of Canada.

Any special memory?

The trip was unforgettable! Everything was completely different. First of all, food. I still remember that strange taste of bread. Corn, I have realized later, but we were not used to that. Bananas and strawberries in the middle of a winter were like from a fantastic novel. One day I remember I was taken by my parents’ friend to Saks, Fifth Avenue in New York during my father’s rehearsal in Carnegie Hall. I remember the first sight: shocked by the amount of boots, in particular by winter boots. In Russia, winter is very cold and, as a little girl, I was fascinated by such an incredible amount of different styles of winter boots. My thought was simple: “today is my first and last time in front of such an incredible treasure”. I asked the sales assistant to bring me the boots 3 sizes larger than my actual size as I was absolutely convinced that it was my only opportunity to get winter boots that will last me a lifetime. Of course when I brought them to Moscow – I was walking as if having a boat on each foot.

Did you buy just boots?

I also bought a dress, a special dress for performances with my new instrument, the cello. (Olga had started to play piano at the age of 5, A/N). I needed to have a proper dress because playing cello requires a very large skirt to place cello between your legs. That day was my occasion to buy myself my concert dress. So, I asked in Saks: “Please, Give me a dress”. Imagine an 11 years old girl asking for a dress! And the way I was trying the dresses: I was seated on a chair putting my legs apart. The sales assistant couldn’t figure out what this was all about, why I was trying on dresses this way. Everybody was standing and I was seated saying “no, this no. Not large enough. No, this one is not long enough. This one has uncomfortable sleeves.” It was going on forever. After I drove everyone completely insane, with my out of ordinary requests I finally got my dress and went back to the hotel. Now all I had to do was to convince my father to allow me to study cello. I already had a dress. Well, it took me 2 years to convince him. And yes – I played my first concert in my American dress.

Your dad was tremendously in love with your mother. Which gestures of love, maybe also simple ones, expressed such a love?

Everybody has the image of Galina Vishnevskaya, my mother, as “prima donna” and that’s true, but with my father she was very different. The way she ironed his shirts for example, or when she cooked something for him in the late night when, tired, he used to come home after the rehearsals. He never had to ask for it. She just did it. And dad was always giving her surprises. Every day. Very big. And very small.

Were they good friends?

Great friends who shared everything.

Because of their intense careers, I guess that they couldn’t spend much time together.

Yes of course, but they used all the possibilities to stay close to each other: I clearly remember long phone-calls between them. They could speak for hours about music, performances, books, paintings, everything. Married for more than 50 years and still united. The day before one of his last birthdays, on March 26th, my dad was in America, in the hotel after the performance. Two minutes before midnight my mother called him from Moscow to wish “Happy birthday”. She wanted to be the first one.

Do you see any emerging names in the music sphere similar to the level of your parents?

Hard to say. My parents had this incredible combination of extraordinary talent and personality that I don’t see around. Something larger than life. They were not limited to their work, but interested in the whole world. They were endlessly curious about life of others, spiritually searching for a better understanding of life. What was reached already was never enough for them, they wanted to learn and do more. And because of their kindness and positive energy they had a very special magnetic field around them.

What is your main task as artistic director of the Opera Centre in Moscow?

We are right in the middle between a theatre and a school and we supply opera artists to the major opera theatres. Our goal is to give our students the profession of opera artists. We have our own Orchestra, 3 conductors, 9 concertmasters, 6 vocal professors, language coaches, diction, body movement, etc. We have 12 titles of a full Opera production. Our students are engaged in the Bolshoi theatre, Stanislavsky, New Opera, etc. Only this year New Opera has taken three of our students.

At which age they come at the Center and for how many years?

It varies. Anywhere between the ages 21 and 30. They stay for 2 years with an option for the third year. If they are particularly good, the can stay three years.

What today musicians have in common with the ones of the past times?

It is easier to say what they do not have in common. Today they are less interested in artistic life around them. With Internet everything is quickly accessible. At my time we could stay in line all night under the rain in order to get a ticket for a concert. Today I find that young people do not go to the concerts very much. If at all. All is done on YouTube. In my time we knew that in order to get out of Russia and see the world you had to be the best of the best. Now you do not have to be the best. If you want to perform somewhere you find a place, a sponsor and you play.

From the 23rd to the 27th of October, in Sochi the Second Galina Vshnevskaya Opera Festival will took place and you were very involved in such a project.

Sochi is a wonderful city with modern infrastructures and, as we discovered, “opera-hungry”. Many people who love opera wanted us to come back after the first Festival. So we decide to keep the city and the idea of the Festival. This year we dedicated the Festival to the memory of my father who would have been 90 years old in 2017. As for the program, we started on the 23rd with the Gala concert and on the 24th with a short movie of Traviata. On the 25th, the birthday of my mother, we had "Eugene Onegin", on 26th a charity concert and on 27th Rachmaninov “Aleko” will close the Festival.

Do you still have a dream?

I have a dream that people live in peace without bombs, nuclear threats, aggressive attitude. We all come to this world temporary, everybody is going to pass to other life and the only thing you can bring with you is nothing. That’s how my mother left this world: with a wooden cross. This is my dream: one day people will embrace each other listening to wonderful music, smelling the flowers, be kind to each other and enjoy Life.

How did you feel in this interview?

Fantastic, I feel completely comfortable. Finally, we had a wonderful conversation!


А вы играли на виолончели?

«Мы больше не можем быть принцессами, мы должны усердно трудиться!» Марлиз Деккерс со своей новой книгой в Москве
12 декабря 2018
«Мы больше не можем быть принцессами, мы должны усердно трудиться!» Марлиз Деккерс со своей новой книгой в Москве
Дизайнер презентовала книгу «Раскрой свой потенциал» российской публике. Контрибьютор SNCMedia Арина Шабанова поговорила с дизайнером о вдохновении, пути к успеху и любви к себе.
Элеонора Ландри: «Все мои коллекции – история моей жизни»
05 декабря 2018
Элеонора Ландри: «Все мои коллекции – история моей жизни»
Молодой бельевой дизайнер, основательница бренда Elle Land Элеонора Ландри рассказала SNCMedia о своих новых коллекциях, вдохновении и о том, чего на самом деле хочет современная девушка.
Поехали! Отзыв о курорте Club Med Cefalu (Италия, Чефалу)
04 декабря 2018
Поехали! Отзыв о курорте Club Med Cefalu (Италия, Чефалу)
Ищите отдых, который объединит французское art de vivre или итальянскую dolce vita? Бронируйте билеты на рейс до Палермо – мы нашли для вас (и исследовали) сицилийский курорт, у которого всего этого в избытке.
Тестирует редакция: 3 модных окрашивания этого сезона
04 декабря 2018
Тестирует редакция: 3 модных окрашивания этого сезона
Редакторы SNCMedia взяли на себя роль подопытных кроликов и отправились тестировать самые актуальные окрашивания. Смотрим, что из этого получилось.
Вся правда о солнечном воздействии и его влиянии на кожу
02 декабря 2018
Вся правда о солнечном воздействии и его влиянии на кожу
Спорим, с наступлением зимы вы даже не задумываетесь о защите от солнца и уже успели спрятать все средства с SPF в самый дальний ящик до наступления лета. 
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз 19-25 ноября
Эта неделя начнется с отрицательного взаимодействия Юпитера и Марса. Как это отразиться на вас? Юпитер сейчас настолько сильный, что он будет давать стимул – работать на высокий статус, получать образование, а вот делать это будет лень. Даже тем, кто не ленив, понадобится больше времени для понимания направления.