Закрыть

Баста: «Русский рэп меня научил, что критические замечания – это нормально»

Автор:
Фото: Michaelle Du Xuan  

Сегодня наш герой – Василий Михайлович Вакуленко – рэпер Баста, он же – матершинник Ноггано, он же – N1NT3ND0, он же – Михалыч для своих.

Он же – 13-й номер в списке самых зарабатывающих знаменитостей по версии Forbes, редкий музыкант, устроивший рекордный аншлаг в «Олимпийском», совладелец лейбла и клуба Gazgolder. Он же – преданный муж с 10-летним стажем, нежный отец двух дочерей и, кстати, азартный охотник за редчайшими фешен-коллаборациями. Ироничный враг Децла и довольно суровый, но с прекрасным чувством юмора ростовский парень, женатый на девушке из хорошей семьи Елене Пинской. Мы запечатлели супругов в 15-м округе Парижа и немножко поковырялись в душе Василия Михайловича. 

Джинсовый жакет из закрытой уже коллаборации Louis Vuitton x Supreme вы добывали за безумные деньги аж через супруга Натальи Водяновой Антуана Арно. Вася, зачем вам-то это? 

Это китч. Необычная коллаборация, Louis Vuitton и Supreme – это ж совместить несовместимое, а вот совместили, и удачно, необычно. Эти вещи понравились мне задолго до появления в магазинах. Многие рэперы писали, что эта коллаборация – шум из ничего, но мне она нравится. Как и кроссовки adidas Yeezy Boost by Kanye West – у меня их, правда, нет принципиально, это настоящий мастхэв. 

А почему у вас их нет принципиально? 

Потому что Канье – фетишист, это относится не только к обуви, но и к людям: говорят, он даже смотрит на камерах, как они стоят в очередях за Yeezy. То есть его это очень тешит, заводит, но я не хочу, чтобы от того, как я приобретаю кроссовки, получал удовольствие какой-то черный мужчина. (Смеется.)

Что еще вам нравится из шмоток?

Да много чего, я ж барахольщик. Коллекционирую кроссовки Nike, например, у меня и безумно редкие «лунары» есть.

Вы любите именно охотиться за редкостями?

Благодаря моим заслугам перед Отечеством есть некоторая...

…маза.

Да. Многое мне просто дарят. Но я могу истоптать километров двадцать в поисках какого-нибудь свитерка Loro Piana. 

Рэперы и хип-хоп сейчас – как Supreme: это хайп. А как вы интерпретируете слово «хайп»?

Хайп – это гребень волны. Да, я сейчас популярен. И молодежь – Pharaoh, Скриптонит, селфмейкеры, сами сделавшие себя известными на всю страну и собравшие миллионы просмотров. Я сегодня в машине поставил Лене Фараона: говорю – как мы в молодости читали про подъезды и улицы, так сейчас молодежь читает про сучек, бренды, наркоту, живи быстро – умри молодым – стандартная формула. В наше время про сучек пели «Мальчишник» и «Дискотека Авария». Мне понравилось, как Шнур писал у себя в «Инстаграме» про Фараона: «Инициация проходит по древним канонам – секс, наркотики, рок-н-ролл. Меняются лишь форматы воспроизведения этих составляющих».

Сейчас рок-н-ролл – это добыть Supreme первым?

В том числе. Рок-н-ролл – это всегда мода. Вспомните хоть одного рок-н-ролльщика, который не был модным?

Да, те, кому плевать на моду.

Так это самое модное! Вивьен Вествуд – женщина, которой плевать на моду. У меня джинсы от нее есть.

Фараон попросил вас записать куплет для его трека. Как это было? 

Мы познакомились, когда он приходил на студию в гости к Скриптониту. Говорит: «Я делаю трек про супергероя, можете записать куплет?» Он на «вы» со мной общался.

Интеллигентный парень.

Интеллигентные парни в его возрасте – это обман. Я позвонил ему: «Давай заканчивать на «вы», и через двадцать минут записал куплет, мне очень понравилось. Такой разрыв между нами – практически 15 лет.

А в чем суть коллабораций между рэперами?

Та же, что у Louis Vuitton и Supreme. Я думал, молодежь меня грязью обольет, а получилось много хайпа. Вообще наш мир – это такие гладиаторские бои, каждый опирается на свой талант и свои возможности – и в этом крутость. Это не вялотекущая говноречка. Тут все беспощадно просто, я обожаю этот жанр.

Кроме коллабораций в рэпе, как я понимаю, есть важное явление – гострайтинг. Вы им занимаетесь? 

Нет. Иногда пишу что-то для наших артистов, но я никогда не продавал песни. 

Вспоминается история о том, как сто лет назад у никому еще неизвестного Басты в Ростове пытался купить песню Богдан Титомир. Вы отказали, сказав, что можете ее только подарить. 

Ну естественно, это закон развития и старта. Песни – все, что у тебя есть вначале. Я все понимал и видел, знал, что мне делать и куда идти, у меня не было установки, что успех нужен любой ценой, что его добиваются, шагая по головам. У меня четкая, конкретная жизненная позиция – я десять лет ею живу.

Но при этом вы были, как я понимаю, всегда коммерчески ориентированным. Вам изначально хотелось денег?

Конечно! Я миллионер из трущоб! Мне всегда хотелось осуществить мечту ниггера.

Говорят, вы многого достигли благодаря большой трудоспособности. Вы никогда не отказывались от работы, срывались в любые города, из каждого отпуска привозили по песне.

Да, мы много работаем. Но успех – это случайность. Есть много талантливых ребят, талантливее меня в тысячу раз и удачливей. Не знаю… Каждая моя песня, которая нравится людям, – счастливый случай. Нет наработанной системы. Именно поэтому я занимаюсь музыкой, именно это вызывает переживания. Когда рождается вещь, когда она начинает жить своей большой жизнью – это как в казино поставить на что-то и сорвать большой куш.

А правда, что «Мою игру» вы написали за 10 минут?

Да, мне тогда было 17 лет. Первая песня, которую я записал. Двадцать лет назад дело было.

На чем за эти годы удалось заработать больше всего?

На любви маленьких детей ко мне. (Улыбается.) А если серьезно, то не было какого-то мощного разового поступления – мне кажется, в нашей стране ни у кого нет. И надо понимать, что я почти все заработанное пускаю в дело – в лейбл, клипы, которые охренеть как дороги сейчас. Клип «Ленинграда» на песню «Кольщик» Илья Найшуллер снял за 23 миллиона рублей – это почти полмиллиона долларов.

А в процентах – что больше приносит: концерты, корпоративы, реклама? 

Концерты. Реклама – разово, то, что мне предлагают рекламировать, не всегда мне соответствует.

В рекламе чего вам хотелось бы сняться?

Например, Rolls-Royce.

То есть прямо тяжелый люкс?

Ну да, это престижно, денежно, не могу же я в свои годы скейты рекламировать. Хотя это было бы смешно, согласитесь? Я, кстати, умею кататься на скейте.

Ваша PR-cлужба часто поправляет журналистов: Gazgolder – это не продюсерская компания, а творческое объединение. То есть неправильно говорить, что вы кого-то продвигаете?

Когда я делаю артистам моего лейбла музыку, можно сказать, что продюсирую трек. Но на самом деле нас объединяют не столько бизнес, сколько общие интересы.

Футболка Nike

Футболка Nike

По какому принципу вы выбираете участников?

Личные симпатии. Конечно, мне должна нравиться их музыка, но симпатии решают.

У вас есть Скриптонит, T-Fest, а чего еще с какой-нибудь звездой контракт не собираетесь заключать, например с тем же Фараоном?

Зачем? Такие люди, как Фараон, они сами по себе, им никто не нужен. Сумасшедший внутри меня, конечно, хочет, чтобы все звезды были у нас и мы были самыми богатыми. И хорошо бы, чтобы над «Газгольдером» стояла нефтяная вышка, а под ним – алмазная шахта. Но Фараону я ничего дать не смогу, а просто ради какого-то барыженья я контракты не подписываю, честно.

Расскажите про клуб «Газгольдер».

Для московского андеграунда он стал важной институцией. Помню, как «Газ» принял всех, кто не попал на внезапно закрытый властями фестиваль Outline, – это было здорово.

Кто руководит клубом?

Директор – Руслан Таркинский, мой партнер Евгений Антимоний и я. Я являюсь соучредителем клуба, но не занимаюсь его программой.

А на вечеринки вы ходите? Куда и на какие?

Честно, я вообще не хожу на вечеринки, потому что моя жизнь – это одна, сука, большая вечеринка. И самая лучшая вечеринка для меня – это потупить дома, где жена приготовит мне какие-нибудь котлеты, курочки, картошки, макарошки, и я сижу дома и просто ем, смотрю телевизор, и для меня это – Лена не даст соврать – самое любимое времяпрепровождение.

Сериалы смотрите?

Последний из понравившихся – «Полицейский с Рублевки» на ТНТ.

Серьезно? Не какой-нибудь эстетский «Фарго»?

Да, «Полицейский» смешной, на удивление понравился. Тем более он болеет за ЦСКА. Я потом так ждал вторую часть. Но «Фарго» тоже. «Декстер», «Ганнибал», все про маньяков... У меня самого, как у маньяка-социопата, огромный разброс в том, что нравится. Вот только я тот самый человек, что не посмотрел ни одной серии «Игры престолов».

Вы сняли вторую часть «Газгольдер. Фильма», которая выйдет этой зимой. Помню, как Bad Comedian разгромил первую. Какие изменения внесли в сценарий?

Никаких – подход остался тем же. «Газгольдер» – это в хорошем смысле авантюра. Во-первых, он будет в стихах...

Bad Comedian понравится! (Смеется.)

Да. Все знают, что я фанат Bad Comedian, я все пересмотрел, так, как он разрывает – ну это правда смешно. А чего стоят разборы фильмов Александра Невского, я просто хлопаю стоя, аплодирую, сука, это просто гениально! Я его пересматриваю постоянно. А обзор на «Викинг» меня просто разорвал. Слушайте, русский рэп меня научил, что критические замечания – это нормально. Так, как их делают на рэп-сайтах, – Евгену просто не снилось. Выпуск Bad Comedian о моем фильме посмотрели три миллиона человек, а значит, треть из них посмотрела и сам фильм, а это миллион человек – круто! Кстати, первый фильм, независимо от того, нравится он или нет, не имеет ни одной недостоверной сцены. По каждой истории, в том числе о снятии денег с офшоров, нас консультировали профессионалы. А человек, который играет банкира, – настоящий банкир. В сцене штурма задействована спецслужба ГРУ, и все как в жизни, а не как люди в «Борне» привыкли видеть. Фуфла там нет. Поэтому, возможно, не все было кинематографично – но достоверно.

На Елене: водолазка и пальто, все Chanel; туфли Versace. На Василии: пальто Versace; футболка Incanto; брюки Nike; часы Rolex, собственность Василия

На Елене: водолазка и пальто, все Chanel; туфли Versace. На Василии: пальто Versace; футболка Incanto; брюки Nike; часы Rolex, собственность Василия

Так что, второй «Газгольдер» весь-весь в стихах?

Евгений Стычкин, снявшийся в главной роли, говорил: «Дайте мне десять минут, и вы не поймете, что я говорю в стихах». На самом деле не замечаешь. Играют Стычкин, Даша Чаруша, Владимир Сычев из «Физрука». Я играю небольшую роль Ноггано. Там есть просто разрывнейшие и смешнейшие моменты.

Давайте и не об очень смешном. Не секрет, что вы употребляли наркотики и нашли силы с них слезть. В одном интервью вы говорили, что против любой пропаганды, в частности, гомосексуализма...

Конечно! То, как люди проживают свою жизнь – их личное дело, личный выбор. Я понимаю, что семь процентов живых существ рождаются предрасположенными к гомосексуализму, они ничего не могут с этим поделать. Я ничего не имею против гомосексуализма. Но я действительно против пропаганды, против всей этой европейской системы сексуального воспитания, подготовки детей к половой жизни.

Я к чему веду. Не кажется ли вам, что песни Ноггано – это тоже своего рода пропаганда? Наркотиков. 

Конкретно в чем?

Ну в том, что Жора, например (имеется в виду персонаж самой известной песни Ноггано «Е*** насос»), «гулял-курил», «звонил барыге» и вообще, кажется, неплохо проводил время. Многие подростки послушают и тоже захотят попробовать. 

Тогда и «Морфинист» Булгакова – пропаганда, и у Достоевского пропаганда насилия, и все что хотите – пропаганда. Можно найти ее где угодно. Слушайте, я не пою эти песни на площадях, не разгуливаю с ними по городу, не устраиваю парады. То, как я жил – наркотики, – это плохо, поймите, какую жизнь на самом деле ведет мой герой в песнях, мои герои умирают. Это песни о реальной жизни, они не для выбора каких-то там ориентиров.

Как человек, поборовший наркозависимость, расскажите, как, по-вашему, нужно бороться с наркотиками? Эту тему немного затрагивала в разговоре с вами Дуня Смирнова, с которой вы, как я понимаю, сотрудничаете по делам благотворительным. В России есть опыт этой борьбы – фонд Евгения Ройзмана «Город без наркотиков».

То, чем занимается Ройзман – как и любое самодурство, – превращается в казнь, в безумие. Глумиться над павшими людьми – самое простое и самое страшное, что может сделать человек. «Давайте, комсомольцы, соберемся, будем ловить этих гнид!» – это просто набор политических баллов. Поймите, этих людей надо не ловить. Да и всех не изловишь – на их место придут другие, и Ройзман будет снова всем показывать, какой он молодец, какой комсомолец. А где он был, когда весь Урал торчал в девяностые? Где он был? Никто не рассказывает эту историю, чем занимался Женя Ройзман. Нет, ну это невозможно! Будучи мэром Екатеринбурга, сколько он построил концлагерей – не реабилитационных центров! – где людей пристегивают наручниками, и они умирают от абстиненции из-за того, что у них тупо не выдерживает сердце, с учетом того, что команда тех, кто с ними борется, – это наполовину барыги, это такие же наркоманы, которые быстро переобулись и поняли, куда идти, эти животные, которые допрашивают наркоманов за кадром, – такие же торчуги, которые еще два года назад таким же чмом болотным были, образно говоря.

А как решить проблему? От чего будет польза?

Нужна нормальная система реабили- тации, хорошие центры. Американская система трех терапий и возможность реабилитироваться с учетом сложности зависимости – это все проверено временем и успешно применено не раз. Вы понимаете, у нас борются со следствием, но никто не хочется разбираться с причиной. Я писал Ройзману в «Твиттер»: в стране легализован и на каждом углу продается страшный наркотик – алкоголь. Ты можешь пить, это социально одобрено, социально мотивировано даже. Почему Ройзман не борется с винно-водочными ларьками? Вещество, из которого делается наркотик дезоморфин, продается в аптеках. Если мэр Екатеринбурга такой смелый и крутой, пусть жжет эти аптеки! В действительности наркотики – не «самозло», они временно затыкают дыру внутри, и когда наркотики уходят, дыра остается. Я знаю это по себе, мне с ростовского детства казалось, что я не из этого мира, что я какой-то другой. Когда я впервые попробовал наркотики в 16 лет, то почувствовал себя таким значительным, талантливым, самым лучшим! Сейчас наркотиков нет, но дыра остается. Я полагаю, предрасположенными к наркозависимости рождаются – как рождаются предрасположенными к гомосексуализму. Кстати, я считаю, что марихуана должна быть легализована. Курить траву – нормально.

О том самом Жоре из песни Ноггано. Насколько я знаю, есть его реальный прототип – ваш бывший партнер и давний знакомый еще с Ростова Юрий Булавинов, человек, который помогал вам с записью первого альбома. Я с удивлением узнала, что вы судитесь.

Это суд не именно с Булавиновым, а с группой товарищей, которые претендовали на определенную часть «Газгольдера». Но то, о чем вы говорите, – это десятая часть моих судебных разбирательств, они проходят постоянно. Кто-то считает, что он создал мне имя, кто-то – что фамилию, кто-то вообще заявляет, что он мой отец. Поначалу я воспринимал это болезненно, но теперь у меня уже железные нервы. Вот недавно с Life News судился, которые написали, что в клубе «Газгольдер» нашли наркотики. Мы выиграли дело, и они убрали материалы. Это принципиально для меня: хочу, чтобы люди понимали – в каких-то моментах я буду идти до конца.

На Василии: тренч Burberry; футболка adidas; брюки Louis Vuitton. На Елене: тренч Burberry; платье Incanto

На Василии: тренч Burberry; футболка adidas; брюки Louis Vuitton. На Елене: тренч Burberry; платье Incanto

Ну и ваш знаменитый суд с Децлом, которого вы назвали лохматым чмом. Децл его выиграл, ваш штраф – 50 тысяч рублей. Перевели ему полтинник? Все закончилось? 

Конечно-конечно, перевел! Нет, не закончилось, сейчас вот второй фонтан бьет, этот говнофонтан бесконечный. Кирилл Толмацкий пытается себя дискредитировать как представитель растафари, как ненавистник «Вавилона». Он дискредитировал себя сам, обратившись в суд. Представитель культуры раста обратился в суд – это нонсенс, конечно. Потом он, я слушал на «Эхе Москвы», рассказывал, что это не он подал иск, а группа каких-то адвокатов, которые настояли... Были попытки выставить себя замечательным человеком, и я смотрю на них с удовольствием, потому что меня не остановить. Последнее, что я о нем сказал, – то, что он, возможно, гермафродит. На что он подал иск. Теперь суд будет решать, гермафродит он или нет.

Я так понимаю, что расчет был сделан на медицинское освидетельствование?

Да, конечно! Я поступаю соизмеримо тому, как поступает он. Просто показываю ему, как он выглядит со стороны. Он занимается профанацией, подменой понятий, передергиванием. В его накуренной голове, видимо, была иллюзия некоего мира, в котором он – божество среди нас, простых людей, вот он лично. А когда оказалось, что он просто хороший парень, который перешел границу, который прошелся по моим друзьям и партнерам по работе, я понял, что не хочу судиться с ним за клевету. Поэтому я должен глумиться.

Это такой социальный долг?

Ну да. Нужно помогать больным людям.

Как-то вы говорили, что готовы простить все, кроме предательства. И что предавали сами. Что вынудило вас предавать? Алчность?

Вот алчности, к сожалению, нет. Больше гордыня, упертость у меня. Предавать заставляли слабости. Слабости, пороки и заблуждения.

Про вас еще говорят, что вы взрывной человек. Поорать матом для вас – не редкость. Что вызывает такую реакцию?

Я просто не могу, когда люди тормозят. Вот сегодня стояли с Леной за мороженым, и женщина двадцать раз что-то перед нами переспросила. Люблю, чтобы все было в темпе. Я вам сразу скажу, что я человек плохой в том смысле, что характером скверный, склочный – но быстро отхожу и через двадцать минут не могу вспомнить, что там было. Я с большим количеством людей поссорился так – обидел и забыл. А человек отошел в сторону и замкнулся.

В этом году вашей совместной жизни с женой исполняется, как и журналу SNC, 10 лет. Как вы выстроили ваш брак так, что жена до сих пор смотрит на вас с обожанием? А вы на нее.

Совместная жизнь... Я не знаю, как со мной ужиться, это очень тяжело, я анархист просто. Это все огромное терпение моей жены. Я анализирую свое поведение и могу сказать, что конфликтных ситуаций все меньше, меньше, меньше. Мы обычные люди, не играем в американскую мечту, но удачно переживаем очень сложные моменты. Я однолюб, не занимаюсь какими-то страшными вещами, которые могут испортить брак. С первого дня, когда мы с Леной начали жить вместе, когда она забеременела Машей, я не сомневался ни секунды. Всю дорогу говорил ей: «Все будет хорошо! Живи счастливо, а я для этого максимально все сделаю!» Мне нравится этот проект под названием «Семья», и я считаю, что семья у нас очень хорошая.

Последний вопрос – про татуировки. Новые появляются или эти все – с ростовской юности?

Первую татуировку я сделал в 25 лет, сейчас на это просто жалко времени. У меня есть татуировка на пальцах – видите, написано Good (показывает ладонь). И когда один палец закрываешь, вот так, получается God. Когда ты плохой, то ты почти как Бог. 

Крутая татуха.

Стиль: Игорь Андреев, Анастасия Клычкова

Макияж: Cyril Laine

Прическа: Massanori YAHIRO

Продюсер: Ирина Пилат

Ассистент продюсера: Елена Черняк 

Ассистент стилистов: Yulia Lobova-Harfouch 

Опубликовано в журнале SNC №100 – сентябрь 2017.


А вы как к рэпу относитесь?

Надо подкачаться: отзыв о персональных тренировках в студиях Pro Trener
3 часа назад
Надо подкачаться: отзыв о персональных тренировках в студиях Pro Trener
Если вы, как и мы, всегда были неравнодушны к спорту, но сомневались в эффективности работы с персональным тренером и всегда мечтали выглядеть лучше, чем сейчас, то этот материал,  в котором мы рассказываем о студиях Pro Trener, для вас. Наш контрибьютор Елизавета Колодовская набралась смелости и приняла участие в фитнес-эксперименте. Но прежде, чем приступить к занятиям с персональным тренером, прошла тестирование на газоанализаторе.
«Мы больше не можем быть принцессами, мы должны усердно трудиться!» Марлиз Деккерс со своей новой книгой в Москве
12 декабря 2018
«Мы больше не можем быть принцессами, мы должны усердно трудиться!» Марлиз Деккерс со своей новой книгой в Москве
Дизайнер презентовала книгу «Раскрой свой потенциал» российской публике. Контрибьютор SNCMedia Арина Шабанова поговорила с дизайнером о вдохновении, пути к успеху и любви к себе.
Элеонора Ландри: «Все мои коллекции – история моей жизни»
05 декабря 2018
Элеонора Ландри: «Все мои коллекции – история моей жизни»
Молодой бельевой дизайнер, основательница бренда Elle Land Элеонора Ландри рассказала SNCMedia о своих новых коллекциях, вдохновении и о том, чего на самом деле хочет современная девушка.
Поехали! Отзыв о курорте Club Med Cefalu (Италия, Чефалу)
04 декабря 2018
Поехали! Отзыв о курорте Club Med Cefalu (Италия, Чефалу)
Ищите отдых, который объединит французское art de vivre или итальянскую dolce vita? Бронируйте билеты на рейс до Палермо – мы нашли для вас (и исследовали) сицилийский курорт, у которого всего этого в избытке.
Тестирует редакция: 3 модных окрашивания этого сезона
04 декабря 2018
Тестирует редакция: 3 модных окрашивания этого сезона
Редакторы SNCMedia взяли на себя роль подопытных кроликов и отправились тестировать самые актуальные окрашивания. Смотрим, что из этого получилось.
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз 19-25 ноября
Эта неделя начнется с отрицательного взаимодействия Юпитера и Марса. Как это отразиться на вас? Юпитер сейчас настолько сильный, что он будет давать стимул – работать на высокий статус, получать образование, а вот делать это будет лень. Даже тем, кто не ленив, понадобится больше времени для понимания направления.