Закрыть
Кина не будет: Божена Рынска про летние кинофестивали
18.08.2016

Кина не будет: Божена Рынска про летние кинофестивали

Автор: Божена Рынска, SNC.
Фото: архивы пресс-служб, ТАСС.  

Два крупнейших светских кинособытия июня соединяли бизнес и веселье в Сочи и Москве. «Кинотавр» и Московский кинофестиваль поражали гостей размахом происходящего; происходящее, правда, было разным до безобразия, иногда безобразием и ограничивающееся.

«Кинотавр»

Несколько лет команда во главе с продюсером Александром Роднянским трудилась над взращиванием нового «Кинотавра», выветривала шашлычно-коньячный рудинштейновский дух (одессит Марк Рудинштейн, если кто не помнит, придумал «Кинотавр»), удобряла почву для авторского кино, втыкала в сочинский брег саженцы новых задач и надеялась, что все они приживутся, зацветут и дадут свежую поросль киногениев и киноталантов. И два последних года действительно были плодородными.

Последние три отчета о «Кинотавре» я начинала с того, что фестиваль стал серьезным, рабочим мероприятием, что главное в нем – фильмы, а не тусовки уровня ниже пояса, как было при Рудинштейне, и что ура-ура, вот-вот расцветет и заколосится закономерный результат усилий Роднянского – обновленный фестиваль с уклоном в авторское кино.

Но в богатой почве растут и розы, и репей. Причем репей – гораздо быстрее и в огромном количестве. Адов урожай бездарных фильмов в этом году настолько заполонил фестиваль, что чахлые розанчики талантов были едва заметны среди разросшейся крапивы-лебеды.

Кого винить в этом унылом пейзаже – непонятно. Режиссеры кивают на Минкульт – денег дают мало, шедевр на эти копейки не снять. Роднянский говорит, что фестиваль – это срез общества, а дальше лукаво усмехается: мол, понимай, как хочешь. Можешь считать, что общество у нас поганенькое.

Общество, согласна, не уродилось, а вот про деньги – это вы зря: режиссер Красовский в этом году показал, что приличное кино можно снять за три копейки и шесть дней с одним актером. Конечно, сценарий «Коллектора» – гибрид вампуки с залепухой. И конечно, таких коллекторов не бывает. Но час двадцать гения Хабенского на экране смотрятся на одном дыхании, и фильм мало того что получил два приза, так еще и, похоже, окупится (и, кстати, денег налогоплательщиков от Минкульта в него не вложено ни копейки).

«Хороший мальчик» Оксаны Карас тоже оказался хорошим, а «Ученик» Кирилла Серебренникова встряхнул депрессивное болото своим яростным антиклерикальным воплем. Но в промежутках между «Мальчиком», «Коллектором» и «Учеником» смотреть было нечего (в полном метре), однако мы смотрели.

Оксана Карас

Оксана Карас

Смотрели, как у женщины вырос хвост. Как хвосту сделали минет. Честно говоря, зрелище не очень. Режиссер сразу получил прозвище Иван-про-Хвост-Твердовский. Зато сам хвост стал прямо-таки эмблемой фестиваля, всем он чудился и мерещился за каждым столбом, народ так и говорил, что весь фестиваль – один сплошной минет хвоста (или хвосту?), только без хвоста и без минета. Серьезную психологическую травму получил актер Владимир Яглыч – носительница хвоста Наталья Павленкова была у него первой учительницей актерского мастерства и до фильма «Зоология» вызывала исключительно светлые и трепетные ассоциации.

Кстати, не все смеялись над чертовым хвостом: Гармаш, например, вообще рассердился настолько, что предложил Анне Меликян снять его в роли краба, чтобы тоже стать модным и поучаствовать в авторском кино. Ну на роль краба у нас кандидатов и без Гармаша хватает, а роль русалки с небритым мочалом в основании хвоста уже воплотила Северия Янушаускайте, и тоже в этом году.

Провальный киногод был урожаен на хвосты. Зато светская жизнь фестиваля растет в обратной прогрессии к качеству кино и становится лучше год от года. В этот раз она точно превзошла жизнь профессиональную.

Глянцевые журналы осознали наконец, что local shit always wins: не надо рваться в Канны, все равно нашему читателю в сто раз интереснее, что ели Лянка Грыу и Вера Сотникова в прибрежной таверне. Так «Кинотавр» стал потихонечку обрастать пати. Делали свои вечеринки и L’Officiel, и Hello!, и галерея RuArts Марианны Сардаровой – спонсора фестиваля.

Всех звезд «Кинотавра» собрал завтрак главреда Hello! Светланы Бондарчук в отеле «Родина». Но и на завтраке не обошлось без хвоста – в честь нового проекта Федора Бондарчука под занавес вынесли десерт «Земля – землянам». На тарелочках лежали серо-буро-малиновые мыши. «А где у них хвост?» – поинтересовалась актриса Анна Банщикова. «Ни слова о хвосте! Мы еще вареники не доели!» – хором попросило семейство Дюжевых.

Кстати, утренний формат на «Кинотавре» выстреливает лучше вечернего. Жаль, Роднянские приучили всех смотреть кино до ночи – так, что даже на традиционные пляски в VIP-палатке сил не остается. Именно из-за ошибки во времени не прогремел коктейль RuArts, несмотря на прекрасно поющую дочь Спиваковых Анну Кову.

В «Родине» подавали вкусные вареники, никто не торопился в кино, и именно там разгорелась настоящая светская жизнь. Алика Смехова ухаживала за Татьяной Навкой, Светлана Бондарчук ухаживала за Татьяной Навкой, все ухаживали за Татьяной Навкой, но безуспешно – отбить жену пресс-секретаря президента от госпожи Бондарчук – пока что задача невыполнимая.

Разговоры за завтраком касались исключительно кино. Это огромная заслуга Роднянских: нам стало казаться, что индустрия есть, что мы простились с рудинштейновщиной, с колоритным одесским разгулом и вышли на околоевропейский уровень хотя бы в плане кино.  

Но нет, и тут нас поджидал сюрприз: фестиваль впервые посетил форбс международного масштаба – миллиардер Леонард Блаватник с подручным по имени Александр Шенкман, бывшим продюсером «Новой волны». И с ними к нам вернулся знакомый мотивчик. Мотивчик был типично сочинский-курортный, в голубом платье, с воланами и рюшами и белыми-белыми волосами. Все сразу подумали плохое – и заинтересовались, зачем люди, на дне рождения которых поет Принс, приводят с собой в вип-палатку не Шэрон Стоун, а некий аналог часам «Кассио» по двадцать долларов.

Подумали все плохое, а оказалось-то совсем даже хорошее! Судя по бешеному торгу за палаткой между помощником Блаватника и аналогом «Кассио», речь шла о гонораре за какой-нибудь нешуточный продюсерский проект, в котором блондинка должна была сыграть в ближайшие часы.

С форбсом международного масштаба на фестиваль вернулся старый сочинский курортный мотивчик. В голубом платье с воланами и рюшами, с белыми-белыми волосами. Все сразу подумали плохое 

Так что высокий уровень светской жизни и ее положительная наполненность в виде, например, четы Дюжевых, позитивных и правильных, как в рекламе семейной жизни, не исключал на сочинском побережье эпизодов привычно рудинштейновского разлива.

В целом же от фестиваля осталось ощущение некоего опустошения. Да, уровень организации по-прежнему крепкий, да, стали лучше одеваться на дорожку, да, даже Михаил Ефремов не бузит, и все так прилично и цивилизованно. Но и сам Роднянский подустал, и его жена Валерия уехала посреди фестиваля к дочери. Фестиваль то ли не оправдал их надежд, то ли чего-то еще... Но энтузиазма уже не было. Видимо, создатели разлюбили свой сад, на который угрохали столько сил, времени и денег. Тут я их понимаю: не все готовы вечно сражаться с сорняками.

ММКФ

Если на «Кинотавре» все эти годы была интрига, борьба хорошего с рудинштейновщиной и лучшего – с хорошим, то ММКФ, Московский кинофестиваль, – настоящее Мертвое море спокойствия и болото, поглощающее все годное для поглощения. Каждый год все пишут, что фестиваль очень плохо организован. ММКФ не обижается и никак не парирует – зачем? «Дура не дура, а 30 рэ в день имею» – это лозунг агентства «Артефакт», под которым они сидят и ржут над лохами, чего-то там хотящими от фестиваля.

ММКФ, наивные ребята, это вообще не про кинофестиваль. Это про откаты, закаты, приходы и расходы. Государевым людям нужна лояльность Михалкова, и они ее покупают, выделяя бабло на абсолютно мертвое мероприятие. В ответ благодарное мероприятие живет и дает жить другим, то есть конкретно «Артефакту» и его подрядчикам. И когда пылкие Чацкие сыпят обвинениями – мол, вы же все тут халтурщики и мафия! – в ответ им закономерно ржут в лицо. И правильно делают! Потому что наперсточникам никто идиотских вопросов не задает и халтурщиками их не обзывает.

Короче, «тут вам не Канны», как язвительно ответил распорядитель красной дорожки на вопрос, почему по ней шастают люди в трениках. И да, не Канны. В фойе открытия тусовались парикмахерши вперемежку с бывшими бандитами и чиновницами, на красную дорожку выходили в футболках и с полиэтиленовыми пакетами. Любой бомж смотрелся бы на открытии вполне уместно, никто б даже не удивился, что он не в вечернем платье.

В дирекцию ММКФ звонили из мэрии – просили билетики. Пригласительными на открытие чиновники поощрили героинь соцтруда из колхозов – судя по нарядам, их на красной ковровой дорожке оказалось больше всего 

Всего на красную дорожку выдали полторы тысячи приглашений. В дирекцию фестиваля звонили из мэрии, выпрашивали билетики. А потом раздавали, наверное, горничной вместо шоколадки, паспортистке за форму номер девять. И отдельно по всей видимости поощрили героинь соцтруда из колхозов – на дорожке их было больше остальных: больше, чем телок в платьях с «АлиЭкспресса» и даже больше, чем китайцев.

Венчала этот адский винегрет не двойник Софи, а пятидесятилетняя китайская актриса Бай Лин, нализавшаяся вусмерть и валяющаяся прямо на красной дорожке. С точки зрения современного искусства это была годная, почти доработанная концепция.

ММКФ пользовался успехом у мэрии, что еще раз подчеркивает, какие же адские лохи у нас правят бал. Появился мэр Сергей Собянин, и это дурновкусное событие идеально соответствовало нашим представлениям о его представлении о прекрасном.

После шока красной дорожки селебрити рассчитывали отыграться на ужинах-вечеринках, но вирус демократии проник и туда. Так, на вечеринке Hello! оказались все покупательницы (и мимопроходимицы) универмага Tsvetnoy, на крыше которого происходило действие. Вроде большое помещение, но Hello! так ударился в демократию, что даже три зала не справлялись с наплывом cлучайных людей. Если випам удавалось забить столик, то они спасались в обществе друг друга, а мимо проплывали потоки человеческих тел, вызывая одно, сплачивающее випов, чувство – страх быть затоптанными. Потому что вип не должен быть затоптан, и это одна из аксиом светской жизни – так было раньше, но не теперь.

Все очень надеялись на ужин журнала InStyle – в прежние годы это было единственное достойное событие в рамках ММКФ. Все на этом ужине всегда было так, как должно было быть на кинофестивале – и изысканные блюда, и красавицы актрисы в чудесных туалетах, и богачи, ухаживающие за ними, и нарядный антураж, и – главное, главное! – мало народа! Но в этот раз InStyle и ужина не сделал, ограничившись показом милого фильма «Любовь и дружба», из которого следовало, что все женщины ужасные, но очаровательные гадюки, а также маленькими посиделками в ресторане Avenue.

Прием Chopard был с большой претензией, но совершенно неуместен в контексте ММКФ – тот редкий случай, когда бренд качественнее и престижнее ивента. Все прочие мероприятия в рамках фестиваля являли собой однотипные междусобойчики друзей и родственников кролика, а назывался ли междусобойчик гала-вечером или мега-ужином – уже не важно. Туда можно было приходить с завязанными глазами и на ощупь узнавать знакомые тела Михалковых, Юдашкиных и Пригожиных.

Тело самого Никиты Сергеевича Михалкова, кстати, отсутствовало по уважительной причине: болело. Но ММКФ для своего президента – не про стиль, не про талант, не про искусство, не про моду, а про другое. Грядка фестиваля хорошо удобряется баблом и хорошо плодоносит им же. И в этом поле, в этом саду-огороде не стоит вопрос о профессиональной гордости (пишу и самой смешно – какая такая профессиональная гордость на ММКФ?). Потому что уровень бабла – он и есть уровень бабла, а художественный уровень, международный авторитет и прочие вещи, которые когда-то где-то считались и считаются важными для киношников, на Московском кинофестивале, в отличие от «Кинотавра», просто никого не волнуют.

Деньги выделялись, выделяются и будут выделяться, что бы мы тут ни бумагомаракали. Аминь. 

Опубликовано в журнале SNC №90, сентябрь, 2016.

А вам нравятся все эти кинофествали?
Лайфхак: как правильно стирать белые вещи (чтобы они стали еще белее)
6 часов назад
Лайфхак: как правильно стирать белые вещи (чтобы они стали еще белее)
Не отводите глаза, мы знаем, что вы иногда выбрасываете отличные белые футболки (и носки, например), потому что от стирки они перестают быть белоснежными. 
Куда пойти и чем заняться в последние выходные мая?
9 часов назад
Куда пойти и чем заняться в последние выходные мая?
Садимся на велосипед, жуем эклер, едем на Кубу.
Что надеть на Каннский кинофестиваль, чтобы покорить всех режиссеров
10 часов назад
Что надеть на Каннский кинофестиваль, чтобы покорить всех режиссеров
Ваша ролевая модель – модели (каламбурчик), которые замостили всю ковровую дорожку фестиваля. Они точно знают, как себя вести и что надеть, когда из-за каждой яхты выглядывает папарацци, что делать, когда разрез на платье раздувает ветром и ваши трусики попадают во все фотобанки мира, с кем нужно поздороваться, чтобы потом оказаться за одним столиком на ужине, а потом и в одном кадре в фильме-претенденте следующего года.
Как питаться в зависимости от типа кожи
11 часов назад
Как питаться в зависимости от типа кожи
Собираем все разрозненные знания о вреде сладкого/соленого/жирного/алкоголя в один материал. И таки выясняем, кому это строго запрещено, а кому – все-таки можно. Спойлер: красное вино разрешено! (правда, не всем). 
Значение упорства и самодисциплины преувеличено?
12 часов назад
Значение упорства и самодисциплины преувеличено?
Успеха можно добиться только усердным трудом – так нас учили с детства. Но коуч Антонина Серебрякова решила поспорить: всегда ли сила воли, самоконтроль и дисциплина ведут к нужным вам карьерным результатам?
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз на 22–28 мая
На этой неделе вы столкнетесь с проявлением одного из самых эмоциональных аспектов – квадрата Венеры и Плутона. Влияние этого аспекта можно охарактеризовать одной фразой: «Больше знаешь – крепче мстишь».