Закрыть

Хештег недели: #яНеБоюсьСказать. Как именно нужно писать о травме

Автор:
Фото: Getty  
Нет времени на весь текст?
ЧИТАЙТЕ СПОЙЛЕР

Рассказывать о травме полезнее для здоровья, чем страдать молча – это уже научно доказано. Риск сделать себе хуже и больнее – есть, и вполне реальный. Поэтому – приводим полезные советы, как писать о страшном событии так, чтобы избежать ретравматизации.

Обсудить статью

Этот хештег недели мы не могли обойти: спонтанная акция «Я не боюсь сказать», в которой женщины рассказывают о пережитом сексуальном насилии, захлестнула Рунет, море вышло из берегов. Кто-то в восторге от этого стихийного единения, кто-то критикует и даже испытывает отвращение. Мы спросили эксперта, полезно ли рассказывать о пережитой травме и как это делать, чтобы не нанести себе еще больший вред.

Такого в Рунете, кажется, еще не было, даже политические протесты 2011-2012 гг не вызывали подобной активности. Удивляет, восхищает, вдохновляет (а кого-то, наоборот, шокирует) то, что происходящее сейчас – это яркий пример самоорганизации общества снизу, а не идея, спущенная сверху властями или запущенная медиа-менеджерами и пиарщиками (ну по крайней мере, хочется в это верить, хотя уже поползли и слухи, что все это – лишь грамотная PR-компания перед запуском специального гаджета с «тревожной кнопкой», который – есть надежда – поможет женщинам избежать изнасилования).

Флешмоб родился ровно неделю назад на Украине, его начала активистка и общественный деятель Анастасия Мельниченко с украиноязычным хештегом #яНеБоюсьСказати. Довольно быстро он перекинулся на Россию, появилась и русская версия хештега – #яНеБоюсьСказать.

То, о чем не говорят

Тысячи женщин впервые в жизни решились публично рассказать, как стали жертвами насилия и сексуальных домогательств. Впрочем, не только женщин – с мальчиками и взрослыми мужчинами такое тоже бывает, только при подобном раскладе тема еще более табуирована. Для многих людей эта возможность открыто говорить о самом стыдном и унизительном оказалась невероятно важной и ценной – в нашем сексистском и стыдливом (в худшем смысле этого слова) обществе буквально на наших глазах за несколько дней родилось виртуальное пространство, где стало можно говорить о неназываемом – и даже с шансом не быть оплеванной (хотя шанс, конечно, относительный, мы в России, детка, здесь женщина всегда «сама виновата»). Кроме того – пространство, где с нуля (да, в случае постсоветского мира – именно с нуля) общество собственными силами пытается найти слова и концептуально осмыслить проблему насилия, потому что мы по-прежнему до конца не понимаем, о чем именно мы говорим, «про что» эта проблема. Про сексизм и феминизм, про мужскую агрессию и мизогинию? Про нарушение телесных и психологических границ любого человека, независимо от пола? Про виктимность, психологию жертвы и про то, что у нас именно жертва всегда обвиняется в том, что с ней сделали? Про привычку принимать и терпеть насилие, унижение, вторжение в наше тело, которая идет с самого раннего детства, потому что нас (всех – и мальчиков, и девочек) так воспитывают наши родители, воспитатели, врачи? Про отсутствие в нашей застенчивой культуре сексуального воспитания в семье и в школе, ведь по большому счету именно из-за этого отсутствия лексики получилось так, что большинство всплывших сейчас под этим хештегом историй – это истории про насилие над ребенком или подростком, которое случилось очень, очень давно, о котором в большинстве случаев никто ничего не узнал и которое поэтому осталось безнаказанным. Чаще всего ничего не знали ни родители, ни учителя, ни правоохранительные органы. Ребенок или подросток не сообщал о насилии никому, потому что это очень стыдно и потому что у него в буквальном смысле не было слов, с помощью которых можно рассказать такое взрослым.

Но есть и другая сторона: многие осуждают акцию, она вызывает у них отторжение. Кому-то неприятно, что на много дней лента их нежного «Фейсбука» заполнилась ужасными историями. Неприятно, что кто-то «полощет свое грязное белье», удовлетворяет свой эксгибиционизм и – уж конечно, наверняка – пытается привлечь к себе внимание, хвастаясь своими похождениями. Кроме того, звучат голоса о том, что пользы от такой акции мало (виновники все равно остаются безнаказанными), а вреда – много, потому что происходит вторичная травматизация (и рассказчиков, и читателей). Все эти точки зрения были уже высказаны и в соцсетях, и в СМИ. 

Мы решили спросить мнение психолога, который разбирается не только в травмах, но и в том, как о них рассказывать. Дарья Кутузова – специалист по нарративным практикам, основная сфера ее исследований – как использовать письменное слово для исцеления, проработки травм, обретения уверенности, радости и покоя, для помощи себе и другим людям.

«Я поддерживаю эту акцию. Я за то, что рассказывать о травмировавших событиях – важно и полезно, причем как для того, кто рассказывает, так и для общества в целом, – говорит Дарья Кутузова. – Насилие процветает в атмосфере замалчивания. Когда люди, пережившие ситуацию насилия, свидетельствуют о своей боли и слушают о боли других друг друга, признают и уважают друг друга, в итоге боль оказывается легче переносить. Важно понимать, что эта проблема – насилие – локализована не в конкретных людях (не в тех, кто его совершает, и тем более не в пострадавших), а в обществе, где существуют культурные предписания, что такое поведение нормально и даже «круто». А раз проблема не в отдельном человеке, то и решать ее нужно не на индивидуальном уровне. Хотя волна историй, появившаяся в «Фейсбуке» под хештегом #яНеБоюсьСказать, для многих очень болезненна и сильно затрагивает их чувства, но хочется верить, что вскрывшийся масштаб проблемы послужит началом исцеляющих и трансформирующих общественное сознание разговоров». 

Стоит ли бередить раны?

Если возвращаться с уровня общества в целом на уровень отдельной личности – человека, пережившего насилие, который рассказывает об этом опыте, то дело обстоит вот как: это важно и полезно, может принести облегчение и исцеление, но делать это надо грамотно, потому что риск повторной травматизации действительно есть.

«Еще в середине 1980-х годов профессор психологии из Техасского университета Джеймс Пеннебейкер провел масштабное исследование (участвовали больше 10 тыс. человек) и обнаружил: человек, у которого в возрасте до 17 лет была психологическая травма, о которой он никому не рассказывал, оказывается более подвержен тяжелым и хроническим заболеваниям, чем тот, у которого такой травмы не было, и чем тот, у которого травма была, но ему было кому о ней рассказать, – объясняет Дарья Кутузова. – С тех пор Пеннебейкер и его коллеги исследуют, работает ли это и в обратную сторону: становится ли лучше со здоровьем, если рассказать или написать об эмоционально значимом событии. Проведено уже больше 300 исследований, и ответ: да. Рассказывать и писать о травме действительно может быть полезно».

Метод Пеннебейкера устроен так: человеку предлагают четыре дня (подряд или с перерывами) в течение 15-20 минут писать о его самом сильном травматичном переживании из прошлого. Исследования показали, что лучше всего метод работает и помогает, если:

– фокусироваться на своих чувствах;

– постепенно создавать связную историю;

– описывать происходившее с разных точек зрения;

– найти «свой голос» – стиль изложения, отражающий именно вас, вашу индивидуальность.

Вот еще несколько советов о том, как писать о травме, чтобы сделать себе лучше, а не хуже (все эти советы проверены в исследованиях Джеймса Пеннебейкера и его коллег):

1. Пишите о том периоде жизни, на который пришлась травмирующая ситуация, специально акцентируя, что еще тогда было в жизни помимо собственно травмы: что вас радовало, веселило, чем вы гордились, что вызывало у вас любопытство, интерес, теплые чувства.

2. Пишите о тех уроках, которые извлекли для себя из преодоления травмирующей ситуации.

3. Если речь идет о свежем событии, вызывающем смятение и замешательство, – пишите о нем, как если бы это была история, которую вы рассказываете случайному попутчику в поезде, обращая внимание на обстановку, в которой все это происходило, представляя персонажей, их взаимодействие и переживания, обозначая свои выводы.

4. О травмирующем событии можно попробовать написать в третьем лице (не «я», а «он» или «она»).

5. О сложном, конфликтном взаимодействии можно написать, чередуя по 5-7 минут письмо с разных точек зрения (с позиции отстраненного внешнего наблюдателя, со своей собственной позиции, с позиции другого человека, вовлеченного в ситуацию, с позиции сочувствующего всем участникам внешнего наблюдателя).

6. Пишите об одном и том же событии, адресуя свои записи разным людям (начальнику/родителю/учителю, сочувствующей подруге, другой стороне, вовлеченной в ситуацию, самому себе).

Как не утонуть в боли

Будьте готовы к тому, что чаще всего работа с травмирующими воспоминаниями приводит к временному ухудшению состояния – вы можете испытывать печаль, гнев, обиду. «Если через несколько часов это состояние рассасывается само, как после просмотра грустного фильма, то все в порядке, – поясняет Дарья Кутузова, – если вы чувствуете, что вас затягивает в болото негатива, обратитесь за помощью к друзьям или к психологу». Вот несколько приемов, которые помогут не утонуть в болезненном состоянии, удержаться на надежном берегу:

– составьте список того, что вас утешает сейчас, в нынешний период вашей жизни, от чего становится легче и теплее на душе;

– запишите теплые и радостные воспоминания, не имеющие отношения к травме. Очень полезно, прежде чем начинать писать о травмирующем эпизоде, написать (совсем немного) какую-то свою светлую историю, максимально погрузившись в сам процесс вспоминания. Записывайте не только факты – фокусируйтесь на «чувственной ткани переживания»: что вас окружало в той ситуации, какие были звуки, запахи, текстуры, как падал свет, как дул ветер, какие у вас были ощущения в теле, на что все это было похоже;

– запишите как минимум 5 причин, почему вам важно написать этот текст о пережитой травме;

– напишите не о травматическом эпизоде как таковом, а о том, что происходило непосредственно до и непосредственно после него.

И, кстати, не забывайте, что совершенно не обязательно рассказывать публично: в эпоху соцсетей мы как-то забыли, что писать можно и в стол. Стесняетесь публичного душевного стриптиза? А кто сказал, что вы должны это делать именно в «Фейсбуке»? Общественный резонанс этой акции очень важен, но если речь идет о вашей личной травме – думайте в первую очередь о том, как будет комфортнее вам.

А что вы думаете про эту акцию?

Мальдивы: отпуск в раю
03 февраля 2019
Мальдивы: отпуск в раю
Если снег и мороз вас не вдохновляют, пришла пора брать билеты в рай. А где у нас ближайший рай? Да на Мальдивах, разумеется.
Елена Теркина: «Для меня очень важно работать на позитивной ноте и настраиваться только на лучшее»
03 февраля 2019
Елена Теркина: «Для меня очень важно работать на позитивной ноте и настраиваться только на лучшее»
Основательница клуба-ресторана «Купол» для детей и взрослых Елена Теркина рассказала SNCMedia об особенностях нового проекта и о том, какими принципами руководствуется в работе.
Must have покупки этой зимы для истинных ценителей прекрасного во всех его проявлениях
19 января 2019
Must have покупки этой зимы для истинных ценителей прекрасного во всех его проявлениях
Зимние праздники в самом разгаре, а вы не знаете, что подарить? Предлагаем список подарков, которые точно придутся по вкусу на 14 и 23 февраля.
Сообразили на двоих: отзыв о ресторане «Рыбторг»
17 января 2019
Сообразили на двоих: отзыв о ресторане «Рыбторг»
SNCMedia инспектирует аутентичную рыбную лавку и сифуд-бар на Патриарших. Поклонникам устриц, мидий, ежей и прочих морских гадов всех мастей – обязательно к прочтению!
3 процедуры, которые помогут восстановить кожу зимой
17 января 2019
3 процедуры, которые помогут восстановить кожу зимой
В борьбе с несовершенствами кожи главную роль отводим косметологии. Запоминайте 3 действенные процедуры, которые помогут восстановить кожу и вернуть ей сияние и тонус в холодное время года.
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз 19-25 ноября
Эта неделя начнется с отрицательного взаимодействия Юпитера и Марса. Как это отразиться на вас? Юпитер сейчас настолько сильный, что он будет давать стимул – работать на высокий статус, получать образование, а вот делать это будет лень. Даже тем, кто не ленив, понадобится больше времени для понимания направления.