Закрыть
Как подарить мужчине годы любви, 170 000 долларов – и остаться с носом?
12.12.2015

Как подарить мужчине годы любви, 170 000 долларов – и остаться с носом?

Автор: Елена Филипченкова
Фото: архив автора  
Нет времени на весь текст?
ЧИТАЙТЕ СПОЙЛЕР

Елена Филипченкова в подробностях рассказала, как любимый мужчина обманывал и тянул из нее деньги три года, а потом растворился в тумане. «Либо к вам – либо к Малахову!» – заявила отчаявшаяся бизнес-леди и сдала все, включая скриншоты переписок со своим «Малышом». Для тех, кто верит, что надо слушать только свое сердце – комментарий юриста в финале этого разрывающего душу анти-мастер-класса.

Обсудить статью
читайте также
App&Down: что изменилось в онлайн-дейтинге за 10 лет Love & Money: «Теперь мы точно не ссоримся по поводу шестой за месяц маски для лица» Мужчина говорит: о разводе по-инстаграмски Почему бойфренд не заменит психолога 25 вопросов, которые лучше задать друг другу до свадьбы Любовь и секс по-французски Легко ли приходится «настоящим мужчинам» в обществе женщин? Почему выбор любимого дела и любимого мужчины – почти одно и то же Где познакомиться с миллиардером: 19 мест в мире для случайной встречи Три года каникул: как я работала в хостеле Спойлер: секс-курсы от «Игры престолов» Анастасия Ястржембская: «Чиновничество надо вытошнить – до конца» Что рассказал бы ваш завтрак о вашем сексе (если бы он умел говорить) Не все потеряно: 9 миллиардеров, которые росли в нищете Словарь пикапера Хештег недели: #TakeHerHoodie Friends with benefits: 6 правил секса по дружбе Хештег недели: #ВалентинкиДляБывших 6 «красных флажков», что в ваших отношениях что-то не так Хештег недели: #роспорнобзор Любовь и секс по-австралийски Полина Киценко: «В дружбе важно умение разделить свой успех». App&Down: ищем романтику и секс на сайте знакомств (отдельно!) Тренд-директор приложения Happn: «Мы возвращаем знакомства в реальную жизнь» Фудпорн: еда и ролевые игры 6 поводов влюбиться в Гаспара Ульеля (если вы еще не) 5 идей, как перед Новым годом не вылететь в трубу Неочевидные бонусы зарплатной карты Любовь и секс по-итальянски Зачем вам нужны деньги? Отвечает психолог

В глянцевой жизни хорошо известной светской Москве предпринимательницы развернулась драма, достойная самого трэшевого сериала телеканала «Россия».

Под фотовспышками Елена Филипченкова с бойфрендом Павлом изображали идеальную пару. В действительности Павел три с половиной года тянул из любимой деньги – сотни тысяч долларов. Дойдя до точки кипения, Елена рассказала SNC весьма поучительную историю. 

Моя история – сейчас уже не верится, что все это произошло со мной, – походит на низкобюджетную российскую мелодраму. Вот только счастливый конец никак не наступит.

Мы познакомились с Павлом Толмачевым четыре года назад в ярком, солнечном сентябре. За три с половиной года случалось разное: и счастливые моменты, и те, когда я паковала вещи и отправляла чемоданы его родителям. Но совершенно точно в самом начале наша история была про любовь и желание долгие годы жить вместе, с моим ребенком – и планами на второго, общего. «Я буду расчесывать тебе волосы, даже когда тебе будет семьдесят шесть лет», – говорил он мне. Поверьте, от этого растает сердце даже самой успешной бизнес-леди. Мы мечтали, что в нашу семью каким-то образом войдет и сын Павла, потому что искренне хотели большую счастливую семью.


Предложение Павел сделал почти сразу – через пару месяцев после знакомства. Но поскольку на тот момент он еще официально не завершил отношения с предыдущей женой и были сложности финансового толка, я согласилась, понимая: придется подождать, пока завершится развод, пока наладятся отношения с его родителями, которые на тот момент были против этого самого развода.

Какое-то время мы наслаждались счастливой совместной жизнью: просыпались, завтракали, провожали мою дочь Еву в школу, по выходным ездили за город или в Европу, приглашали в гости друзей и сами часто ходили на светские мероприятия... После открытия одного из московских ресторанов в сети появилась фотография с подписью: «Елена Филипченкова со спутником». Примерно в то время возникли трудности с инвестиционным бизнесом Павла, повисла угроза ареста – и собственности, и моего мужчины. Мне казалось, Малышу – так я его тогда называла – не нужна была публичность. Поэтому я ожидала любой реакции, от «Хорошо, что меня не подписали» до «У меня же судебное разбирательство, надо убрать фотографию». Но Павел возмутился и потребовал, чтобы поставили и его имя – иначе разразится семейный скандал.


Финансовые трудности... А у кого их нет? Первый раз в жизни я сказала себе, что должна, как настоящая женщина, во всем поддержать мужчину – того самого, что будет рядом со мной лет до... семидесяти шести. Помочь чем могу: приготовить вкусный ужин, обнять вечером после долгого рабочего дня, принести плед, любимую книгу, виски on the rocks и... предложить деньги – если ситуация того требует. Уже и не вспомню, как это было в самом начале. Малыш твердил о новых проблемах: мол, его вот-вот объявят в розыск и необходимо заплатить залог или приличную сумму адвокату. Я слушала из другой комнаты обрывки телефонного разговора: «Нет, у меня нет столько денег! Сейчас я не могу!» Видела, как он нервно пересчитывал купюры в кошельке, и понимала, что у меня-то недостающие купюры есть и что нужны они прямо сейчас... Так я стала его выручать, и на моем месте – как мне тогда казалось – так поступил бы каждый, вернее... каждая любящая женщина.


Поначалу Павел отнекивался: «Нет-нет, у тебя я взять не могу!» – но неизменно брал. Рубли превратились в доллары, и он уже знал пин-код от моей платиновой AmEx. Однажды случился очень занятный (как это кажется мне теперь), просто кинематографический «арест» накануне Нового года, когда мы возвращались домой с подарками для всей семьи. Малыш позвонил: «Нужно сто тысяч». В долларах, разумеется. Если мы хотим отметить праздник вместе – придется платить. Как правило, бОльшую часть суммы Павел «находил» сам, а меня просил о малом: скажем, из ста тысяч он добыл восемьдесят, а мне предлагалось дать в долг всего-то двадцать.


Самые крупные суммы платились адвокату, а вскоре к финансовым проблемам добавились проблемы со здоровьем: у отца Павла – инсульт, сыну потребовалась срочная операция на глазах, но самое страшное – у моего любимого человека диагностировали лимфому, а чуть позже случилась попытка суицида. «...И вот я сижу около кровати отца, из него торчат трубки, он, возможно, умрет, а может быть, и нет, но у меня есть ты, и ты меня поддерживаешь», – напишет он по возвращении из Дюссельдорфа. Не догадываетесь, в какие даты случился инсульт? Правильно, с 30 декабря по 2 января. Уже потом, сопоставляя свою версию событий и версии знакомых, я поняла, что если где-то и была правда, то очень мало, остальное – больное воображение моего Малыша.


«Неужели ты ни о чем не догадывалась?» – спрашивали знакомые. Догадывалась, задавала вопросы, но неизменно получала один и тот же ответ: «Малышенька, как ты можешь, ты что, мне не доверяешь? Ты же видишь, как я на тебя смотрю, как целую тебя в лобик, как все твои знакомые говорят, что мы прекрасная пара? Мы же две половинки, мы – двойняшки». От этих слов хотелось плакать от счастья и просить прощения за излишнюю подозрительность. И я говорила себе: «Лена, это – не бизнес, ты сейчас не риск-менеджер. Перед тобой любимый и любящий мужчина, у которого и без тебя полно забот: бизнес рушится, партнеры отвернулись, родители прессуют со всех сторон, а бывшая жена запрещает встречаться с сыном. Счастье надо заслужить». И я старалась заслужить его как могла.

Весной 2013 года Павла забрали из офиса с порезанными венами – и я поняла, что человеку очень плохо, он не выдерживает напряжения. Собралась с духом, набрала его жене, и мы встретились. Я действительно переживала за любимого человека, не хотела терять и понимала, что ей, вероятно, тоже не захочется терять отца своего ребенка, а значит, нужно объединиться и действовать сообща. Пообещала, что никогда не буду против общения Павла с ребенком, потому что сама в одиночку воспитываю дочь и все-все понимаю. Супруга Павла со мной согласилась, уточнив, что их уже несколько лет связывает только сын – отношений давно уж нет.

Буквально через месяц в пятницу вечером мне набрала подруга: «Слушай, ты в Москве? Я тут в Buddha Bar вижу твоего Пашу с какой-то девушкой». – «Как выглядит?» – и описываю супругу – «...Так?» – «Точно так». Отлично. За пару часов до этого я уехала на дачу к дочке и родителям, пока Павел в больнице проходил реабилитацию с психоаналитиком. Звоню – не берет трубку, пишу эсэмэс – в ответ: «Ты что! Да, я в больнице, меня накачали наркотиками, лекарствами. Звонок не услышал». Присылаю фотографию, пытается отрицать: «Ты неправильно поняла. Это одна старая знакомая. Да там ничего не видно». Уже позже я поняла, что его жена была не только в курсе всех финансовых схем и махинаций, но и всячески его поддерживала.

Годом раньше, когда мы уже жили вместе, мне прислали фотографии из фейсбука – на них Павел с женой, она сидит у него на коленях и целует в щеку. «Это было сделано давно, еще до тебя». – «Правда? А ничего, что этот свитер мы вместе покупали?» Отнекиваться было бесполезно. Я перестала разговаривать с Павлом и улетела к подруге в Лондон. Приземляюсь, вибрирует телефон, звонит жена (!): «Лен, вы, пожалуйста, его простите — он очень страдает. У нас давно ничего нет, фото – постановочное, для друзей». По возвращении состоялся разговор. Малыш пал ниц, вымаливая прощение. Мол, фотография была нужна, чтобы друзья дали денег в долг. Я простила. Когда «бывшая жена» звонит вам сама, вариант мошенничества а-ля «семейный подряд» как-то не укладывается в голове.


Последние полгода были особенно мерзкими. Сплошное вранье о том, как Павел живет в клоповниках и скрывается от полиции, как каждую неделю меняет квартиры только для того, чтобы ни меня, ни Еву не коснулись неприятности, как ест «Доширак» и как ему невыносимо плохо без меня. Павел твердил это всем – в том числе моей подруге, той самой, что живет в Лондоне и уже почти полгода не может понять, как все это могло случиться: «Ну как? Он же мне звонил, писал, как любит тебя... Спрашивал совета, делился, ну как?»

Да я и сама не могу понять, как? Не понимаю, как умудрялась столько раз прощать, верить в совершенно не- мыслимые сюжеты, снова и снова давать деньги. Журналистка Наташа Лучанинова, которая вместе со мной это все прожила, однажды на кухне сказала: «Что-то здесь не так, он точно пропадет, когда у тебя закончатся деньги».

В последний раз я финансировала Павла этой весной. Он объявил, что устроился на работу к Эмину Агаларову в «Москву-Сити» и вот-вот получит первую зарплату (никакого офиса в «Москве-Сити» у Агаларовых нет, но узнала я об этом сама позже). Мы с дочкой уехали на школьные каникулы, совмещенные с моей командировкой (ох, как надоело вечно таскать Еву по деловым ужинам, а в перерывах: «Милая, посмотри на море»); настал день, когда Павел должен был привезти деньги моему бухгалтеру – и ничего не привез. День, два... «Мне задержали выплату, не успел обменять валюту». На третий день телефон перестал работать. «Истек период ожидания доступности этого абонента»... Занавес!


Даже когда он пропадал, я продолжала думать, что дело в аресте и злосчастных бизнес-проблемах. Сейчас считаю, что включился подсознательный женский страх узнать всю правду, провалиться в болото навсегда. Я боялась, что правды мне не пережить. Конечно же, очевидные факты было невозможно не заметить, но куда проще держаться за соломинку до конца, надеясь на чудо. Была установка, что нужно быть за мужчину горой – накормить, обогреть, если вляпался в очередную историю – поддержать, нужны деньги – помочь. А еще очень не хотелось рушить установившийся мир, хоть какую-то семейную идиллию для моей дочери.


Ева... В свои 11 лет очень взрослая и разумная, но теперь ей вряд ли удастся избежать недоверия к мужчинам и негативного отношения к взаимоотношениям полов. И это, пожалуй, то, что волнует меня гораздо больше, чем деньги. С Евиным папой с самого начала не сложилось – до пятилетия дочки «воспитание» ограничивалось редкими встречами и контрольным звонком в день рождения. Следующие два года не было даже и звонков. Позже папа Евы объяснил, что страдал, любил дочь безмерно, но было неловко. «Почему ты не звонишь?» – «Она же не хочет разговаривать. Пусть сама позвонит мне, когда захочет». Ничего, что ребенку семь лет? Тебе-то – сорок пять!

Потом был прекрасный француз, добрый, веселый, видимо, потому что слишком молодой... На тринадцать лет младше меня. Его родители, известная семья отельеров Куршевеля и Сен-Тропе, даже спустя три года наших отношений отказались принимать тот факт, что у нас «все серьезно» – испугались, что их ребенок захочет удочерить Еву, и уговорили его уехать в Париж – поучиться, пожить своей жизнью. Мы расстались, но до сих пор, когда он бывает в Москве, всегда приносит Еве маленькие подарки, а мне – цветы, интересуется здоровьем моих родителей. Только он, пожалуй, и дал моей дочери ощущение дома, семьи, того, что у нее есть родители. Все было совсем как в моем детстве. Утром мы вместе уезжали в офис, возвращались почти одновременно, готовили ужин, в выходные – прогулка, кино, новое платье и красивая книжка для Евы, семейный ужин в «Тинатин». По утрам ему было важно самому пойти в «Азбуку Вкуса» и купить свежий багет, сыр... Такие простые домашние радости. Эта любовь позволила мне оттаять после Евиного отца и пяти лет сложных, выматывающих отношений. И Еве тоже.

Ей, правда, не очень нравилось, что мой бойфренд не говорил по-русски. Павлу она обрадовалась: «Мама, ну наконец-то у тебя русский». Действительно – первый в дочкиной жизни. Они очень быстро подружились. И все было очень искренне с его стороны... Очень хочется верить, что было. Я только никак не могу понять, когда закончилось...

«Ты, наверное, будешь скучать, вы же дружили?» – спросила я ее этой весной. – «Да, дружили – до того, как он пропал в первый раз. Потом объявился – но я точно поняла, что больше не смогу ему доверять». И я не понимаю, радоваться мне этому или грустить. Маловероятно, что после всего Ева впустит в свое сердце еще кого-то.


Как все закончилось? Сначала я просто увидела из окна нашего дома, как Павел спокойно идет по Комсомольскому проспекту. На секунду подумала, что схожу с ума. Он. Живой. Идет по улице. Мимо нашего дома... Стоп, мимо моего дома. Никто нигде не сидит, все живы-здоровы. Идет себе в костюме, размахивая портфелем. Все хорошо. У него все хорошо – пока мне мерещатся следователи, арест, допросы, адвокат, камера предварительного заключения.

Через пару дней позвонил общий знакомый: «Ты страдаешь?» – «В смысле?» — «Ну ты же его так любишь. А он несколько лет не может определиться – вот вернулся в семью, мы вместе отмечали его день рождения...» – «Так, с этого момента, пожалуйста, поподробнее...»

До сих пор не понимаю, как человек в трезвом рассудке смог в течение трех лет не просто иметь две разные семьи, но и прожить несколько жизней. Он рассказывал про заводы-пароходы-газеты-самолеты, приезжая ко мне, как выяснилось теперь, на чужих машинах. Представил себя эдаким фанфароном, сам в себя влюбился и уже не смог не доиграть роль до конца. К сожалению, в моей жизни все это уже было: и на частных джетах летала, и на лодках ходила – мне нужна была семья и стабильность, не более. Хотелось чувствовать себя защищенной и, конечно, искренне любимой. Павел точно знал, что мне нужно, это он мне и «продал».


Скорее всего, поначалу Павел не думал делать меня кредитором, но живо скалькулировал мой лайфстайл. Сколько себя помню, я работала: в горнопромышленных компаниях, инвестиционных банках, занималась операционными рисками и, продав долю в компании, смогла купить маленькую квартиру на Фрунзенской. Перед знакомством с Павлом я шесть лет была управляющим партнером PrimeConcept и несколько лет возглавляла Quintessentially — две самые крупные в России консьерж-служ- бы. Все, что я заработала за последние семь-восемь лет в режиме 24/7, я отложила на образование дочери. Я много трачу... Но только то, что заработала сама!

Мои деньги закончились к началу 2014 года – к тому же времени были сданы в ломбард часы и украшения. Нужно было не просто работать, а работать в два раза больше, чтобы вовремя вносить деньги на ту самую кредитку AmEx, которой пользовался мой любимый мужчина.

Знаете что?! НИКОГДА!!! Никогда не давайте мужчине деньги. Даже тысячи рублей. Ни при каких обстоятельствах. Пусть идет куда угодно: к маме, другу, путь крадет, «бомбит». Но он не должен... Просто не может жить за счет женщины. Этому нет никаких оправданий. Женщина создана для другого. Она может быть его вдохновением, музой, может пожалеть, поцеловать, заработать на новые туфли, но только не содержать мужчину. Я пришла к этому только к сорока годам. Но пришла, слава богу!

В апреле, хоть и не сразу, но мы с Павлом все-таки встретились. Он менял телефоны, не брал трубки, но однажды все-таки перезвонил: «Я от тебя не прятался! Прости, я просто сильно запутался». Я пригрозила, что так просто во- прос не оставлю и что в следующий раз мы встретимся на передаче «Пусть говорят» у Андрея Малахова. Только тогда Павел согласился отправиться к юристу и подписать договор займа. Мы сошлись на сумме в 170000 долларов и графи- ке платежей. Первую выплату в размере 10000 у. е. я получила с опозданием в две недели, но хоть получила... Это были первые и последние деньги от человека, которого я спасала от мнимых судов, тюрьмы и кредиторов.

Недавно я звонила отцу Павла – тому самому, у которого, разумеется, не было никакого инсульта. «Мы, конечно, удивлены, – степенно произнес он. – Но мой сын не отказывается отдать вам деньги». – «Это прекрасно, но ведь можно уже хоть что-то отдать?» – «Он найдет работу – и отдаст».

К сожалению, это уже не спасет мою компанию, которую из-за недостатка финансирования я вместе с партнерами вынуждена закрыть – перспективный проект, онлайн-бутик Ready-to-wear.ru. За год десяток сотрудников перезапустили сайт, сделали коллаборации с российскими дизайнерами... Получился бы один из лучших интернет-магазинов. Получился бы.

По возвращении Евы в конце августа из Le Rosey Summer Camp (швейцарской школы, одной из самых престижных в мире – прим. SNC) пришлось признаться, что я продала машину. Дочь все лето занималась, чтобы поступить в британскую Cambridge International School, и я не могу не оправдать ее ожидания. Мои родители меня так воспитали — я отвечаю за свои слова. Иногда просто очень хочется чуда... Но, похоже, у этой истории хеппи-энда не будет.

Комментарий юриста

Михаил Тараруев, старший юрист Goltsblat BLP:

«Жить по принципу «свои люди – сочтемся» русскому человеку не запретить. Однако, имея на руках должным образом оформленные юридические документы (составленный профессиональным юристом договор с указанием суммы займа в рублях или рублевом эквиваленте и расписку заемщика), расчета добиться легче. Впрочем, выиграть дело – еще полдела. Если должник скрывается, стеснен в средствах и не располагает достаточным имуществом, юридическая победа рискует не обернуться финансовой. Есть вариант уступки прав требования специализированной компании, которая выкупит долг, но с большой скидкой: то есть Елена может получить от такой конторы деньги прямо сейчас, но не сто семьдесят тысяч долларов, а гораздо меньше. Относительно эффективной мерой может стать ограничение на выезд должника за границу. Как бы то ни было, даже при наличии у должника имущества на практике взыскание долга крайне хлопотно и требует серьезных усилий». 

Опубликовано в SNC №81, октябрь 2015.

А вы бы дали в долг своему мужчине?

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ

Это что, костюма пажа? И что это за скорняжное изделие болтается сзади? В общем, мы не верим, что Андра серьезно думает, что это выглядит круто. Наверное, просто шутка стилиста.
новые trashsetter’ы
5 лукбуков российских дизайнеров для тех, кто уедет зимовать, и для тех, кто останется
6 часов назад
5 лукбуков российских дизайнеров для тех, кто уедет зимовать, и для тех, кто останется
До отъезда на долгосрочную зимовку остаются считанные дни, нужно запастись новыми летними вещами, не все же по группам всяких анонимных шопоголиков бродить. Ну а чтобы не было обидно тем, кто остается, для вас мы нашли несколько новеньких зимних лукбуков.
План-схема SNC: Библиотека имени Ленина
19 часов назад
План-схема SNC: Библиотека имени Ленина
Российская государственная библиотека, или Ленинка, – одно из тех мест Москвы, где время остановилось. SNC приглашает на экскурсию.
7 фильмов с неоднозначными главными героями
10 декабря 2016
7 фильмов с неоднозначными главными героями
Бывает так, что все в фильме хорошо: и сюжет, и саундтрек, и спецэффекты. Но круче всего все-таки он: главный герой!
Модная съемка: «Праздник, который всегда с тобой»
10 декабря 2016
Модная съемка: «Праздник, который всегда с тобой»
Екатерина Мухина (да-да, та самая), в центре внимания умопомрачительной съемки онлайн-магазина DressOne.ru. Еще одна порция вдохновения для выбора наряда на Новый год, если вы еще не. Эти выходные мы посвящаем исключительно русским дизайнерам, завтра вас ждут еще 5 лукбуков.
Обратный отсчет: 4 недели до Нового года
10 декабря 2016
Обратный отсчет: 4 недели до Нового года
Переносимся из декабря в сентябрь и вспоминаем, чем дышали звезды (и не только) в первый осенний месяц.
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз на 5–11 декабря
Вас ждет очень продуктивная и удачная неделя. Все жесткие аспекты, которые подталкивали и даже принуждали вас к действиям, расходятся.