Закрыть
Burning man festival Love
26.07.2016

Почему бойфренд не заменит психолога

Автор: Андрей Юдин , контрибьютор SNCMedia
Фото: Скульптура Александра Милова «Любовь» с фестиваля Burning Man  
читайте также
Love & Money: «Я плачу алименты бывшему мужу» App&Down: настоящий мужчина на «Ламборгини» 7 правил хорошей ссоры с любимым мужчиной 7 фильмов с (очень) странными парочками Виола Костина о жизни на Шри-Ланке и шри-ланкийском дейтинге Love & Money: «Управляет бюджетом у нас тот, кто умеет» App&Down: «Мерседес», бицепсы, «Фотошоп» 6 знаменитостей в браке, которые не носят обручальных колец «Не игрушка»: хорошо ли вы разбираетесь в секс-гаджетах? App&Down: Серфер-физрук, его доска и орфография Правда ли, что мужчины не ходят на секс-тренинги? 7 мужчин Евы Лонгории Не игрушка: отличите ли вы секс-гаджет? Хештег недели: #loveyourspousechallenge Не собрал шкафчик – где настоящие мужики Love & Money: «Совместная работа и планирование – наша идеальная модель» Что делать с безответной любовью? Мужчина говорит: стоит ли бояться секс-роботов? Почему стратегия «угождать мужчинам» не работает, а женщине важно быть эгоисткой? Хештег недели: #morelovelesshate
Нет времени на весь текст?
ЧИТАЙТЕ СПОЙЛЕР

«Партнер оказывается в довольно сложной ситуации. Еще недавно он общался со взрослым с виду человеком, но, по мере сокращения дистанции, откуда-то возник голодный и капризный ребенок-подкидыш, требующий неведомо чего и ничего не предлагающий взамен» – ох, как же некрасиво и не секси... Увы.

Обсудить статью

Теперь нас спрашивают: «Вы все время советуете идти к психологу, но разве нельзя решить свои проблемы, залечить свои детские раны естественным путем – встретить «того самого» мужчину и построить с ним нормальные отношения, полные любви, внимания и принятия друг друга?» Психолог Андрей Юдин рассказывает, почему-таки нельзя. И почему это очень вредная и опасная иллюзия.

Москва. Район Лесной улицы. Жаркий июльский день. Мы с другом садимся в такси и по пути в театр обсуждаем последние новости:

– Ну как у вас с N? Все нормально? 

– Как тебе сказать... Вроде бы и нормально, но ссоримся часто.

– А чего ссоритесь?

– Да вот обижаюсь я. Иногда, бывает, обижусь немного, и она начинает мне что-то рационально объяснять. А мне совсем не это нужно, понимаешь? Единственное, чего мне в такие моменты хочется, чтобы она просто подошла и обняла. Этого было бы вполне достаточно, я бы быстро «отошел». Но вместо этого мы снова ссоримся.

Большинство историй о трудностях в отношениях, которые мне приходится слышать в своем кабинете, чем-то похожи на этот диалог. Они объединены одним и тем же мотивом: «Когда мне плохо, я жду, что мой партнер догадается о том, что мне нужно, без слов, и сразу же добровольно даст мне это». Проблема же заключается в том, что партнер не отвечает этим ожиданиям: либо не догадывается о том, что от него требуется, либо оказывается не в состоянии это дать.

В нашей жизни (а точнее – в самом начале жизни) бывает ровно один человек, хотя бы теоретически способный вписаться в такие ожидания, – это мама. Дело по большей части не в том, что она обладает какими-то особыми телепатическими способностями, а в том, что у младенца совсем простые потребности, распознать и удовлетворить которые в самом деле не так уж и трудно. Если же во взаимодействии с матерью произошел какой-то сбой, иногда в нашей жизни появляется еще один особый человек – психотерапевт. Он, разумеется, не может угадать и напрямую удовлетворить сложные и многообразные потребности взрослого клиента, но он может постепенно, шаг за шагом, научить его опознавать и по-взрослому удовлетворять их во взаимодействии с миром.

Что же происходит с людьми, у которых и в детстве не были удовлетворены важнейшие для развития потребности и во взрослом возрасте не было опыта психотерапии, то есть, с минимальной статистической погрешностью, практически со всем взрослым населением нашей страны?

Дело житейское

Происходит довольно грустная вещь. Большинство из нас вырастает с чувством острого психологического голода по любви и заботе, который мы совершенно не умеем удовлетворять. Мы словно застреваем в своем эмоциональном развитии на том возрасте, в котором нас «недолюбили», и, сами того не замечая, стремимся тем или иным образом найти недополученное в детстве. В большинстве случаев во взрослой жизни эту задачу мы бессознательно перекладываем на партнера, ведь теперь он как-никак наш самый близкий человек, и если не он, то кто же?

Партнер оказывается в довольно сложной ситуации. Еще недавно он общался со взрослым с виду человеком, но по мере сокращения дистанции откуда-то возник голодный и капризный ребенок-подкидыш, требующий неведомо чего и ничего не предлагающий взамен. Если партнер – относительно здоровый и зрелый человек, то в момент этой трансформации он благодарит за приятное, пусть и недолгое общение, предлагает изредка встречаться на кофе и быстро делает ноги. Но в подавляющем большинстве случаев у партнера тоже полно своих незалеченных ран, и тогда процесс закольцовывается и становится двунаправленным. И вот уже два голодных ребенка начинают многолетний, а часто и пожизненный спор, в котором они требуют друг от друга примерно того, чего ждал от своего товарища герой Астрид Линдгрен: 

«Ты должен стать мне родной матерью, – продолжал Карлсон. – Ты будешь меня уговаривать выпить горькое лекарство и обещаешь мне за это пять эре. Ты обернешь мне горло теплым шарфом. Я скажу, что он кусается, и только за пять эре соглашусь лежать с замотанной шеей».

На шею не дави, на шею не дави!

И наконец-то, когда отношения двух людей достигли фазы взаимных обид и претензий, у многих из них возникает последний и самый каверзный вопрос: «Ну неужели этому сухарю правда так трудно немножко поднапрячься и долюбить меня? Пообнимать, позаботиться, пожалеть, цветочков там подарить – не так уж много мне и надо, совсем чуть-чуть в детстве не хватило! Дольше спорим, чесслово!» И здесь нас ждет сразу тройное разочарование.

Во-первых, реальные взрослые потребности, которые мы пытаемся таким паразитическим способом удовлетворить, намного сложнее, чем потребности маленького ребенка, за которые мы их принимаем по старой памяти. Отгадать потребности взрослого человека не может никто – никакие объятия и поглаживания здесь не помогут, и оба участника отношений где-то в глубине души это понимают. Хуже того: в отличие от психотерапевта партнер не способен даже помочь нам научиться самостоятельно различать свои потребности, называть и удовлетворять их. Чаще всего он и сам всего этого не умеет. 

Во-вторых, даже если не брать в расчет технические навыки, в процессе этой работы на поверхность обычно поднимается такое количество боли, стыда и ярости, что партнер, не прошедший длительную терапию, банально не может все это выдержать, не выпадая из контакта с нами. Довольно быстро у него начинают откликаться его собственные болячки, и он в панике отгораживается от нас с криками «Не реви, тебе говорят!», а мы снова, как в детстве, остаемся один на один со своей фрустрацией. Вместо лечения получается сплошная ретравматизация, и постепенно начинают вызревать мысли о том, что лучше завести собаку или кошку.

В-третьих, пытаться решать такие задачи за счет партнера (равно как и любого другого подвернувшегося под руку непрофессионала) попросту нечестно. Работа над такими личностными проблемами – объемный, тяжелый и эмоционально насыщенный труд, за который психотерапевты получают вполне серьезные деньги. Навесить этот труд на партнера – значит заставить его оплачивать чужие счета, чаще всего огромные и неподъемные. Это жестоко и несправедливо, и на практике отношения этого чаще всего не выдерживают.

Спокойствие, только спокойствие!

Значит ли это, что всем нужно срочно бежать к психологам, чтобы сохранить свои отношения? Совершенно нет. Отношения разваливаются не от того, что в них состоят непроработанные люди (полностью проработанных людей, к счастью, не существует в природе), а от постоянных попыток партнеров насильно загнать друг друга в инцестуозную роль то ли матери, то ли бесплатного психолога. И как только мы осознанно прекращаем эти попытки и берем на себя полную и безоговорочную ответственность за балансировку собственной психики, наши отношения неминуемо выходят на совершенно другой уровень осозанности и искренности. Ну а если никак не получается, но очень хочется, то, конечно, можно и к терапевтам. Для этих целей большинство из них действительно лучше собаки.

Разрушил Андрей Юдин ваши иллюзии?
Почему вода может вызвать вздутие живота?
7 часов назад
Почему вода может вызвать вздутие живота?
«Хочется есть? Попей воды!» – такой совет часто дают товарищам худеющим. Другой вопрос, что и пить надо с умом. 
Национальная психология: на жителей каких стран мы похожи?
8 часов назад
Национальная психология: на жителей каких стран мы похожи?
Тесты на «Фейсбуке» не могут врать: вдруг мы и правда похожи на обитателей других стран? Аня Ковалева обнаружила удивительные сходства и совпадения там, где не ждали.
Что в тарелке у Кайли Миноуг?
9 часов назад
Что в тарелке у Кайли Миноуг?
Вообще-то, в «Инстаграме» Кайли Миноуг больше цветов, чем еды. Но мы очень хорошо поискали!
5 лукбуков российских дизайнеров для тех, кто смотрит только вперед
11 часов назад
5 лукбуков российских дизайнеров для тех, кто смотрит только вперед
За весной настанет лето, за летом – осень, за плохим днем придет хороший, а за юностью – самые веселые годы. Не смотрите назад, все лучшее вас ждет уже сегодня (ну или завтра).
Что такое перфоманс и зачем вам на него идти?
27 мая 2017
Что такое перфоманс и зачем вам на него идти?
Вы закрыты в темной комнате, а за стенкой от ужаса кричат ваши лучшие друзья. Адреналина в крови столько, что уже зашкаливает. Что происходит и куда вы попали? На перфоманс!
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз на 22–28 мая
На этой неделе вы столкнетесь с проявлением одного из самых эмоциональных аспектов – квадрата Венеры и Плутона. Влияние этого аспекта можно охарактеризовать одной фразой: «Больше знаешь – крепче мстишь».