Закрыть
Хештег недели: #яНеБоюсьСказать. Как именно нужно писать о травме
11.07.2016

Хештег недели: #яНеБоюсьСказать. Как именно нужно писать о травме

Автор: Даша Рыбина , штатный редактор SNCMedia
Фото: Getty  
Нет времени на весь текст?
ЧИТАЙТЕ СПОЙЛЕР

Рассказывать о травме полезнее для здоровья, чем страдать молча – это уже научно доказано. Риск сделать себе хуже и больнее – есть, и вполне реальный. Поэтому – приводим полезные советы, как писать о страшном событии так, чтобы избежать ретравматизации.

Обсудить статью
читайте также
На что жалуемся: на жалобщиков Катя Кермлин о насилии: «Девочка-отличница и хулиган с тесаком – это лишь мой частный случай» Почему меня тошнит от популярной психологии Хештег недели: #ЧестныйОргазм Путь Сантьяго: 250 км из Португалии в Испанию пешком Хештег недели: #sherlock4 (и еще парочка на ту же тему) Самосаботаж: как мы мешаем своему успеху (и что с этим делать) Как правильно вести переговоры – 6 лаконичных правил Письмо самой себе из второго брака в первый Традиционные ценности? Юрист о декриминализации семейных побоев Хештег недели: #ВалентинкиДляБывших Как понять, что пора валить, и сделать это грамотно 10 признаков пассивно-агрессивных людей (вы должны об этом знать!) 7 причин, по которым мы совершаем иррациональные покупки Хештег недели: #GetOverIt Хештег недели: #WhyWomenDontReport Почему в наше время плохо быть умной Словарь SNC: на каком языке говорят психологи, коучи и их подопечные Хештег недели: 100 дней счастья Хештег недели: #YurisNight 5 ловушек дружбы на работе Культ женственности: чем торгуем и что получаем взамен? Кошмар прокрастинатора: как заставить себя работать? «Я не нравлюсь его друзьям!» Комментирует психолог 8 лайфхаков для успеха в карьере и вообще везде Хештег недели: #wearetravelgirls Вопрос психологу: правда ли, что причины лишнего веса – «в голове»? Как я искала свою сексуальность на семинаре Майкла Лусады Хештег недели: #зиматычетакаядерзкая Хештег недели: #StartYourWeekRight

Этот хештег недели мы не могли обойти: спонтанная акция «Я не боюсь сказать», в которой женщины рассказывают о пережитом сексуальном насилии, захлестнула Рунет, море вышло из берегов. Кто-то в восторге от этого стихийного единения, кто-то критикует и даже испытывает отвращение. Мы спросили эксперта, полезно ли рассказывать о пережитой травме и как это делать, чтобы не нанести себе еще больший вред.

Такого в Рунете, кажется, еще не было, даже политические протесты 2011-2012 гг не вызывали подобной активности. Удивляет, восхищает, вдохновляет (а кого-то, наоборот, шокирует) то, что происходящее сейчас – это яркий пример самоорганизации общества снизу, а не идея, спущенная сверху властями или запущенная медиа-менеджерами и пиарщиками (ну по крайней мере, хочется в это верить, хотя уже поползли и слухи, что все это – лишь грамотная PR-компания перед запуском специального гаджета с «тревожной кнопкой», который – есть надежда – поможет женщинам избежать изнасилования).

Флешмоб родился ровно неделю назад на Украине, его начала активистка и общественный деятель Анастасия Мельниченко с украиноязычным хештегом #яНеБоюсьСказати. Довольно быстро он перекинулся на Россию, появилась и русская версия хештега – #яНеБоюсьСказать.

То, о чем не говорят

Тысячи женщин впервые в жизни решились публично рассказать, как стали жертвами насилия и сексуальных домогательств. Впрочем, не только женщин – с мальчиками и взрослыми мужчинами такое тоже бывает, только при подобном раскладе тема еще более табуирована. Для многих людей эта возможность открыто говорить о самом стыдном и унизительном оказалась невероятно важной и ценной – в нашем сексистском и стыдливом (в худшем смысле этого слова) обществе буквально на наших глазах за несколько дней родилось виртуальное пространство, где стало можно говорить о неназываемом – и даже с шансом не быть оплеванной (хотя шанс, конечно, относительный, мы в России, детка, здесь женщина всегда «сама виновата»). Кроме того – пространство, где с нуля (да, в случае постсоветского мира – именно с нуля) общество собственными силами пытается найти слова и концептуально осмыслить проблему насилия, потому что мы по-прежнему до конца не понимаем, о чем именно мы говорим, «про что» эта проблема. Про сексизм и феминизм, про мужскую агрессию и мизогинию? Про нарушение телесных и психологических границ любого человека, независимо от пола? Про виктимность, психологию жертвы и про то, что у нас именно жертва всегда обвиняется в том, что с ней сделали? Про привычку принимать и терпеть насилие, унижение, вторжение в наше тело, которая идет с самого раннего детства, потому что нас (всех – и мальчиков, и девочек) так воспитывают наши родители, воспитатели, врачи? Про отсутствие в нашей застенчивой культуре сексуального воспитания в семье и в школе, ведь по большому счету именно из-за этого отсутствия лексики получилось так, что большинство всплывших сейчас под этим хештегом историй – это истории про насилие над ребенком или подростком, которое случилось очень, очень давно, о котором в большинстве случаев никто ничего не узнал и которое поэтому осталось безнаказанным. Чаще всего ничего не знали ни родители, ни учителя, ни правоохранительные органы. Ребенок или подросток не сообщал о насилии никому, потому что это очень стыдно и потому что у него в буквальном смысле не было слов, с помощью которых можно рассказать такое взрослым.

Но есть и другая сторона: многие осуждают акцию, она вызывает у них отторжение. Кому-то неприятно, что на много дней лента их нежного «Фейсбука» заполнилась ужасными историями. Неприятно, что кто-то «полощет свое грязное белье», удовлетворяет свой эксгибиционизм и – уж конечно, наверняка – пытается привлечь к себе внимание, хвастаясь своими похождениями. Кроме того, звучат голоса о том, что пользы от такой акции мало (виновники все равно остаются безнаказанными), а вреда – много, потому что происходит вторичная травматизация (и рассказчиков, и читателей). Все эти точки зрения были уже высказаны и в соцсетях, и в СМИ. 

Мы решили спросить мнение психолога, который разбирается не только в травмах, но и в том, как о них рассказывать. Дарья Кутузова – специалист по нарративным практикам, основная сфера ее исследований – как использовать письменное слово для исцеления, проработки травм, обретения уверенности, радости и покоя, для помощи себе и другим людям.

«Я поддерживаю эту акцию. Я за то, что рассказывать о травмировавших событиях – важно и полезно, причем как для того, кто рассказывает, так и для общества в целом, – говорит Дарья Кутузова. – Насилие процветает в атмосфере замалчивания. Когда люди, пережившие ситуацию насилия, свидетельствуют о своей боли и слушают о боли других друг друга, признают и уважают друг друга, в итоге боль оказывается легче переносить. Важно понимать, что эта проблема – насилие – локализована не в конкретных людях (не в тех, кто его совершает, и тем более не в пострадавших), а в обществе, где существуют культурные предписания, что такое поведение нормально и даже «круто». А раз проблема не в отдельном человеке, то и решать ее нужно не на индивидуальном уровне. Хотя волна историй, появившаяся в «Фейсбуке» под хештегом #яНеБоюсьСказать, для многих очень болезненна и сильно затрагивает их чувства, но хочется верить, что вскрывшийся масштаб проблемы послужит началом исцеляющих и трансформирующих общественное сознание разговоров». 

Стоит ли бередить раны?

Если возвращаться с уровня общества в целом на уровень отдельной личности – человека, пережившего насилие, который рассказывает об этом опыте, то дело обстоит вот как: это важно и полезно, может принести облегчение и исцеление, но делать это надо грамотно, потому что риск повторной травматизации действительно есть.

«Еще в середине 1980-х годов профессор психологии из Техасского университета Джеймс Пеннебейкер провел масштабное исследование (участвовали больше 10 тыс. человек) и обнаружил: человек, у которого в возрасте до 17 лет была психологическая травма, о которой он никому не рассказывал, оказывается более подвержен тяжелым и хроническим заболеваниям, чем тот, у которого такой травмы не было, и чем тот, у которого травма была, но ему было кому о ней рассказать, – объясняет Дарья Кутузова. – С тех пор Пеннебейкер и его коллеги исследуют, работает ли это и в обратную сторону: становится ли лучше со здоровьем, если рассказать или написать об эмоционально значимом событии. Проведено уже больше 300 исследований, и ответ: да. Рассказывать и писать о травме действительно может быть полезно».

Метод Пеннебейкера устроен так: человеку предлагают четыре дня (подряд или с перерывами) в течение 15-20 минут писать о его самом сильном травматичном переживании из прошлого. Исследования показали, что лучше всего метод работает и помогает, если:

– фокусироваться на своих чувствах;

– постепенно создавать связную историю;

– описывать происходившее с разных точек зрения;

– найти «свой голос» – стиль изложения, отражающий именно вас, вашу индивидуальность.

Вот еще несколько советов о том, как писать о травме, чтобы сделать себе лучше, а не хуже (все эти советы проверены в исследованиях Джеймса Пеннебейкера и его коллег):

1. Пишите о том периоде жизни, на который пришлась травмирующая ситуация, специально акцентируя, что еще тогда было в жизни помимо собственно травмы: что вас радовало, веселило, чем вы гордились, что вызывало у вас любопытство, интерес, теплые чувства.

2. Пишите о тех уроках, которые извлекли для себя из преодоления травмирующей ситуации.

3. Если речь идет о свежем событии, вызывающем смятение и замешательство, – пишите о нем, как если бы это была история, которую вы рассказываете случайному попутчику в поезде, обращая внимание на обстановку, в которой все это происходило, представляя персонажей, их взаимодействие и переживания, обозначая свои выводы.

4. О травмирующем событии можно попробовать написать в третьем лице (не «я», а «он» или «она»).

5. О сложном, конфликтном взаимодействии можно написать, чередуя по 5-7 минут письмо с разных точек зрения (с позиции отстраненного внешнего наблюдателя, со своей собственной позиции, с позиции другого человека, вовлеченного в ситуацию, с позиции сочувствующего всем участникам внешнего наблюдателя).

6. Пишите об одном и том же событии, адресуя свои записи разным людям (начальнику/родителю/учителю, сочувствующей подруге, другой стороне, вовлеченной в ситуацию, самому себе).

Как не утонуть в боли

Будьте готовы к тому, что чаще всего работа с травмирующими воспоминаниями приводит к временному ухудшению состояния – вы можете испытывать печаль, гнев, обиду. «Если через несколько часов это состояние рассасывается само, как после просмотра грустного фильма, то все в порядке, – поясняет Дарья Кутузова, – если вы чувствуете, что вас затягивает в болото негатива, обратитесь за помощью к друзьям или к психологу». Вот несколько приемов, которые помогут не утонуть в болезненном состоянии, удержаться на надежном берегу:

– составьте список того, что вас утешает сейчас, в нынешний период вашей жизни, от чего становится легче и теплее на душе;

– запишите теплые и радостные воспоминания, не имеющие отношения к травме. Очень полезно, прежде чем начинать писать о травмирующем эпизоде, написать (совсем немного) какую-то свою светлую историю, максимально погрузившись в сам процесс вспоминания. Записывайте не только факты – фокусируйтесь на «чувственной ткани переживания»: что вас окружало в той ситуации, какие были звуки, запахи, текстуры, как падал свет, как дул ветер, какие у вас были ощущения в теле, на что все это было похоже;

– запишите как минимум 5 причин, почему вам важно написать этот текст о пережитой травме;

– напишите не о травматическом эпизоде как таковом, а о том, что происходило непосредственно до и непосредственно после него.

И, кстати, не забывайте, что совершенно не обязательно рассказывать публично: в эпоху соцсетей мы как-то забыли, что писать можно и в стол. Стесняетесь публичного душевного стриптиза? А кто сказал, что вы должны это делать именно в «Фейсбуке»? Общественный резонанс этой акции очень важен, но если речь идет о вашей личной травме – думайте в первую очередь о том, как будет комфортнее вам.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ

Кажется, Яра надела на себя шахматную доску – бесформенную и беспощадную. У нас в глазах рябит, а у вас?
новые trashsetter’ы
ТЕСТ: Какой вы алкоголь?
11 часов назад
ТЕСТ: Какой вы алкоголь?
Ну а о чем еще думать в выходные? Узнайте всю правду о себе!
Модная съемка: «Ветер северный»
14 часов назад
Модная съемка: «Ветер северный»
Все как в песне «Ленинграда»: «Финский залив, мы лежим на пляжу...». Именно на Финском заливе, в суровых погодных условиях мы показываем вам нежнейшие — и такие современные — наряды сезона.
Как выспаться в самолете или во время короткой пересадки в аэропорту?
18 часов назад
Как выспаться в самолете или во время короткой пересадки в аэропорту?
От чего только не страдают бедные путешественники: разница во времени, перемена климата, отекшие за полет ноги и, разумеется, недосып. Как заставить себя спать в самолете и где отдохнуть во время короткой стыковки, если на выход в город времени точно нет?
Пушистики: 7 фильмов с милыми животными
20 января 2017
Пушистики: 7 фильмов с милыми животными
Эти фильмы понравятся всем любителям животных. Некоторые герои – белые и пушистые, некоторые – неугомонные и хитроумные, но каждый из них вам наверняка запомнится.
Конструктор: как носить водолазку, рубашку и костюм одновременно
20 января 2017
Конструктор: как носить водолазку, рубашку и костюм одновременно
Бегаем и смеемся: в тренде веселое безумие – водолазка под рубашку, манжеты а-ля Петр Первый и брюки-подстрелыши. Не стоит забывать и про туфли: мы же играем в девчонку-сорванца, а не в ботана-ловеласа.
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз на 16–20 января
Основное событие этой недели – переход Солнца из Козерога в Водолей 20 января. Любая работа и планы в этот период должны носить широкий, масштабный характер. Это работа на благо всего человечества, ничуть не меньше! Главное – развитие идеи, полезной для всех, а дивиденды с нее второстепенны.