Закрыть
Илона Столье: «Московский свет – это фальшивка на сто процентов»
17.05.2016

Илона Столье: «Московский свет – это фальшивка на сто процентов»

Автор: Наталия Архангельская, SNC
Фото: Личный архив  
читайте также
Расслоение личности: знаменитости, которые придумали себе альтер эго 5 лучших секретных магазинов в Токио по версии Антона Беляева Лучшие роли Джуда Лоу 12 фактов из жизни Принца Два event-гуру – Илья Давыдов и Петр Иванов – о своей работе, суевериях и планах на лето 7 цитат Кристофа Вальца о Тарантино, «Оскаре» и немецком чувстве юмора Беременные звезды в откровенных фотосессиях Наша Орнелла Мути: «Не лишайте себя удовольствий в жизни, иначе жизнь просто скучна, но разумно подходите к выбору этих удовольствий» 6 знаменитостей в браке, которые не носят обручальных колец Нарисовались: Роуз Бирн и Тенди Ньютон с высокими хвостами Лето с Натаном: аэротруба, итальянский ресторан и сквер в центре Москвы 14 цитат Боба Дилана о поклонниках, свободе и политике Актеры из «Грязных танцев»: где они сейчас? Джастин Тимберлейк в цифрах Интриги, скандалы, расследования: что мы на самом деле хотим знать о звездах? (и зачем) 7 фактов о Суперженщине (во всех планах) Галь Гадот Артисты «Ленинград Центра» Полина Волчек и Алексей Ишмаев о новом спектакле и планах на будущее 10 цитат Олега Попова о цирке, мечтах и тени клоуна 6 женщин Антонио Бандераса (в жизни и на экране) Звезды, которых все уже достали
Нет времени на весь текст?
ЧИТАЙТЕ СПОЙЛЕР

Илона Столье ведет живой «Инстаграм» и выглядит вполне счастливой, несмотря на сплетни, желтую прессу и прилипал, которые мечтают о простых деньгах и дешевой славе. А еще она немножко гомеопат. В душе.

Обсудить статью

Илона Столье, или Эриковна, как ее ласково называют, – редчайший тип светской дамы, действительно не лишенной самоиронии. Ведь все готовы посмеяться над чем и кем угодно, кроме себя. А уж признать собственные слабости – это вообще уровень. В последнее время Илона никому не давала интервью. Для SNC, как всегда, исключение.

Илона, я знаю, что в последнее время ты вообще не даешь интервью, поэтому мне дико приятно, что ты согласилась дать его SNC.

Я говорю своим: «Наверное, буду давать Наталии интервью», а мне: «Ой, она тебя размажет, как фарш». 

Это кто сказал?!

Не скажу. Мне говорили, что ты и Ксюша (Соловьева, главный редактор Tatler. – Прим. SNC) всегда умеете, знаешь, вывести на чистую воду (смеется).

Слушай, ну ты же сама покупаешь журналы, и тебе вряд ли интересно читать скучные вопросы и льстивые дифирамбы. Но честно скажу, что, готовясь к интервью, спросила о тебе многих, и никто особых гадостей не сказал. Я и сама прекрасно к тебе отношусь. Знаешь, после какой истории? Когда-то я брала у тебя коротенький комментарий о воспитании детей. И ты такая: «Я и советы по воспитанию? Вчера за семейным столом, со всеми бабушками и дедушками, у Мишель (дочка Илоны, сейчас ей 3 года. – Прим. SNC) спросили: «Кем ты хочешь стать?» Мое сокровище отвечает: «Когда вырасту, хочу быть мамой, иметь детей и фотографироваться». Тогда я решила, что пора отправлять Мишель в закрытый английский пансионат, что построже...» (Смеется.) Это было так круто! Все светские дамы рассказывали про своих каких-то совершенно открыточных детей, а ты влегкую над собой посмеялась и разрешила это опубликовать. Кем, кстати, сейчас хочет стать Мишель? Курс изменился? 

Да! (Смеется.) Теперь она хочет стать ветеринаром.

Тебя в тусовке тогда еще только-только узнавали. Называли рублевским хипстером. И ты тогда, если не ошибаюсь, хотела быть певицей.

Это правда – я по духу хипстер. И вот в каком плане: для меня очень важно ощущение свободы и возможности выбирать, а у хипстера такое ощущение есть. И я хотела быть певицей, да.

Помню твою шикарную композицию «Икра»: «Икра черная, икра красная, надоело все, я такая несчастная». Ты сама текст писала?

Да, сама, лет восемь назад. Я с детства мечтала собрать рок-группу, выступать, но рада, что не сложилось. Хорошо, что муж тогда не позволил.

Почему?

Да он, видимо, видел, что у меня таланта нет, но не мог признаться. (Смеется.) Для твоего понимания – клип на песню «Ожидание», который есть на YouTube, мне снял фотограф Леша Киселев. И это случилось спонтанно: мы дружески проводили время у меня дома под Москвой, а поутру пошли и записали видео. Андрей Артемов (дизайнер, основатель бренда Walk of Shame. – Прим. SNC) его стилизовал. А стилист Надежда Овчинникова помогла с волосами. Вот так ненапряжно у нас получилось это видео, и, знаешь, мне совсем за него не стыдно.

Ты вообще очень креативная. Помню Илону и фотографом. В частности, ты даже снимала рекламу «Белой Дачи» с Тиной Канделаки.

Да, фотографией я тоже занималась любительски, хотя и очень активно. В данный момент пытаюсь организовать продакшн: собрать молодых талантливых фотографов. Когда кому-то надо будет снять клип или записать видео, будет классно, если обратятся к нам. Думаю и о новой выставке. Я ведь на протяжении многих лет снимаю друзей, осталось дождаться, когда они чуть-чуть постареют, – и показать портреты. (Смеется.)

Ты действительно собираешь вокруг себя симпатичных и одаренных молодых людей. Помогаешь им – и раскруткой, и, как я понимаю, финансово?

Совсем нет. Я люблю помогать, но я не женщина – Робин Гуд, который берет деньги у богатых и отдает их бедным. Я могу помочь деньгами, но не дать их, а одолжить. Если есть проблемы со здоровьем, если действительно нужны деньги на лечение, я, конечно, помогу финансово, но так – нет.

Слушай, а откуда взялась подпись в светской хронике «Илона Столье, гомеопат»?!

О! Было время, давным-давно, когда светские дамы начали придумывать себе всякие профессии: режиссеры, сценаристы, дизайнеры. Мне позвонили, кажется, из L’Officiel: «Илона, как вас подписать в хронике?» – «Напишите «гомеопат!» В следующий раз буду рублевским звездочетом. (Смеется.)

А-а-а-а!!! Ладно, о светском: у тебя чуйка на модное и перспективное. Ты одной из первых в Москве стала покупать Vetemеnts, когда мир еще даже не знал, как эти ребята толком произносятся. Сейчас Vetements – бомба.

Да, и я горжусь этой покупкой в SV Moscow! Подумала: классно, молодые дизайнеры, креативно мыслят. И буквально за год они выстрелили. В прошлом году Андрей Артемов познакомил меня с Лоттой Волковой (стилистка, правая рука основателя Vetements и креативного директора Balenciaga Демны Гвасалии. – Прим. SNC) в этом месте с большой тарелкой на входе, там еще парень читал стихи, а потом была электронная музыка... «ЭМА»! Лотта очень приятная, помню, я с ней сфотографировалась – удачно сделала селфи. (Смеется.)

Илона Столье – единственная из достопочтенных светских дам, мать двоих детей, которая была в «ЭМА». Слушай, ты же вроде и была в аду подростковых рейвов?

Я была на трех «Армах» и Outline (жесткий такой рейв-фестиваль в Москве. – Прим. SNC). Приходила на определенный line-up, потому что у меня все-таки дети и нужно рано вставать. Но я не могу сказать, что я рейвер, то есть человек, который пришел туда, не мылся двадцать пять часов, съел кучу наркотиков... Я – антрополог. Потом у меня сын четырнадцати лет, Филипп. Он учится в английской школе, а в Великобритании при всей строгости нравов есть легкий доступ к наркотикам. После «Аутлайна» написала грустное письмо друзьям – о том, как увидела невероятно опустошенных людей, зажатых внутри себя. Знаешь, не наркотики делают из человека наркомана, а внутренняя пустота. И это ужасно грустно. И мне кажется, эти люди ощущают острую нехватку любви, особенно юные, которые совершенно не умеют заботиться друг о друге. На самом деле столько людей употребляют наркотики. Лена Перминова в одном интервью сказала: «Да ладно, кто не пробовал кокаин?» 

Ты явно из тех любопытных людей, которых вечно интересует: что новенького? Такие как раз обожают тусоваться с молодежью. Тебя удивительно видеть в этих рядах, потому что ты все-таки светская героиня, а московский свет – полная противоположность клубу «До тридцати», где что-то да происходит. Мне кажется, свет как-то... закостенел. Тебе не кажется? 

Московский свет – это one hundred percent fake (фальшивка на сто процентов. – Прим. SNC). 

Absolutely.

Для меня – это постоянный фейк, и я отказываюсь это принимать. Сначала было любопытно, а теперь неинтересно вовсе, поэтому в последнее время никуда не хожу. 

Ты пропустила даже недавние мероприятия, которые устраивали твои друзья: день рождения Harper’s Bazaar и модный показ в ЦУМе...

Ко мне приехал сын, и мы решили, что лучше проведем время вместе не в Москве.

Знаешь, сейчас, заговорив о московской тусовке, ты даже звучишь как-то по-другому. У тебя какой-то конфликт с нашими тусовщиками?

Они все бледные и уставшие, мне с ними скучно.

А это внезапно так стало, в какой-то момент?

Я считаю, сейчас такой период... Напряжение в мире – не знаю, чувствуешь ты это или нет, – что скупка всех этих последних коллекций и переливания из пустого в порожнее – это слегка моветон. Сейчас мир немножко не об этом. Война сейчас на самом деле. Мне кажется, то, что светская жизнь себя исчерпала, было понятно еще летом.

О скупке последних коллекций – не могу не упомянуть мощный материал с твоим участием, который был опубликован в великом американском Vogue и на который потом активно ссылались наши желтые порталы. У нас он вышел под заголовком «Жена депутата похвасталась коллекцией из 60 платьев на 30 миллионов рублей». (Имеется в виду депутат Виталий Южилин. – Прим. SNC) 

Написали, что я купила шестьдесят платьев Rodarte. На самом деле у меня было шестьдесят вещей Rodarte, которые я собрала за шесть лет. Там не только платья, но и майки, и брелоки, и клипсы. А меня обвинили в покупке шестидесяти платьев за тридцать два миллиона. Приписали мне сумки Birkin, которые я вообще не ношу, и Bentley, которого у меня нет и не было. Мне кажется, это такая информационная война: вытащили фотографии из «Инстаграма», а ведь это не значит, что на них все мое. Мне было немного обидно, потому что я вообще не кичусь в соцсетях своим «богатством».

Я знаю. Я пересматривала ролик, в котором ты демонстрируешь гардероб. И помню, говоришь: «Я очень люблю сумки Celine, вот одна, а вообще у меня их много и в разных цветах. Но показывать не буду, к чему это богачество?»

Ну мне стыдно.

«Было время, когда светские дамы придумывали себе профессии: режиссеры, сценаристки, дизайнеры. Вот и мне звонят: «Илона, как вас подписать в хронике?» Отвечаю: «Гомеопат!» С тех пор так и подписываю. В следующий раз стану рублевским звездочетом» 

А чего тебе стыдиться?

Понимаешь, если бы я на этом какой-то бизнес строила – вот, скажем, платили бы мне по пять тысяч евро за размещенную в «Инстаграме» фотографию, то было бы другое дело. А так – все пустое, какая-та дурацкая зависимость. Ловлю себя на мысли о том, что хочу удалить аккаунт, но не хватает сил. Сейчас зависимых от соцсетей очень много. На концерте «Ленинграда» даже приличные интеллигентные люди достают телефон и принимаются снимать. А потом будто участвуют в соревновании – кто первый выложит? Девушки в «Инстаграме» сочиняют себе новые жизни. Я вижу, как они живут, и это совершенно не вяжется с тем, что они выкладывают. Сами в однокомнатных квартирах, а фотографируются в «паласах». 

Ты про светских девушек сейчас говоришь?

Слушай, ну есть такие, да. И речь не всегда о чужих квартирах. Многие выкладывают свои поцелуи с якобы подругами, подписывают: You’re my darling, you’re my sweetheart! Вот зачем писать об этом в «Инстаграм»? Ты что, не можешь подруге позвонить, чтобы сказать ей это лично?

Я знаю, у тебя наступило какое-то разочарование в России.

Я люблю Россию. Просто последнее время я не вижу от людей... Знаешь, дружба и отношения – это взаимовыгодные вещи. Не в материальном смысле, конечно, но все равно: я тебе даю, и ты мне дай. Я с тобой делюсь любовью, пониманием, заботой и в какой-то момент ожидаю того же в ответ. Разве не так?

Так.

Я прихожу на мероприятие и хочу получить какой-то приятный фидбэк – общение, эмоции, чтобы тебе рассказали не только о платьях и машинах, а о каких-то жизненных переживаниях, чтобы дали советы, да хоть порекомендовали спектакль или фильм! А там все время ни о чем. И люди достаточно агрессивно друг друга обсуждают. Люди очень агрессивно друг друга не любят, и мне это не нравится, поэтому я сильно сократила круг общения и предпочитаю камерные домашние посиделки. У меня есть любимые друзья – из всем известных, например Андрей Артемов, Леша Молчанов (визажист. – Прим. SNC): я их люблю и ради них приезжаю. 

Слушай, я сейчас скажу совершенно ужасную вещь, и я знаю, что меня проклянут за это. Я прекрасно понимаю все, что ты говоришь про сплетни, я разделяю твои чувства, но тебе не кажется, что те, с кем ты близко общаешься, и есть главные сплетники на Руси?.. 

Нет! Леша Молчанов вообще не сплетник, это злые слухи! Андрей может кого-то подколоть, но в шутку. И предпочитает делать это в глаза.

Тогда, надеюсь, ребята меня простят. Про тебя, Илона, говорят, что ты прекрасный друг. Очень верный и щедрый. А еще веселый. Ты любишь отправиться в путешествие с друзьями на яхте, и тебе важно, чтобы не было скучно. Никогда!

Хочу объявить – у меня нет яхт и джетов, и никогда не было! У меня есть друзья, которые иногда приглашали меня на яхты и джеты. А что до веселья – дело не только в нем. Мы любим весело проводить время, что-то обсуждаем, смеемся, рассказываем истории, слушаем музыку, танцуем. Но не обязательно же все время веселиться. 

Кстати об отдыхе. Мне посоветовали расспросить тебя о каких-то необыкновенных путешествиях, которыми ты увлеклась недавно. Как мне описали, это что-то вроде «кемпа для богатых людей»...

Это не туризм и не отдых под пальмой, а путешествие в самом настоящем смысле этого слова, когда берешь оптимальное количество одежды, рассчитываешь количество дней и отправляешься в действительно настоящие, интересные места. За последние полгода мы с компанией были в Бирме, Перу, и не как обычные туристы с гидом-пионервожатым. Живешь в палатках, общаешься с местными жителями, пропускаешь сквозь себя местный быт, идешь сквозь все трущобы, печешь на костре картошку. Бывает, встаешь в 4:30 утра, преодолеваешь тысячу километров на машине. Никакого алкоголя. Это не кемп для богатых людей, там нет дорогих ресторанов, зато есть неудобства, но я к ним, впрочем, отношусь спокойно. Вот, собираемся с сыном подниматься на Килиманджаро. Пройдя через все это, протираешь глаза. Понимаешь, что неустанная светская жизнь – бессмысленная трата времени. Путешествие учит тебя и ценить то, что есть, – возвращаться домой так приятно. 

Возвращаясь к теме «Инстаграма»: ты так уважительно говорила про пять тысяч евро, которые можно было бы взять в качестве гонорара за пост. Ты вообще, как мне кажется, уважаешь бизнес. А хотела бы завести собственный? Насколько я знаю, в отличие от почти всех наших состоятельных дам у тебя нет даже какого-то мелкого бизнеса в качестве светского аксессуара.

У меня есть заработок. Я зарабатываю деньги, но не скажу тебе как. Большие деньги зарабатываются не публично. Ну как бы я могу открыть салон красоты, но зачем расходовать энергию, которую можно потратить на детей или путешествия? К тому же есть Оксана Лаврентьева и Света Бондарчук, которые в этом преуспели.

А если инвестировать в какого-нибудь дизайнера? Например, в Андрея Артемова.

В данный момент не знаю.

А когда-то хотела?

Да. Сам Андрей не хочет инвесторов. Приятно, что меня связывают с ним не деловые или партнерские от- ношения, а исключительно дружба, приятное времяпрепровождение и обмен информацией.

Для многих ты – пример для подражания. Классная, модная, активная, к тебе определенно тянутся люди. Скажи, а не сталкивалась ли ты с таким явлением, как околосветские московские прилипалы?

Да. Я не буду называть имен, но эти люди – они раздражают. Я хотела бы сразу прояснить, что мой хороший друг Герман Ларкин – не из их числа. Московские прилипалы бесконечно мне пишут.

Чего хотят?

Ну денег, я думаю. Полагают, что я буду всем помогать.

А что говорят? «Дай мне денег на мой проект»?

Нет, конечно, все это гораздо красивее. Сначала с тобой куда-нибудь сходят – пригласят на ланч, ужин, отрекламируют себя с лучших сторон. Эти люди полагают, что умеют разводить. «Ты не могла бы помочь мне найти спонсора на мой проект?» А потом: «Илона, а ты сама не поможешь?» Или вот из недавнего: несколько месяцев люди рассказывают мне, допустим, о кинопроекте. Я даю какие-то советы и уже чувствую себя к нему причастной. Потом звонят: «Илона, беда – завтра съемки, нужен бюджет. Ты не могла бы помочь?» Меня это обижает. Знаешь, Пегги Гуггенхайм давала деньги художникам, но для нее это было не только любимым делом, но и бизнесом: она видела в них перспективу. Я бы мечтала таким заниматься, но у меня родителей, как у Пегги, нет, и у нас нет таких художников. С прилипалами у меня все просто. Где сядешь – там и слезешь. Я просто посылаю на хрен. Мне нет смысла дальше дискутировать.

«Меня обвинили в покупке шестидесяти платьев за тридцать два миллиона. Приписали мне сумки Birkin, которые я не ношу, и Bentley, которого у меня нет и не было. Это информационная война: вытащили фотографии из «Инстаграма», а ведь это не значит, что на них — все мое» 

А как ты попала в светскую хронику, помнишь?

После фотовыставки «Хлеб, кровь, любовь». Ужасная, мне сейчас за нее жутко стыдно. Но тогда это казалось классным, и мне правда была ужасно любопытна вся эта мода. 

Именно мода?

Все вместе: я ездила не только на Недели моды, но и биеннале в Венецию, на выставки современного искусства. Меня интересовала мода не как одежда, а как явление. Но сейчас, как мне кажется, мода уже несколько исчерпала саму себя: ее слишком много, она общедоступна и вездесуща, тенденции сменяют друг друга слишком быстро. В этой гонке теряются вкус, смысл. Ощущение, будто объедаешься пирожными: не успел прожевать одно, а в тебя уже запихивают следующее. Мне кажется, мы уже пресытились шмотками и соцсетями, бесконечным самопровозглашением и саморекламой. Хочется общения с живыми и несовершенными людьми, чистых эмоций и переживаний. Хотя мне очень нравится Chanel Haute Couture! Может, потому, что у меня никогда этого не будет, но безумно нравится.

«Прилипалы считают, что могут разводить. Сначала красиво зовут на ланч или ужин, потом просят найти спонсора на их проект, а в конце концов спрашивают прямо: «Илона, а ты сама не поможешь?» Но у меня где сядешь, там и слезешь. Я просто посылаю на хрен» 

Ну ладно уж, у тебя же есть кутюр.

Да какой там! Нет его. Кутюр – это лайфстайл. Он имеет смысл, если у тебя лодки-яхты-пароходы и ты звана на благотворительные ужины в Нью-Йорке. Слушай, мне безумно нравится приехать в Париж, заказать завтрак в номер, где красиво принесут этот столик с цветочком: «Мадам, ваш завтрак», – но сейчас у меня другие интересы. Дискомузыку из «Симачева» я предпочту электронной, а Парижу – Намибию.

Ой, кстати о «Симачеве». Помню, ты как-то там подралась! С известной в узких кругах тусовщицей.

Я никогда сама не нападаю. Я защищалась. Вообще она крестная мама моей дочери, но тогда мы поссорились. Она хотела драться больше, чем я. Ну что о ней говорить, несчастный человек. Я ее простила и даже хотела с ней помириться – не хочет. Я не люблю драться, я хрупкий человек. И не употребляю алкоголь, меня раздражает пьяное, извини, быдло. Хотя недавно меня обвинили в нападении на полицейского в аэропорту Ниццы.

Так. Рассказывай.

В аэропорту Ниццы довольно противная женщина-таможенник зачем-то поставила мне печать на единственную свободную страницу паспорта, хотя вообще не должна была ставить печатей: у меня латышский паспорт, я европейский гражданин. Слово за слово она отказалась отдавать документ, я принялась снимать все это на телефон. Полицейский выворачивает мне руки, выхватывает телефон и удаляет все, что там есть. Не зная, что у меня запись уже сохранилась на iCloud – могу тебе показать. Через месяц возвращаюсь во Францию, попадаю в то же окошко к той же самой тетке! Она снова ставит штамп и очень плохо на меня смотрит. Предупреждаю: «Мадам, если будете грубо со мной обращаться, я все выложу на YouTube». Через минуту полицейский выдергивает у меня из рук телефон, швыряет в железное кресло, я рефлекторно бросаюсь на него, срываю значок, кидаю на пол. Меня скручивают, пристегивают наручниками, я плюю полицейскому в лицо... В их глазах я была одета недостойно мадам: костюм Рубчинского, кроссовки и бомжатского вида рюкзак. Но в связи с забастовкой таксистов меня встречал вертолет. На меня заводят уголовное дело, я сутки в «Рубчинском» сижу в карцере с одной маленькой бутылочкой воды. Мне не дают есть, мне хамят, а сплю я на полу. Еле выбралась. 

Давай о веселом: у тебя очень классный «Инстаграм». Опять же, в отличие от московских всех, ты не позируешь в духе «стою, красивая», а бегаешь в купальнике, монтируешь какие-то безумные коубы...

Я была удивлена, когда Андрей Бартенев взял пару моих видео на свою выставку «Лица счастливых людей».

А тебя не осуждали в духе «Вы, мать двоих детей...»? 

Да. Часто спрашивали: «Илона, зачем ты носишь маску?» (В смысле – что-то из себя строишь. – Прим. SNC). Ну и вопрос.

Ты читаешь, что о тебе пишут?

Поначалу читала «Сплетник» – там все обсуждали мой нос: зачем он так переделан, как я могла его так обрезать? (Смеется.) И бесконечное сравнение с Волан де Мортом. Все одно и то же. Я не читаю сейчас. Что это изменит в моей жизни?

Илона, а ты счастлива? Про тебя говорят, что ты очень счастливый человек, что называется, в мире с собой. 

Счастье – внутреннее эмоциональное состояние. У моего друга в этом месяце умер сын двадцати семи лет. Очень умный парень, окончивший Оксфорд, преподававший философию, невероятный парень, который с виду был очень счастлив. Но нашли его дневники, в которых он предстал глубоко одиноким и несчастливым. Понимаешь? Да, я счастлива, у меня есть дети, у меня все хорошо, есть здоровье и родители-бабушки-дедушки, нет особой нужды в деньгах. У меня есть свобода выбора. Сегодня счастлива, завтра грущу.

Слушай, раз уж мы настроились на философский лад, скажи, а как у тебя с экзистенциальным? В каком-то возрасте все начинают задумываться о смысле жизни. И тогда начинается астрал, Непал, все эти духовные практики...

Когда мне было 27 лет, у меня была жуткая депрессия на тему нереализованности как профессионала. Я занималась детьми, была full-time mother, сидела дома. Мысль о том, что я ничего не добилась, вгоняла в стресс. А сейчас уже нет. Понимаю, что я не талантливый человек, но все равно тянет к чему-то творческому. Я что-то все пою дома в микрофон, а никто не слышит. В ответ, как пела Алла Борисовна, тишина. 


Вам симпатична Илона?
Чем заняться в последние выходные лета? Обратный отсчет!
0 часов назад
Чем заняться в последние выходные лета? Обратный отсчет!
Не раскисаем: август еще подкинет нам парочку интересных событий!
Гордость марки: Tous
1 час назад
Гордость марки: Tous
Символу ювелирного Дома TOUS — медвежонку — стукнуло двадцать семь лет. SNC изучил родословную драгоценного зверя.
Что говорят о... приговоре Кириллу Серебренникову
2 часа назад
Что говорят о... приговоре Кириллу Серебренникову
Режиссера Кирилла Серебренникова отправили под домашний арест, пока следствие по делу о хищении бюджетных средств продолжается. У Басманного суда вчера собрался настоящий митинг в поддержку Серебреннкова. Почему задержание вызвало у московской интеллигенции столько эмоций?
Практика: как носить рубашку, если вы сестры
3 часа назад
Практика: как носить рубашку, если вы сестры
У этих сестер легче перечислить различия, чем сходства. Разные отцы, разные континенты, разные фамилии, разные темпераменты, разные профессии, совсем разный стиль. Лиза за время учебы в Антверпене полюбила флуоресцентность и колготки в крупную сетку, Юля носит однотонные юбки в пол и офисную унылость. Совпадают они в любви к одежде авторства своей мамы – oversize пальто, рубашки-шары, хлопковые комбинезоны, платья-парашюты Victoria Andreyanova. Носят, естественно, очень по-разному.
18 лучших цитат Стивена Фрая обо всем на свете
3 часа назад
18 лучших цитат Стивена Фрая обо всем на свете
24 августа празднует свое 60-летие Стивен Фрай, прекрасный актер и замечательный писатель, которого стоит процитировать.
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз на 21-27 августа
Как быстро прошел лунный месяц! 21 августа нас ждет 1 лунный день, но наступит он только в 21:30 по московскому времени, а это значит, что в этот понедельник лучше уделить время завершению старых дел.