Закрыть
Что такое интенсивное материнство, и как в нем уцелеть
08.09.2016

Что такое интенсивное материнство, и как в нем уцелеть

Автор: Алена Прихидько, Мария Христианова, SNCMedia
Фото: Getty  
Нет времени на весь текст?
ЧИТАЙТЕ СПОЙЛЕР

«Несмотря на такое разнообразие предлагаемых обществом ролей, ни одной из представительниц прекрасного пола не удается избежать заготовленной ей обществом ловушки – убежденности в том, что основная ценность женщины определяется исключительно материнством. Как бы невозможно считаться «состоявшейся женщиной» без того, чтобы быть матерью. А хорошая мать в сознании большинства обязана следовать стандартам интенсивного материнства».

Обсудить статью
читайте также
Love & Money: итальянец и русская Как сохранить дружбу на расстоянии Жених предъявил мне ультиматум. Как быть? Как выжить после развода. Стадия девятая: управление своей жизнью 10 минусов многозадачности Не трогайте маму! Что делать с самыми важными отношениями Как понять, что пора валить, и сделать это грамотно Алина Фаркаш о неожиданных минусах переезда Как держать женщин в повиновении: оргазм, феминизм и немного Трампа Что мы узнали об изменах благодаря сайту знакомств Ashley Madison 7 неловких моментов из фильмов про школу Love & Money: «В таблице мы всегда видим, когда можем шикануть» Не тестируем на животных: массаж для тела и души Love & Money: «Плюсы семейного бизнеса? Только один: у тебя нет начальника» 4 способа не поддаваться на маркетинговые уловки Жуткий тип: 6 разновидностей мужчин-манипуляторов Почему работать над отношениями бесполезно Ошибки в питании (и поведении), которые ведут к перееданию 4 отвратительных босса, рядом с которыми возможно выжить Хештег недели: #яэволюционирую Можно ли выйти замуж за маменькиного сынка и стать счастливой? 5 причин депрессии, про которые вы не думали ТЕСТ: сколько вам лет на самом деле? Как справиться со страхом после катастроф. Мнение психолога Почему мы неровно дышим к антигероям? 4 способа разобраться со своими финансами Любовь и секс по-гречески Organization porn: почему наш мозг радуется порядку, и как радовать его еще больше А вы точно хотите замуж? Отвечает психолог 8 психологических трюков, которые помогут не потратить все деньги в праздники

«Я постоянно чувствую себя виноватой… Мне кажется, что я не провожу достаточно времени с ребенком», – это одна из самых частых фраз, которые я слышу от молодых мам.

Есть ощущение, что недодаете своему ребенку что-то, а что же именно, сами до конца не понимаете. Чувство вины за то, что, сидя с ребенком в кафе или на детской площадке, отвлекаетесь на телефон. Стыд перед другими мамами, которые увлеченно рассказывают, как они каждый день развивают своих детей – учат их читать практически с рождения, а пока те учатся, читают им сами каждый день по тонне книг, играют во всевозможные игры, лепят, рисуют, поют... Откуда эти стыд и вина? Что с ними делать? И нужно ли вообще что-то менять? Может, так и надо – жить с этими разъедающими сознание чувствами, как с платой за то, что не сумели дать ребенку?

Традиционные ценности?

Для того чтобы разобраться, почему быть мамой вдруг стало так невыносимо трудно, обратимся к истории. В 1996 году американский социолог Шэрон Хэйз ввела в научный дискурс понятие «интенсивное материнство». В своей книге «Культурные противоречия материнства» она говорит о том, что идеалы материнства менялись на протяжении веков и что концентрация всех физических и эмоциональных сил на ребенке – это не многолетняя непрерывная традиция, а периодически возникающий тренд.

К примеру, в Европе как минимум до конца Средневековья материнство отнюдь не считалось главным предназначением женщины. Родила? Отлично, теперь опять приступай к работе. Тогда никто не ставил детей во главу угла, их растили между делом – вернее, они сами росли как-нибудь, пока родители работали, обеспечивая выживание рода в целом. Детей рожали много и часто, умирали они тоже много и часто. Выжил – отлично, нет – что делать, судьба такая.

Заметный сдвиг случился в эпоху Возрождения. Именно тогда и заметили закономерность: дети, чьему воспитанию уделялось много времени, к которым прислушивались и которыми занимались, в итоге вырастали более счастливыми и гармоничными людьми. Это дало толчок и к более внимательному отношению к матери ребенка, ведь именно она проводила с ним больше всего времени, ее влияние было самым мощным.

Одним из революционеров в вопросах материнства оказался Жан-Жак Руссо, написавший трактат «Эмиль, или О воспитании» – труд, который практически дословно цитируют многие современные пособия по детской психологии. Руссо пишет: «Нет матери, нет и ребенка. Между ними обязанности взаимные… Ребенок должен любить мать, прежде чем сознает, что обязан любить ее. Если голос крови не подкрепляется привычкою и заботами, он заглушается в первых же годах, и сердце, так сказать, умирает прежде, нежели пробудится». А раз так, то, по логике Руссо, женщина должна все свои силы, всю энергию направлять на воспитание детей, отдавать этому всю себя без остатка.

Надо отметить, что идеи Руссо были восприняты на ура современницами, до этого отправлявшими своих наследников в деревню к кормилицам практически сразу после рождения. Скорее всего, это объясняется тем, что Руссо дал женщинам повод повысить свою значимость и в собственных глазах, и в глазах общества: если от матерей зависит будущее их детей, не значит ли это, что от них зависит будущее самого общества? Это ли не великая миссия?

Однако век-полтора спустя маятник качнулся в другую сторону: Фрейд и его последователи начали говорить о том, что главенствующая роль матери в жизни ребенка зачастую приводит к тому, что воля последнего полностью подавляется властной родительницей. Эта мысль – вкупе с зарождающимся феминизмом – привела к следующему: женщины, боясь потерять контроль над своей жизнью, стали склоняться к тому, чтобы вовсе не заводить детей. В 60-е годы двадцатого века, когда по миру покатилась вторая волна феминизма, ситуация повторилась. Женщины рассуждали так: «Рожу ребенка – придется посвятить ему всю свою жизнь, а я этого не хочу. Да ребенку и самому этого не надо – зачем ему авторитарная мать? Лучше вовсе не рожать». Но постепенно страсти улеглись, и западное общество пришло к тому, что мы наблюдаем сейчас, когда женщины сочетают материнство с карьерой, более-менее успешно соблюдая баланс между воспитанием ребенка и самореализацией.

Как всегда, особый путь

Говоря о западном обществе, я в большей степени имела в виду Старый, а не Новый свет. Дело в том, что в США проблемы материнства очень похожи на те, с которыми сталкиваются сейчас российские мамы. Вспомним довольно спорную книгу «Французские дети не плюются едой», из-за которой было сломано немало копий в мамских сообществах. Памела Друкерман, автор книги, с самого начала противопоставляла расслабленных и растящих детей «между делом и досугом» француженок американкам, которые, не задумываясь, бросают все на алтарь воспитания ребенка, включая собственную жизнь. Вот оно – то самое интенсивное материнство, ставшее краеугольным камнем современного подхода к детям.

Данные исследований американского социолога Катрин Риззо говорят о том, что усвоение стандартов интенсивного материнства и чувство несоответствия этим стандартам негативно сказывается не только на общей удовлетворенности жизнью, но и на психологическом состоянии молодых мам. 

Так, у 23% опрошенных женщин, разделяющих идеи интенсивного материнства, были обнаружены признаки депрессии. В исследовании также отмечалось, что воспитание детей является для них более напряженной и стрессогенной деятельностью, чем работа.

Получается, что именно идеи интенсивного материнства становятся для американок главным источником вины и стыда. Более того, страх негативной оценки окружающих, родственников и других мам многократно усиливает эти чувства.

До боли знакомо, не правда ли? Так как же получилось, что Россия, географически будучи частью Европы, не переняла от европейских матерей их расслабленность в вопросах воспитания детей и оказалась в той же психологической ловушке, что и живущие на другой стороне планеты американки? Просто география тут ни при чем. Давайте снова вспомним историю.

«Я и лошадь, я и бык»

В начале двадцатого века Россия переживала все тот же всплеск феминизма, о котором мы уже говорили. Однако вскоре радикальные идеи сменились советской идеологией, которая – вот тут очень интересно! – в вопросах материнства придерживалась, по сути, понятия «достаточно хорошей матери», впервые введенного в употребление британским педиатром и детским психоаналитиком Дональдом Вудсом Винникоттом.

Каким был идеал советской женщины? Яркая общественница, ударница производства, спортсменка, красавица, коня на скаку и в горящую избу – и при этом ласковая, любящая мать. Нам говорили, что женщина вполне способна успевать везде – и на производстве, и дома. В помощь ей предлагались ясли и детские сады (со стороны государства) и бабушки и дедушки (со стороны семьи). Учитывая все эти факторы, понятно, что ни о каком интенсивном материнстве тогда не могло быть и речи. На него попросту не было временнЫх ресурсов, так как почти все время женщины занимали работа и быт. А пока матери работали, а после работы бегом мчались домой, хватаясь за уборку и стирку, дети носились по дворам или отдыхали в деревне у бабушек и дедушек. Иными словами, проживали то самое «счастливое советское детство», по которому сейчас стало модно ностальгировать.

А потом наступили 90-е, и все опять кардинально изменилось.

 

При всем богатстве выбора другой альтернативы нет?

После развала СССР граждане страны оказались на перепутье. Множество новых дорог открылось и перед женщинами. Если в советские времена будущее каждой было определено и понятно (более или менее успешное совмещение ролей работницы, жены и матери), то теперь можно было выбрать из нескольких вариантов. Появились содержанки, от которых не требовалось ни рожать детей, ни работать, ни учиться – только служить красивым фоном жизни богатого мужчины. Еще одно приобретение 90-х – карьеристки и бизнесвумен, бросающиеся в работу с головой и полностью делегирующие воспитание и образование детей профессионалам – няням, репетиторам, учителям и пр. Появились также женщины, отказавшиеся от работы и карьеры в пользу воспитания детей и ведения хозяйства (в более обеспеченных семьях составляющая «хозяйство» может быть заменена на «самосовершенствование и развитие»). Самым распространенным вариантом осталась мать семейства со средним доходом, пытающаяся все успеть – и работать, и воспитывать детей.

Однако несмотря на такое разнообразие предлагаемых обществом ролей, ни одной из представительниц прекрасного пола не удается избежать заготовленной ей обществом ловушки – убежденности в том, что основная ценность женщины определяется исключительно материнством. Как бы невозможно считаться «состоявшейся женщиной» без того, чтобы быть матерью. А хорошая мать в сознании большинства обязана следовать стандартам интенсивного материнства. 

«Уловка-22», женская версия

Принятие идеологии интенсивного материнства происходит незаметно и последовательно. Особенно ей подвержены мамы, ждущие или родившие первого ребенка. Зачастую не зная, как справляться с неизменно возникающими в процессе роста ребенка вопросами (цвет какашек, результаты анализов, чем кормить, что за прыщик, нос не дышит), да и просто желая пообщаться хоть с кем-то, разделяющим их изменившийся круг интересов, новоявленные матери обращаются к многочисленным мамским форумам. И там на них обрушиваются тонны информации по детской психологии. Теория привязанности, совместный сон, важность грудного вскармливания, депривация, защита детей от устаревших бабушек и так далее, и тому подобное. И вот новоявленная мама уже умеет на глазок определять количество кортизола, выделившегося у малыша за ее пятиминутное отсутствие, и цитирует наизусть всех гуру детской психологии. Хотя по сути ей нужно лишь умение отделять зерна от плевел и не впадать фанатически в те или иные крайности, погружаясь в дивный новый мир исследований и теорий по воспитанию детей. А еще, конечно, любить своего ребенка и прислушиваться к нему.

К сожалению, современное российское общество не облегчает задачу мамы, а, наоборот, еще глубже загоняет ее в психологический тупик. В последние несколько лет в стране растет запрос на традиционные ценности, на «возвращение к корням», а это зачастую опять разворачивает женщин к их «главному предназначению» – рождению и воспитанию детей.

Но даже более устойчивым к давлению общества женщинам в наших реалиях приходится сложно. Ну как тут расслабиться, если в садик нужно записаться на следующий день после выписки из роддома, а перед этим его нужно выбрать, а еще педиатр – надо же найти самого профессионального профессионала, а потом кружки и развивашки, школа и многочасовое выполнение уроков… И везде нужно не отстать, дать ребенку лучшее, показать ему все, наполнить, напитать, впихнуть даже «невпихуемое», чтобы потом не было мучительно стыдно за бесцельно прожитые годы. И все сама, потому что никто же лучше не справится.

И совершенно не удивительно, что в последнее время мамы все чаще вспоминают все ту же идею «достаточно хорошей матери» Винникотта. Вынести социальное давление интенсивного материнства очень сложно без вреда для психологического здоровья. А самое главное, что стыд и вина связаны с идеями, которые мама берет на вооружение совершенно безо всякой критики, воспринимая лишь самые яркие постулаты и зачастую не совсем верно чувствуя нюансы той или иной теории. Она чувствительна и уязвима, она переживает за своего ребенка, плюс у нее могут быть свои непроработанные психологические травмы – и вуаля: вот она уже слепо доверяет более уверенным в своей правоте приятельницам, проповедующим интенсивное материнство. Вот только проблема в том, что этот подход может в итоге выйти боком как самим мамам, так и их детям.

Так что же делать?

Проведем небольшой тест. Итак, вы являетесь «интенсивной мамой», если согласны со следующими утверждениями:

1. Мама всегда должна быть главным человеком, заботящимся о ребенке, потому что мужчинам детей доверять нельзя.

2. Воспитание ребенка требует большого количества времени, энергии и материальных ресурсов.

3. Дети бесценны, и важность их воспитания нельзя даже сравнивать с оплачиваемой работой.

Если вы узнали себя в этом описании и не прочь снизить градус интенсивности и перестать страдать из-за несоответствия тому идеалу, который вы (скорее всего неосознанно) выбрали, можно начать меняться прямо сейчас. Для этого нужно спокойно исследовать свои установки и честно ответить на вопросы: какие мысли возникают у вас, когда вы чувствуете стыд и вину? Перед кем вам стыдно? В каких ситуациях обычно возникают вина и стыд? Ответив на эти вопросы, вы получите картину своих установок на идеальное материнство. Другими словами, вы увидите, нарушение каких именно стандартов вызывает у вас дискомфорт.

Кроме того, важно понять, откуда в вашем сознании появились эти стандарты. К примеру, когда вы впервые услышали, что мама должна проводить с ребенком все свое свободное время? От своей мамы? Или от авторитетной приятельницы? После того как вы восстановите историю возникновения этих глубинных установок в своей голове, попробуйте посмотреть на них по-новому. Не думайте о них как о правде или лжи. Вынимая их на поверхность, вы начнете лучше понимать, откуда в вас возникают те или иные эмоциональные состояния.

Запомните: важно только то, что подходит именно вам как маме – с учетом вашей личности, личности и поведения вашего ребенка и, наконец, состояния и истории вашей семейной системы.

Об авторах:

– Алена Прихидько, кандидат психологических наук, семейный психотерапевт, эксперт в психологии межличностных отношений, развитии материнской идентичности и Я-концепции. Член Американской ассоциации семейной терапии, Американской ассоциации консультантов, Международной ассоциации по изучению эмоций, преподает в университете Флориды (США).

– Мария Христианова, проект SelfMama.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ

Это что, костюма пажа? И что это за скорняжное изделие болтается сзади? В общем, мы не верим, что Андра серьезно думает, что это выглядит круто. Наверное, просто шутка стилиста.
новые trashsetter’ы
ОФП боксера: 10 упражнений на ринге в движущихся картинках
6 часов назад
ОФП боксера: 10 упражнений на ринге в движущихся картинках
Мы всегда за то, чтобы вы занимались спортом, особенно дома, чтобы не тратить деньги на абонементы, форму (на самом деле, даже дома нужно быть красивой – так будет лучше получаться), а еще время на поездку туда и обратно. Хорошо дома – можно свалиться потом на кровать и больше не шевелиться до утра. Сергей Карпов – наш любимый тренер из боксерского клуба «Октябрь» показал специальные приемчики и то, как перед ними размяться.
Цена имеет значение? Сухие шампуни
6 часов назад
Цена имеет значение? Сухие шампуни
Все уважающие себя бьюти-бренды, занимающиеся волосами, выпускают сухие шампуни. Но за всеми ли тюбиками скрывается шанс не мыть голову ну еще один денечек? Или кто-то нас все-таки разводит (еще и на бабло)? 
ТЕСТ: Выбираем главного редактора для журнала Elle
8 часов назад
ТЕСТ: Выбираем главного редактора для журнала Elle
У нас на SNCMedia самый лучший главный редактор ever (надеюсь, за эту фразу я получу лишнюю неделю отпуска?), но #намневсеравно, что станет с российским глянцем, поэтому мы решили помочь Виктору Михайловичу Шкулеву сделать правильный выбор. Ведь кто, как не аудитория должна выбирать себе президента главреда.
Карикатуры, Елка и мясо: чем заняться на выходных?
8 часов назад
Карикатуры, Елка и мясо: чем заняться на выходных?
В выходные нам обещают потепление, так что, прогулка станет хорошей альтернативой любимому дивану.
5 вопросов к крем-комплексу для глаз от Dermalogica
9 часов назад
5 вопросов к крем-комплексу для глаз от Dermalogica
А мы все не можем успокоиться по поводу ухода за зоной под глазами. На очереди – активный противовозрастной крем-комплекс для глаз Age Reversal Eye Complex от Dermalogica, обещающий чудеса чудесные: обернуть время вспять, испарить темные круги и стереть навсегда проблему обезвоживания
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз на 5–11 декабря
Вас ждет очень продуктивная и удачная неделя. Все жесткие аспекты, которые подталкивали и даже принуждали вас к действиям, расходятся.