Сталкинг: как защитить себя от навязчивого преследования

Автор:
Фото: Getty  
Нет времени на весь текст?
ЧИТАЙТЕ СПОЙЛЕР

Мы принимаем сталкинг за обычный конфликт, весь наш жизненный опыт показывает, что любая ссора рано или поздно заканчивается. Но сталкинг – это не конфликт, это деструктивная система отношений, а сам преследователь – больной человек, психопат.

Обсудить статью

Он в вас влюблен, не может забыть и ходит по пятам... Звучит романтично? Не очень-то – если человек вторгается в жизнь против вашей воли, следит за вами, угрожает вам и вашим близким. Мы поговорили с несколькими жертвами сталкинга (навязчивого преследования) и с психологом, чтобы понять, где грань между страстной влюбленностью и настоящей опасностью, а то и психическим расстройством.

Анна Акатова, Санкт-Петербург

Расскажите, что именно произошло? Когда ваш бывший муж начал преследовать вас?

Мы поженились сентябре 2013-го, а через некоторое время после рождения ребенка в 2014 году муж переехал жить к себе. Не помогал ни физически, ни финансово, появлялся редко. Отношений не было – мы уже давно стали чужими друг другу людьми, которых даже ребенок не связывал. Я решила подать на развод – какой смысл в такой «семье»? Как только я сообщила о своем решении, началось: звонки, sms, «Нам надо поговорить». Затем начались угрозы: «Твоя жизнь превратится в говно», «Я тебе жить не дам», «Никуда ты не уедешь» (я поступила в вуз в Германии). Мирно решить вопрос не получалось, после его обещаний «Я вас отпускаю, давайте жить дружно» все начиналось снова.

В чем проявляется навязчивое преследование? Как это влияет на вас и на вашу семью?

Начнем с самого безобидного – звонки и сообщения. Сообщения разные – в соцсетях, на мобильный телефон, бесконечный поток, представляющий собой смену настроений от «ты немецкая подстилка», «твои родители – пидоры» до «я тут познакомился с девушкой, она хочет отношений, но я люблю только тебя». Разумеется, во всех соцсетях я его заблокировала, но это не спасает – сообщения поступают с аккаунтов общих знакомых или его нынешней девушки.

Он взламывал мои страницы в соцсетях. Мне приходили сообщения с цитатами из моих личных переписок, скриншоты документов, украденных из личной почты, мои приватные фотографии с комментариями, скриншоты из моего аккаунта в «Инстаграме», опять же с его комментариями обо мне и моей жизни. Он писал будущим однокурсницам в Германии, выспрашивая: «А учится ли у вас такая-то, а где она живет, а как доехать до вашего вуза?» На одной из встреч, затеянных ради примирения, он украл из моей сумки личный дневник и потом цитировал его моей маме.

Дальше – больше. Фотографии у офиса ФСБ на Литейном с подписью «Здесь занимаются твоим личным делом по моей наводке», «Ты никуда не уедешь». Он караулил меня возле входа в парадную, когда я возвращалась с работы домой, его машина преследовала меня, когда я выходила в магазин; я шла гулять с ребенком в парк, а он шел следом и снимал нас на видео. Как-то раз я отправилась на встречу с друзьями, и мне на телефон пришло сообщение с фотографией места, где я находилась, и подписью «Я рядом». Еще один случай – он караулил меня у квартиры и перерезал провода электроснабжения, чуть не вызвав пожар.

Моя мама видела его у своей работы, он караулил и ее тоже. Моим родителям он звонил и кричал в трубку: «У вас по всей квартире жучки, я все слышу, что вы говорите», «Вам от меня не уйти, я вам жизнь испорчу». А ведь он год жил за счет моих родителей в их квартире.

Мы боимся жить. Ужасное чувство, когда каждый твой шаг фиксируется, когда ты боишься выйти из подъезда, потому что знаешь, что внизу стоит его машина, что он выйдет из нее и пойдет за тобой, куда бы ты ни направлялась, а главное, не знаешь, чего от человека ожидать, – это просто страшно.

Я больше не переписываюсь в соцсетях, не делаю постов. Я не могу рассказать знакомым, как у меня дела, потому что боюсь, что мой аккаунт опять взломают. У меня были нервные срывы. Мы не можем спокойно гулять с ребенком. Моя мама ходит на работу, оглядываясь по сторонам. У моего отца (он пенсионер) начались проблемы со здоровьем. Ощущение постоянной слежки стало неотъемлемой частью нашей жизни, но это не жизнь, это кошмар. Я знаю, что многие люди, которые сталкивались со сталкингом, меняли место жительства. Очень бы этого не хотелось, конечно...

Вы обращались в полицию?

Первый раз я обратилась в полицию в 2015 году, когда бывший муж впервые взломал мой электронный ящик и украл оттуда мои документы. В заявлении я написала о преступлении и о том, что он угрожает мне расправой. Через какое-то время пришел отказ в возбуждении уголовного дела. Я обратилась в прокуратуру, но оттуда вообще не ответили. Второй раз я подала заявлениев полицию в 2016 году, когда бывший муж пытался вломиться к нам в квартиру и перерезал электропровода. Я ходила на допрос, мне сказали, что мое заявление могут принять только по статье о хулиганстве, а преследование по нашему законодательству никак нельзя квалифицировать. Сказали, что проведут профилактическую беседу, а потом дело сдадут в архив. Уголовное дело возбуждать отказались.

В российском Уголовном кодексе не предусмотрена статья за сталкинг. Чаще всего действия сталкеров характеризуют как хулиганство, крутят пальцем у виска, но никаких реальных мер никто не принимает. (Из петиции Анны Акатовой)

Тогда я и решила создать петицию о необходимости уголовного наказания для сталкеров, чтобы обезопасить жертв. Беседа – это не наказание. Беседой не исправить убитые нервы, пошатнувшуюся психику и неудобства (хотя «неудобства» слишком мягкое слово), которые причиняет этот психотеррор.

После публикации петиции на Change.org мне стало известно, что я не первая жертва сталкинга со стороны моего бывшего мужа – когда я была беременна, он преследовал свою бывшую девушку, звонил ее матери, караулил у места учебы и просил вернуться к нему. А другую бывшую девушку тоже терроризировал сообщениями и звонками на протяжении 8 лет.

Люди говорят: «Как ты его сразу не раскусила?», «Он же тебя любит» или «Какой сталкинг, что ты там выдумала, он просто ищет внимания». Никому из подобных комментаторов не желаю оказаться в подобной ситуации. Прочитайте текст моей петиции – там рассказано, к каким последствиям может привести сталкинг. А любой вид преследования должен быть уголовно наказуемым, потому что он подвергает опасности психологическое и физическое здоровье жертвы.

Екатерина Василенко, Омск

Мне «посчастливилось» столкнуться со сталкингом после расставания с сожителем. Я старалась сохранить приятельские отношения с ним для обсуждения порядка встреч с дочерью (хоть в документах он и не записан) и ее частичного материального обеспечения. Исходя из этого, я не стала менять номер телефона, работу, скрывать место жительства (о чем в дальнейшем очень пожалела). Но мой бывший переполнен любовью к себе, он не воспринял всерьез мой уход и не хотел признавать случившееся. Когда спустя некоторое время он осознал, что я не вернусь ни при каких обстоятельствах, а к тому же устраиваю личную жизнь, его буквально переклинило.

Началось молчаливое наблюдение у моего дома, работы, детского сада. Демонстративные преследования. Потом он ворвался домой для выяснения отношений. А однажды без предупреждения забрал дочь из сада – там воспитатели еще не были в курсе наших семейных перемен.

Затем слежка сменилась sms-атаками – с разных номеров, из Интернета, сообщениями в Whatsapp, «Вконтакте», «Одноклассниках», тонны сообщений с оскорблениями меня как женщины, матери, дочери, сестры, жены и просто человека. Сообщения и звонки поступали и моим родственникам, но не с оскорблениями, а просьбами повлиять на меня. Это двуличие повергало меня в ужас. К примеру, моя мама говорит: «Дочка, Авел так просит поговорить с тобой, он вроде о ребенке хочет договорится, не оскорбляет же...» А мне в этот же момент он писал: «Посмотри на себя в зеркало, какая же ты мразь. Какая ты женщина? На твоем месте я бы занавешивал тряпкой зеркало. Ничего унизительнее, чем секс с тобой, у меня не было», – и это еще цветочки.

Потом все это дополнилось атаками в соцсетях на меня и моих друзей с разных аккаунтов... Самым ужасным были его приходы ко мне на работу со скандалами и разборками. Кроме всего прочего, он хитростью похищал дорогостоящие вещи (ноутбук, одежду ребенка) и портил их. В общем, некоторое время это был настоящий «сталк-террор».

Честно говоря, в самом начале этой эпопеи меня все даже смешило. Но спустя некоторое время я начала понимать, как преследование влияет на мое психологическое и физическое состояние, на мою трудоспособность – сталкинг стал отражаться на всех аспектах моей жизни. Именно тогда я осознала всю серьезность сталкинга как социального явления.

Вначале я пыталась идти на контакт, но когда поняла, что общение с ребенком и помощь дочери его вообще не интересуют, прекратила диалог. Потом поговорила с полицией, где мне рассказали, что максимум, что можно сделать, – отправить участкового, чтобы он побеседовал, но, с их же слов, это только раззадорит сталкера, потому что преследователи как никто другой знают: за их действия в России нет уголовного наказания. В итоге после нескольких консультаций у психолога я научилась блокировать чувство паники, а своего преследователя – игнорировать, что бы он ни пытался сделать.

Бывший сожитель заявляет, что им и сегодня (спустя год) руководит обида за упавшую в пропасть самооценку и вернет он ее только тогда, когда я буду «уничтожена морально, психически, физически – не принципиально» (цитирую его дословно). А так как получить защиту от закона я не могу, он, торжествуя, продолжает свое грязное дело, а я делаю вид, что не замечаю его действий (хотя порой это нелегко). 

Главная проблема жертвы – то, что в правоохранительные органы она может обратиться за помощью, только если было совершено реальное нападение. До применения физического насилия проблему сталкинга никто не воспринимает серьезно. (из петиции Анны Акатовой)

Я считаю, что ни один человек (неважно, какого пола) не заслуживает такого. Думаю, что безнаказанность сталкеров дает им ощущение власти, и это может привести к страшной трагедии (спровоцировать насилие, похищение, убийство – все что угодно).

Именно поэтому я поддержала петицию Анны Акатовой с требованием ввести в Уголовный кодекс РФ статью о сталкинге, ведь только так можно предотвратить подобное.

Согласно исследованиям Центра судебной психиатрии, 92% преследователей страдают психическими нарушениями разной степени тяжести. То есть в большинстве случаев сталкинг – это поведение больного человека. Я думаю, логично было бы при наличии факта сталкинга первым делом отправлять человека на психиатрическую экспертизу и если понадобится, то на принудительное лечение. И, конечно, было бы правильным ограничивать возможность их приближения к жертвам – разумеется, если факт сталкинга доказан.

Наталья Р., Италия

Меня преследовал бывший муж на протяжении 5 лет, его целью, как он сам мне говорил, было мое самоубийство. Проблема в том, что у нас с ним общие дети и по закону Италии, где мы живем, он имеет право с ними общаться 2 раза в неделю, поэтому я не могу никуда переехать и скрыться от него.

Он заводил на меня уголовные дела, нанимал сыщиков, следил, записывал телефонные звонки, протыкал колеса, фотографировал, сидел под окнами, устраивал налоговые проверки, настраивал детей против меня, пытался оклеветать, всего не перечислишь.

На протяжении трех лет два-три раза в неделю меня проверяла полиция, постоянно осматривали квартиру – полицию все время вызывал он.

Я обращалась в полицию с тремя заявлениями: уклонение от уплаты алиментов, сталкинг и клевета. Уклонение от алиментов и сталкинг закрыли – по их мнению, нет никакого сталкинга.  Дело о клевете еще идет.

Первыми сделали stalking уголовным преступлением американцы – в 1992 году. Примеру США последовали Канада и Австралия. В Евросоюзе навязчивое преследование наказуемо в Великобритании, Бельгии, Ирландии, Голландии, Австрии и с 2007 года – в Германии. (из петиции Анны Акатовой)

Меня знают полицейские трех близлежащих городов, потому что все они по очереди были как-то вовлечены в это дело. Сделать они ничего не могут, потому что все, что бывший делает, в рамках закона, плюс ко всему он военный, полковник, в глазах общества он герой.

Он относится к типу «злопамятный сталкер» (чувствует себя обиженным за то, что я отсудила у него сумму денег, которую давал ему взаймы мой отец). На мой взгляд, у него параноидальное расстройство личности. Я ходила к эксперту в России, она сказала, что он психологический маньяк, который способен плеснуть кислотой в лицо, и надо быть с ним осторожной.

У нас уже 8 лет идут суды, в Италии это нормально, от него отказались уже 4 адвоката, так как с ним невозможно ни о чем договориться. Адвокаты просто сбегают от него.

Сейчас он слегка успокоился, но лишь слегка. При любой возможности он опять что-то выдумывает, чтобы испортить мне жизнь.

Комментарий специалиста

Елизавета Палей, психолог:

Столкнувшись со сталкингом в своей собственной жизни, я полагала, что нахожусь в уникальной и очень личной ситуации. Но сейчас, спустя год, я знаю, как много вокруг людей, переживших то же, что и я. 

Что такое сталкинг?

Существуют разные формы сталкинга, или навязчивого преследования. Есть веб-сталкинг, когда вас донимают через Интернет (не думайте, что это легкое и безопасное испытание). Но есть и офлайн-преследователи – те, кто стоит под окнами, ходит по судам, пишет письма в инстанции, через социальные службы и суды отбирает детей, поджигает машину, делает вполне ощутимые бытовые гадости, нападает, угрожает убийством. А может делать всё это одновременно или постепенно переходя к более и более тяжелым ударам.

Одна из опасных особенностей сталкинга – то, что он маскируется под нормальные, правомерные житейские ситуации. Ну подумаешь, страдающий влюбленный, бывший муж, какая-то глупая одноклассница, уволенный работник – что с них взять? Побушуют и затихнут.

Но если понимать, что единственное, к чему стремится сталкер, – чувство власти, все становится не так просто и оптимистично. Власти много не бывает, а значит, преследование другого человека, чтобы эту власть ощущать, может заходить бесконечно далеко. И часто заходит.

Как понять, что вы имеете дело именно со сталкингом?

1. Как правило, все начинается внезапно. Человек резко меняется в своем отношении к вам.

2. И с этого момента, не обращая внимания на ваши протесты и требования, нарушает границы и вторгается в вашу личную жизнь. Типичные примеры: ночные звонки, навязчивые сообщения, внезапные приезды, преследование на улице, проникновение в жилище, попытки общения с вашими родственниками и друзьями для обсуждения вас и вашей жизни.

3. Позволяет себе недопустимое поведение, нарушающее все нормы (грязная ругань, умышленная клевета, хулиганство, порча имущества, распространение порочащей информации).

4. Шокирует выходками и выдвигает неадекватные требования.

5. Даже мысль об общении с этим человеком выводит вас из эмоционального равновесия.

6. И все это происходит навязчиво, регулярно, угрожающе. Иногда годами.

7. Вы знаете, что этот человек уже кого-то преследовал ранее. 

Если вы замечаете три и более из этих признаков – это сталкинг.

Увы, в реальной жизни понимание приходит мучительно и долго, порой слишком долго, создавая реальную опасность для жизни. И, как ни обидно, но причина этого промедления – мы сами: наши лучшие стороны, наши открытость и уважение к людям. Нормальные человеческие реакции в отношении сталкера только ухудшают ситуацию. Не думайте, что под прицел сталкера попадают прирожденные жертвы или какие-то особо наивные и слабые люди. На этом месте может оказаться абсолютно любой человек. 

Сталкинг: как защитить себя от навязчивого преследования

Иллюзии, из-за которых люди становятся жертвами сталкеров

1. Иллюзия, что это временный конфликт

Почему мы так думаем? Мы принимаем сталкинг за обычный конфликт. Весь наш жизненный опыт показывает, что любая ссора рано или поздно заканчивается. Мы привыкли, что после сильного выброса эмоций конфликт идет на спад. Стороны успокаиваются, мирятся, и дальше жизнь идет обычным ходом.

Типичная ошибка: острый конфликт или терпеливое ожидание.

Сталкер не успокоится, если ваши реакции станут агрессивными или эмоциональными. Чем активнее вы будете возмущаться, тем сильнее он чувствует азарт.

Даже если вы попытаетесь начать преследовать сталкера в надежде на то, что подобное лечится подобным, эти попытки обречены на провал и только подзадорят его, дадут дополнительные поводы к вторжению в вашу жизнь.

Парадокс в том, что ваше терпение будет производить ровно тот же эффект.

Факт: сталкинг – это не конфликт, а деструктивная система отношений. Чем дольше вы выступаете в роли жертвы, тем сильнее держится за вас преследователь. Известны случаи, когда сталкинг продолжался по 10 лет и более.

2. Иллюзия возможности диалога

Почему мы так думаем? В нормальном человеческом общении принято давать друг другу кредит доверия. Чем ближе человек и доверительнее общение, тем больше этот кредит: мы готовы потерпеть что-то неприятное ради всего хорошего, что связывает нас.

Сталкер виртуозно использует этот кредит. Например, постоянно изъявляет желание общаться, говорит о том, как хороши могли бы быть ваши отношения и как все теперь испорчено (разумеется, по вашей вине). И мы попадаемся на крючок. Снова и снова принимаем манипуляцию за диалог.

Типичная ошибка: поиск компромиссов, попытки договориться.

Факт: сталкер не общается, а навязывает вам роль в своей игре. И что бы вы ни предпринимали, он занят только этой игрой. Общения как такового просто нет. Вся эта ситуация – замкнутый круг и вы будете бесконечно ходить по кругу.

3. Иллюзия чувств

Почему мы так думаем? Большинство из нас боится стать отвергнутыми или быть ничтожными в чьих-то глазах. Это самое болезненное, что рано или поздно придется признать, столкнувшись со сталкером. Особенно тяжело приходится, когда преследует тот, кто еще вчера был самым близким, любимым, родным.

Типичная ошибка: рассчитывать, что сталкер имеет особый интерес, привязанность или любовь к вам, просто выражает их таким неадекватным способом.

Факт: у сталкера нет особых чувств по отношению к объекту – ни хороших, ни плохих. У него есть потребность чувствовать власть, азарт, внимание. Словом, использовать объект для собственного удовлетворения. Разумеется, чем активнее объект реагирует, тем интереснее с ним играть. От этого происходят пугающие приступы «душевного тепла», когда сталкер внезапно начинает признаваться в любви, преданности, предлагать все забыть.

4. Иллюзия моральной и психологической силы сталкера

Почему мы так думаем? Сталкер силен тем, что нарушает все правила, выходит за границы дозволенного. Пока он застает врасплох, ставит в тупик, нарушает наши права, ставит под сомнение наши способности, нашу значимость, мы получаем опыт своей несостоятельности.

Чувствуя превосходство сталкера, мы действительно ему проигрываем. Его действия заставляют нас спасаться бегством, прятаться, оправдываться, сносить неуважительное отношение. Вести себя как люди, потерявшие человеческие и гражданские права, как рабы или преступники.

Типичная ошибка: считать, что сталкер – сильная подавляющая личность.

Факт: как правило, сталкеры имеют слабый тип личности, который быстро накапливает внутренне напряжение и крайне нуждается в разрядке. Ему хочется снова и снова побыть «халифом на час», почувствовать власть, силу и состоятельность. Сталкинг – это моральное и психологические давление, дающее преследователю почувствовать себя достойным членом общества за счет подавления и обличения якобы менее достойного.

5. Иллюзия дистанции и безопасности, если нас атакуют в Интернете

Почему мы так думаем? Интернет часто ощущается как некое отдельное пространство. Кажется, что все происходящее там же и останется. Ситуация кажется не такой реальной – только слова-слова-слова и эмоции, мы не считаем нужным опасаться всерьез.

Типичная ошибка: рассчитывать, что дальше Интернета дело не пойдет.

Факт: большинство случаев веб-сталкинга выходят в офлайн и заканчивается вполне ощутимыми неприятностями: нападениями, нанесением ущерба имуществу, нежелательными контактами с окружением жертвы с целью запугивания, нанесением удара по репутации человека, его деловым и дружеским связям.

Например, один из видов веб-сталкинга – преследовать молодых замужних и желательно беременных женщин угрозами о том, что мужу скажут об их якобы имевшей место сексуальной связи и заявят претензии на ребенка. Претензии обычно бывают абсолютно беспочвенными, но отношения пары страдают в таких случаях невосполнимо, не говоря о здоровье женщины и ребенка.

6. Иллюзия законного права

И этой иллюзией наслаждается уже сам сталкер: «Я судья. Ты – вне закона. Я – закон».

К этой уверенности сталкер приходит через безнаказанность. Он считает себя вправе судить нас, нашу жизнь, нашу личность. Решает, как и что мы должны делать, как жить.

Я никогда не поверю, будто сталкер не понимает, что позволяет себе нечто запретное. Всё, в чем особенно рьяно обвиняет жертву такой судья-преступник, в итоге оказывается его собственным тайным грешком.

В ряде стран множество потенциальных преследователей уже растеряло эту иллюзию безнаказанности, а вместе с ней и смелость. Установленный законом запрет на сталкинг и уголовное наказание за него – это достаточная мера, способная образумить большинство потенциальных сталкеров.

По законам Великобритании для квалификации поведения как сталкинга достаточно двух инцидентов при условии, что сталкеру известно о нежелательности его действий: это могут быть два телефонных звонка, два подарка, один случай физического следования за жертвой и один телефонный звонок и т. п. (из петиции Анны Акатовой) 

Классификация сталкеров по целям, которые они преследуют

1. Цель: контроль ситуации

Мотив: неуверенность в себе

а) упрямый собственник (не отпускает партнера; относится и к женщине, и к мужчине);

б) активный собственник (присваивает вас и ваши отношения без вашего согласия себе).

2. Цель: власть над жертвой

Мотив: садистическое удовольствие

а) шантажист (ставит условия, отторговывает себе выгодные условия);

б) запугиватель (интересна ответная реакция, экспериментатор, все действия направлены на подчинение себе жертвы).

3. Цель: превосходство (над жертвой или в целом по жизни)

Мотив: обида на жизнь 

а) судья (присваивает право осуждать вас, ваши действия и все, что с вами связано);

б) спасатель (считает, что знает, что и как вам надо, строит вашу жизнь, все время вмешивается).

4. Цель: разрушить жизнь

Мотив: зависть (по жизни в целом)

а) сутяжник (тяжбы, суды, привлечение любых инстанций);

б) «милый друг» (сплетник, который всем рассказывает гадости и информирует вас о том, как поливает вас грязью).

Невозможно перечислить все формы и типы таких личностей, нюансов много, но ко всем сталкерам хоть в какой-то степени относится понятие «психопати́я». Насколько с психопатией и психопатами все серьезно, мы писали уже не раз (и даже рассказывали о том, как вычислить психопата на первом свидании).

Что можно сделать, если сталкер появился в вашей жизни?

1. Важно свести на нет любое живое общение, в том числе по телефону. Пусть пишет через соцсети или на почту.

2. Сообщите о преследованиях близким и друзьям, предупредите их.

3. Не ведите никаких переговоров без присутствия третьих лиц. Фиксируйте любыми способами неадекватное поведение сталкера.

4. Не уподобляйтесь сталкеру и не совершайте симметричных ответных действий, особенно в Сети. Выиграть в этой гонке – превратиться в такое же чудовище.

5. Будьте готовы, что не все окажутся на вашей стороне. Заранее посочувствуйте этим людям, их шансы стать следующим объектов сталкера очень высоки.

6. Ходите к психологу, медитируйте, молитесь, занимайтесь позитивным мышлением или спортом. Делайте всё, что позволяет вам сохранять душевное равновесие.

7. Главное – понять: сталкинг – это самое настоящее насилие в форме психологической атаки. Вам нечего стыдиться, и вы имеете право на защиту и поддержку.

8. И не пытайтесь искать причину происходящего в себе.

Вы когда-нибудь сталкивались со сталкингом?

7 лучших консилеров, которые помогут скрыть несовершенства
0 часов назад
7 лучших консилеров, которые помогут скрыть несовершенства
Кожа способна преподнести множество сомнительных сюрпризов – воспаления, аллергия, темные круги под глазами, пигментация, ну и далее по списку. Чтобы несовершенства кожи не застали вас врасплох, вооружайтесь консилерами, которые способны замаскировать любые неприятности.
Самые известные дети-модели, которых хорошо бы запомнить в лицо
1 час назад
Самые известные дети-модели, которых хорошо бы запомнить в лицо
Уже через несколько лет за ними откроют охоту крупнейшие модельные агентства мира, а пока они только делают первые шаги в этом непростом бизнесе. Серьезные, уверенные шаги!
Как выбрать косметологическую процедуру и не облажаться
2 часа назад
Как выбрать косметологическую процедуру и не облажаться

Существует так много косметологических методик и технологий, что разобраться в них порой кажется чем-то за гранью. Новинки появляются каждый год (а то и каждый месяц) и активно рекламируются, но не всегда оправдывают себя. А иногда они еще и сильно противоречат тому, что было эффективно 5, а тем более 10 лет назад.


Модная съемка: логово леопарда
2 часа назад
Модная съемка: логово леопарда
Представляем вашему вниманию крутую съемку, вдохновением для которой послужили культовые фильмы «Пикник у висячей скалы» и «Курьер».
3 образа на новую рабочую неделю с модными кедами и кроссовками
3 часа назад
3 образа на новую рабочую неделю с модными кедами и кроссовками
Когда хочется весь день чувствовать себя комфортно, спасает удобная обувь. Нам повезло с тем, что сейчас кеды и кроссовки можно спокойно сочетать с любой одеждой – будь то классические брюки или леггинсы для йоги. Недавно исследователи fashion-рынка выявили, что продажи кроссовок увеличиваются, а вот обуви на каблуке падают. Поэтому мы решили собрать три стильных лука на эту неделю с кедами и кроссовками. Модно, комфортно и круто!
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз 21-27 мая
Прошлая неделя у нас была полна перемен, трансформаций, грома и молний, а нынешняя принесет, наконец, благодать и много радости. Перенаправляем наше внимание от целей к мечтам. Много замечательных и даже волшебных, в некотором роде, планетарных аспектов, будут нам в этом деле помогать и наши мечты реализовывать. Давайте же на них посмотрим.