Закрыть
Анастасия Ястржембская: «Чиновничество надо вытошнить – до конца»
12.01.2016

Анастасия Ястржембская: «Чиновничество надо вытошнить – до конца»

Автор: Ксения Собчак, SNC.
Фото: Дмитрий Смирнов.  
читайте также
Оксана Ярмольник: «Я ненавижу модную тусовку» Как создавалась «Призма»: Алексей Моисеенков раскрывает секреты (но не все) Интервью с грудью Памелы Андерсон Полина Киценко: «В дружбе важно умение разделить свой успех». Нужны ли вам нишевые ароматы? Влад Соколовский (да-да, тот самый!) о десятилетних поисках себя и их результатах Анжелика Тиманина: «На работе нет места дружбе» Трудно ли быть всем и сразу: учимся у Ксении Чумичевой Интервью с социальной сетью Facebook, которую построил Марк Цукерберг Интервью с татуировками Рианны Илона Столье: «Московский свет – это фальшивка на сто процентов» Игорь Ломакин: «Одевался в спортивное, в узких брюках неудобно поправлять протез» Интервью с улыбкой Джулии Робертс 8 очень милых фотографий из Instagram Ксении Собчак Наша Орнелла Мути: «Не лишайте себя удовольствий в жизни, иначе жизнь просто скучна, но разумно подходите к выбору этих удовольствий» Итоги года: СМИ, реклама, законы, срач Продюсер мюзикла «Черномор» Алексей Пеганов о селедке под шубой, книгах и работе 11 звездных Instagram, от которых пора отписаться Как преуспеть в ресторанном бизнесе в непростое для страны время Коллектив NO ZU о планах, путешествиях и скорой «Стрелке» (с приветом из Австралии) Как подарить мужчине годы любви, 170 000 долларов – и остаться с носом? Именинница недели: Ксения Собчак Тони Майерс: «Мои фильмы дают возможность подрастающему поколению увидеть космос, который не покажут в «Стартреке» Дэн Стивенс и Рэйчел Келлер о сериале «Легион» Андреа Прети: «Я очень много занимаюсь сексом» Интервью с фигурой Анджелины Джоли Иляна Чернышева и Елена Миронова о шоколаде и его популярности Музыканты DANTE и ELVIRA T о правильном питании, личной и лишней жизни Интервью с бюстом Кейт Мосс В чате с... человеком, который не даст голодать – Даниилом Мордовским

Настя Ястржембская – девушка-загадка. Красивая, медленная, но опасная. Знакомишься с ней и понимаешь, почему мужчины – от Андрея Тарковского-младшего до бывшего помощника президента Сергея Ястржембского — буквально теряли рассудок.

Настю совершенно точно можно назвать роковой. Только такая девушка взялась бы приобщить наш пугливый, злой бомонд к древней и сложной штуке – айяуаске. Скажу честно – я б не отважилась. Более того, о собственном знакомстве с этим психотропным напитком я рассказала только после того, как это сделала Настя: слишком привыкла к отрицанию, осуждению обществом подобных вещей. А ведь из Перу, где пьют айяуаску и куда моя собеседница устраивает поездки, я вернулась верующим человеком. Но такое невозможно объяснить – можно только прочувствовать. Поговорили же мы с Настей, как все девочки, о мужиках. И не только:)

Настя, осенью ты впервые оказалась на страницах SNC c очень резонансным рассказом об айяуаске – напитке, который южноамериканские индейцы варят из «лианы духов» и который кто-то считает лекарством, а кто-то – опасным наркотиком. Ты говорила о том, что нетрадиционная медицина в общем и айяуаска в частности буквально поставили тебя на ноги после сложнейшей операции на позвоночнике...

Так и было. В 2001 году я перенесла операцию, которая, к сожалению, оказалась неудачной. Олег Бойко (бывший бойфренд Ястржембской – российский «Форбс», предприниматель, продюсер, президент инвестиционного холдинга Finstar, оказавшийся после падения со второго этажа на вилле в Монте-Карло в 1996 году прикованным к инвалидной коляске. – Прим. SNC) порекомендовал мне своего хирурга со словами: «Ну что, твоя проблема – ерунда по сравнению с моей». От чистого сердца... Близкие поддержали: «Ну а что ты хочешь – путешествия, каблуки... Операция – пустяковая». И вот я еду в Барселону к этому доктору. А у него в этот самый момент разбивается на вертолете племянник. Я вот что тебе скажу: даже если ваш хирург – лучший в мире специалист, находится в рейтинге трех ведущих хирургов мира, да и вообще замечательный и прекрасный, не оперируйтесь, если он в неспокойном эмоциональном состоянии. Не надо. Я чувствовала, что операция пройдет плохо. Меня успокаивали: «Настя, он самый крутой, он Ельцина оперировал, и все прекрасно...» Я поверила, ведь у меня дедушка был хирургом, и, видимо, я всех врачей воспринимала как родного дедушку. (Смеется.) В Барселоне меня раздражало все: и сам город, и палата, и даже замечательные девушки-медсестры, вбегавшие в палату с криками «Ola!». Папа прозвал их Олечками. Хирург даже не отправил меня на рентген – взял старые снимки. В итоге вместо сорока минут операция продлилась четыре часа. После нее я две недели отлеживалась. Потом меня поставили на ноги, показали, как классно я стою. На самом деле в тот момент я была под сильными препаратами. И то, что я стояла, в действительности не значило ничего.

Когда ты поняла, что операция не удалась?

Уже в Лос-Анджелесе, куда приехала из Барселоны. Все говорили: «Ну что ты канючишь, у тебя там спайки». А мне было больно, но знаешь, дело даже не в боли – я привыкла ее терпеть, а в проблеме с вестибулярным аппаратом. Я чувствовала себя... как бы тебе это объяснить... подбитой осой. Ставишь ногу, а что будет дальше – непонятно. Конечно, почувствовав ухудшение, я связалась с еще более знаменитыми хирургами. Мне сказали: «Вы можете снова лечь под нож, но есть тридцатипроцентная вероятность, что окажетесь после этого в коляске!» Спасибо, класс, здорово!

Тридцать процентов! И как ты поступила?

Я вернулась к проверенному флорентийскому доктору, мануальщику. Тому самому, что твердил: «Насть, никогда не оперируйся!» Низко опустив голову, я пришла каятьcя – мол, так и так. Я знала, что многие мануальные терапевты не принимают оперированных людей, говорят: «В вашем случае мы на себя ответственности не берем». Но мой флорентиец велел: «Ложись, будем учиться. Учиться дышать». Научилась дышать я спустя два года. И ощутила в тот момент невероятное счастье...

Ты имеешь в виду холотропное дыхание? Пранаяму?

Нет. У каждого доктора своя методика. Мой случай похож на дыхание диафрагмой – тот же принцип. Но это серьезная работа. Многие приходят к врачу, ложатся на кушетку и думают, что доктор сам все за них сделает. А надо годами работать над собой, своим эмоциональным состоянием, даже сном... Я делала это два года и пришла к результату. В какой-то момент, поднимаясь с кушетки, я даже сказала доктору: «Как здорово, что меня неправильно прооперировали! Ведь иначе я бы ничему не научилась». Он ответил: «Слушай, поменьше разговаривай! И поменьше думай!» (Смеется.) Видимо, у меня был такой... overthinking. Извини за плохой русский: в голове переключается очень много языков. Надо хотя бы месяц прожить в России, чтобы все встало на свои места.

Ничего. Я знаю, что этот флорентийский доктор на данный момент лечит всю твою семью.

Да, вместе с еще одним врачом-гомеопатом. У них крайне муторная работа – представляешь, это ведь надо посвящать чужим людям все свое время. В современной медицине такое почти невозможно. Конвейер: дали антибиотики – следующий! Нет, я не против антибиотиков, когда они действительно нужны. Когда мне было два года и я заболела воспалением легких, они спасли мне жизнь. Но я считаю, что холистическая медицина и классическая должны объединять свои усилия, как это, например, происходит в Гонконге, Китае, Перу или Непале.

Ну да. Так и возникла идея основать собственную медицинскую компанию?

Идея родилась в 2006 году, когда я встретила специалиста по кинезиотерапии. Это своего рода лечебная физкультура. У всех есть неприятные события, которые мозг не хочет запоминать, – скажем (я примитивно рассказываю) в детстве покусала собака или наорала тетенька в красном платье. И весь эмоциональный мусор, не вынесенный когда-то, скапливается в вашем теле. Возникает неосознанная реакция на собак, красное. Это можно понять даже по прикосновению. Существуют разные методики кинезиотерапии. Например: кинезиотерапевты берут тебя за руку, задают разные вопросы или просто называют слова: «черное», «белое», «папа», «мама», «сколько вам лет». И ты по-разному реагируешь. Мыщца «провисает» в тот момент, когда человек слышит какие-то элементарные вещи, банальные, становится слабая – ты просто считываешь это, и все. Я такое умею, у меня есть диплом: выучилась в Европе. Я многим друзьям такое делаю, им нравится. И это очень нравится всяким випам, нашим звездочкам. (Смеется.) Я одной известной итальянской стилистке такое делала, она потом просила меня: «Пожалуйста, только никому не рассказывай!» Естественно, что секреты чужой мышцы мне не нужны.

Когда ты этим увлекалась, ты уже была с Ястржембским?

Да, мы были вместе, ждали ребенка. Знаешь, я ведь соавтор Сережи в его этнографических проектах, например про африканские племена... С моей подачи он начал включать в документальные фильмы сюжеты о шаманах. Сережа очень любит слово «шаман», хотя я бы этих людей так не называла.

Да, «шаман» в русском языке почему-то несет негативный оттенок. А ты рассказывала Олегу Бойко про эти истории? Он не заинтересовался? Мне кажется, это могло бы ему помочь.

Я считаю, это очень бы ему помогло.

Но вы не общаетесь?

У нас нет возможности общаться. С его стороны нет желания. Да и из уважения к Сереже мы не... Впрочем, что-то из кинезиотерапии я Олегу рекомендовала.

Меня восхитило, что Сережа так открыто рассказывает в интервью про тех же шаманов, айяуаску... Он же столько лет – чиновник.

Он давно не чиновник. Столько лет уже не чиновник.

Но был. Он не боится вызвать рассказами про айяуаску шквал народного негодования? Люди ведь очень предвзяты.

Надо было вытошнить это чиновничество до конца. Вот чтобы прям до конца. Мы над этим работали...

Вытошнить чиновничество? Это прям круто!

...Сережа не боялся критики, предубеждений. Но я согласна с тем, что люди очень любят навешивать ярлыки.

Да-да, они читают «айяуаска», гуглят – все! – наркотики, галлюциноген! И записывают вас в неформалов типа любителей амстердамских грибов. И начинают причитать: «Эти Ястржембские сходят с ума, как можно...» А ты все-таки чувствуешь в Сереже остатки чиновничьей жизни? Отголоски прошлого?

Бывают, конечно, реакции. Я называю их «защищать Россию»: когда Сереже кажется, что что-то идет не так, он реагирует мгновенно, очень эмоционально... Так бросаются на защиту Родины.

Наверное, для тебя это непривычно. Я видела тебя в очень разных обстоятельствах, но одно оставалось неизменным – ты всегда очень нравилась мужчинам, самым разным. Всегда была вот прямо женщиной-мечтой для...

Не знаю, кому вообще я нравилась.

Нет, это правда.

Может, моя самодостаточность их притягивает. Хотя она была со мной не всегда.

Выйдя замуж за Ястржембского, ты как будто пропала с радаров. Раньше ты вела активную жизнь, вы с Олегом всегда куда-то выходили, были на вечеринках, да и после Бойко у тебя были громкие романы. А после этого замужества ты исчезла из светской жизни.

Мне кажется, это придумывают.

А мне кажется, нет.

Нет, секундочку. Сережа сделал мне предложение, когда я еще была с Олегом. Он подтрунивал насчет того, что мне было бы неплохо заняться бизнесом – вот как Ольга Слуцкер. Это такой тип манипуляции, любимый русскими мужчинами. Знаешь, когда жена твоя худая, а ты говоришь ей, что она толстая: случай моей подружки. И таким образом контролируешь ее, самоутверждаешься за ее счет. Я только сейчас понимаю, зачем Олег это делал. Когда испытываешь чувства – это нормально. Девочки манипулируют по-своему.

Ты занялась бизнесом?

После теракта 11 сентября я с друзьями – французами и итальянцами – устроила благотворительную акцию: в Нью-Йорке сажали деревья, а мы решили сделать что-то похожее в Москве. Олег одобрил: «Ну сделай что-то масштабное». Я говорю: «Окей, сделаю». И вот я встречаю Ястржембского, с которым в 1998 году познакомилась в Африке. Он здоровается: «Привет, как дела?» – «Нормально». – «А что ты в Москве делаешь?» (А я же двадцать пять лет не была в России, появлялась набегами.) – «Да вот пытаюсь благотворительность организовать». Ну кто тогда этим не занимался! Тут Сережа и говорит: «А ты вообще-то в курсе, что тебе самой нужна помощь?» – «Да нет, – ответила я, – я сама, мне не нужно никакой помощи». Потом у меня ничего с благотворительностью не получалось, хотя деньги были. Я снова встречаю Ястржембского в Москве, этом огромном чужом городе, совершенно подавленная. «Ну как успехи? – спрашивает он. – Нормально?» – «Нет. Ничего у меня не выходит». Сережа говорит: «Ну давай я тебе помогу...» Олег как-то странно на это отреагировал. Я развела руками: «Ты же сам велел мне заняться благотворительностью». Тогда я и сама не поняла, что произошло.

Ну да, все случилось очень стремительно.

Ну как стремительно? Прошел почти целый год, хотя и расписались мы с Сережей спустя пять дней после того, как я к нему переехала.

Пять дней!..

Да. Мы с ним, видимо, два адреналинщика. Я не люблю это слово, но Сережа любит его. Постоянно выходим из зоны комфорта – ты тоже так делаешь. А вообще, знаешь, все сложилось как-то очень правильно энергетически. Мы, девушки, очень любим форсировать события. Но когда очень ждешь определенного результата, ничего не получится.

Да, да, по себе знаю. Приходит, только когда отпускаешь. У меня всегда – ровно так. Ты говоришь, и аж мурашки по коже.

(Смеется.)

Мне очень хотелось замуж, но в один день я решила – ну окей, проживу и без этого!..

Да это не ты хотела замуж, а общество, общество.

...И когда я ушла от этого желания, забыла, ко мне тотчас же все пришло. Я переехала к Сереже, пытаясь как-то сбежать из непонятной ситуации с Олегом, в которой требовалось, чтобы я стала бизнесменом или...

Если честно, мне очень жалко Олега.

Ну в конфликте нет одного виноватого.

Мне жалко Олега – а я его часто вижу и поэтому могу смело говорить об этом в интервью, – потому, что после тебя он так никого по-настоящему близкого и не встретил.

Я очень хочу, чтобы он нашел себе такого человека.

Ты очень сильно его изменила. Будто поставила на чем-то внутри крест: после тебя он появляется исключительно с какими-то женщинами-моделями...

Это тоже своего рода форсирование ситуации. Олег всегда думает, что знает, чего хочет. Он всегда говорил мне, куда, условно, намазать свою любовь. А я, наоборот, считаю, что паре нужно общаться, разговаривать, а не указывать друг другу, что делать. Ну не вышел у тебя сегодня с мужем разговор – поговори с ним завтра, когда он будет более открытым. Бойко не такой. Я спрашивала его: «Почему ты так мало общаешься с мамой и папой? Даже дикари в джунглях понимают всю важность контакта с предками...» Как-то раз я час проговорила с мамой Олега во французском посольстве, не зная, кто передо мной. Мне было так интересно!

То есть тема семьи у Бойко – больная?

Я не имею права это говорить, но мне кажется, Олегу не хочется, чтобы его жалели, ну и все эти сентиментальности. Я пыталась и дальше беседовать на семейные темы с Олегом, но опять почувствовала какой-то форсинг. Сережа, кстати, тоже форсировал меня с профессионализмом политика. (Смеется). Очень технично.

Он тебя как-то очень решительно увел, да? Ставил ультиматумы?

Слушай, я бы не хотела это... Я лучше по-дружески тебе расскажу... Ну конечно, Сережа был заинтересован в том, чтобы я была с ним, шел к этой цели.

Теперь ты можешь точно сказать, чем отличаются мужчина-бизнесмен и мужчина-чиновник. В чем принципиальная разница?

Мой муж из творческой богемы, так что я знаю целых три типажа. (Смеется). Вообще-то все мужчины похожи: им всем нужна самореализация. Просто она лежит для них как бы в разных сферах. Могу сказать, что мне больше всего не нравилось в чиновничестве. Сказать?

Давай.

Отсутствие личности.

Подожди, но ведь Ельцин был личностью!

Ельцин был режиссером, вокруг которого – хорошие актеры, которые обязаны играть свою роль. Сережа был одним из них.

Тяжело быть женой чиновника? Ведь когда вы с Ястржембским поженились, он еще не ушел из политики.

Хороший вопрос. Мне было тяжело, потому что я никогда раньше не общалась с людьми, которые были в системе. Все мои близкие – совершенно свободные, вне режима. Я ведь тоже из богемной семьи. Мне было сложно понять, чем Сережа живет, чем дышит. Поэтому я включила наблюдателя. Не в первый, впрочем, раз в жизни. Как-то Сережа встретился с моим крестным Тонино Гуэррой (итальянским поэтом, кинематографистом, сценаристом Тарковского, Антониони, Феллини. – Прим. SNC), и тот сказал во время этой встречи очень яркую фразу: «Политика никогда не скажет тебе «спасибо». В этот момент я поняла, что подсознательно Сережа хотел встретиться именно с таким человеком.

Скажи, а не из-за тебя ли он ушел из политики? Ты как-то влияла на это решение, одобрила его?

Помню, как Сережа пришел за советом: «Мне уходить?» Я спросила, так как, конечно, не хотела брать на себя ответственность за чужое решение: «С каким настроем ты приходишь на работу?» И он... (качает головой и поджимает губы). А на своем юбилее Сережа меня поблагодарил: «Без Насти я никогда не принял бы это решение». Но я хочу подчеркнуть, что оно все же полностью его – я не влияла...

И все же это очень нетипично. Многие девушки мечтают выйти замуж за политика – как-никак статус. А ты, наоборот, от этого бежишь.

Я не скажу, что мне не хотелось, чтобы Сережа ушел из политики. Но все мы несем ответственность за свои жизни, хоть и, как собачки, крутимся на месте перед тем, как устроиться поудобнее. Сережа очень много отдал России, выполнил все обязательства перед начальством. Он работал так, как в старину служили царю – с полной самоотдачей. Я думаю, это идет от предков.

А вы продолжаете интересоваться политикой или далеки от этого?

Сережа, конечно, да, он не может без прессы. Раньше его стол был завален газетами, теперь тоже, но есть еще и Интернет. Не знаю, как его голова все это выдерживает. С точки зрения нетрадиционной медицины все это очень токсично. Но он как-то справляется.

Вы много времени проводите в России?

Мало. Я приезжаю пару раз в год на неделю. Сережа немного чаще. Наши дети живут под Флоренцией, учатся во флорентийской школе. Для меня в мире не существует границ. Я смотрю на него в целом. И хочу, чтобы у моих детей было так же.

Расскажи напоследок что-нибудь забавное из вашей с Сережей жизни.

Когда мы только съехались, Сережа очень меня напугал. ЦСКА (или не ЦСКА, я не знаю!) забили гол, и он закричал. Я никогда в жизни не видела футбольных фанатов. Решила, что гантель упала ему на ногу.

Опубликовано в SNC №75 март 2015.


Вы раньше слышали про Анастасию Ястржембскую?

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ

А вот и наш главный претендент на роль лампы в новой экранизации «Красавицы и чудовища»! Нет, серьезно: что мама Дженнер хотела выразить при помощи этого принта? Похвасталась ремонтом в доме?
новые trashsetter’ы
Рианна и ее выходки, которые мы не забудем
2 часа назад
Рианна и ее выходки, которые мы не забудем
Яркая и бесшабашная звезда по имени Рианна, заработавшая миллионы, празднует сегодня день рождение. Расскажем, что ее прославило (ну кроме музыки).
Стрелки из «Инстаграм»: самые странные варианты
4 часа назад
Стрелки из «Инстаграм»: самые странные варианты
Игнорировать тренд на нестандартные (и даже скажем больше — абсолютно неносибельные в нормальной жизни) стрелки уже невозможно. Просто соберем этих единорогов, короны и рыбьи хвосты (и все это на веках, не забывайте!) здесь. А вы уж сами решайте, что с ними делать. 
Пенное путешествие: куда ехать любителям пива?
5 часов назад
Пенное путешествие: куда ехать любителям пива?
За ромом – на Кубу, за вином – во Францию. А для пива спецом существуют сразу 6 стран!
Неограниченные: киногерои с физическими особенностями
7 часов назад
Неограниченные: киногерои с физическими особенностями
Голливуд умеет вдохновлять. Не всегда, но умеет. Взять хотя бы этих красоток, которые отправляют врагов в нокаут не хуже мужиков. Герои этой подборки тоже спасают мир, несмотря на свои физические особенности и опасные заболевания. 
10 подарков дешевле 3000 рублей для настоящих защитников (красоты, чистоты и отечества)
10 подарков дешевле 3000 рублей для настоящих защитников (красоты, чистоты и отечества)
Если вам посчастливилось иметь друзей или родственников мужского пола из России, Белоруссии, Таджикистана и Киргизии, готовьтесь покупать подарки! У вас осталось 3 дня на то, чтобы осчастливить всех. А если вы не хотите носиться по магазинам как электровеник, покопайтесь в закромах «Яндекс.Маркета» – пока все в наличии.
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз на 20–26 февраля
Начало недели откроет напряженной аспект между Марсом и Плутоном. Скорее всего, не получится начать рабочий понедельник с плавного утра, спокойной чашечки кофе и размеренных планов. Вам предстоит много работы.