Закрыть

Мини-гид по ресторанам Питера от Саши Суторминой

Автор:
Нет времени на весь текст?
ЧИТАЙТЕ СПОЙЛЕР

Саша Сутормина рассказала, почему она так часто ездила и ездит в Питер и попыталась разобраться в первопричинах того, почему вторая столица столь богата на отличные съестные места.

Обсудить статью

Саша Сутормина обстоятельно и лирично признается в любви Санкт-Петербургу, неожиданно ставшему не только культурной,
но и гастрономической столицей России.

Когда-то всем нам было восемнадцать. Закрыв зимнюю сессию второго курса, мы наскребали шестьсот рублей на плацкарт Москва–Санкт-Петербург и отправлялись в замороженный город дня этак на три. Селились в хостелах у Московского вокзала, тусовались «на последние» на Думской. Обратные билеты сдавались или просто терялись, трехдневная поездка оборачивалась недельным веселым запоем, похмелье снималось походом в Русский музей, поездкой в зимнее Царское Село и путешествием за барахлом на Удельную. И хорошо, если паспорт удавалось не оставить в Фонтанке (замерзшей, к слову) или в электричке до Павловска.

Основными целями поездки были: «Грибоедов», клуб Mod и пресловутая Думская с ее первозданным трэш-угаром. Гастрономическая культура привлекала нас разве что количеством точек с до удивления дешевой едой. Высшим наслаждением для неразвитых юношеских рецепторов считались блины в «Чайной ложке», вечные пышки на Конюшенной, шаверма в два ночи в переулках Невского и эклеры в «Севере». Избранные наслаждались сушками с маком в лилипутском баре «Стирка». На большее денег не было.

Времена менялись, мы начали понемногу зарабатывать, тратиться на «Сапсан» и громогласно ругать мерзостно-советский аэропорт «Пулково». Поколение, выросшее на вечеринках «Солянки» и на солянковской же стеклянной лапше и креветках в манговом соусе, отправилось в «Дом быта» к будто бы родному Роману Бурцеву. С замиранием сердца юные модники задавались вопросом: «А пустят ли?..» – то был главный вопрос поездки выходного дня. Вернувшись в Москву, мы тосковали по задорным ночам в «Мишке» и похмельным видам на Невский со второго этажа непонятно как забравшей себе лакомое место Coffеeshop Company.

Мы возвращались снова, чтобы прошвырнуться по летнему Петербургу, ездили на залив, сидели белыми ночами в Terrassa на Казанской. Мы любовались городом с крыш и вздыхали: «Почему в Петербурге все в порядке с видовыми ресторанами?» Перетекая из одного заведения – набирающей обороты «Гинзы» – в другое, мы с удовольствием поглощали капрезе с моцареллой, вонголе и тирамису. Возможно, именно мы, бесконечно влюбленные в Петербург москвичи, стали гарантами столичного успеха фабрики ресторанов имени Вадима Лапина и Ко.

Мы ходили на свидания в «Пробку» на Добролюбова и искали тот же вкус Италии в московской тезке на Цветном. Не находили и возвращались снова – в гости к основателю Probka Family, кавалеру ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой» Араму Мнацаканову. За пятнадцать лет ресторатор научил петербуржцев ходить в классические рестораны, стал звездой телешоу «Адская кухня» и взрастил не одно поколение поваров.

Приехав в какой-то момент, мы поняли: диспозиция поменялась. Друзья тащили нас на улицу Рубинштейна – туда, куда раньше имело смысл идти разве что в Makaroni. Теперь, видите ли, на Рубинштейна «наши все». Добропорядочное «Счастье» соседствовало с пьяным «Терминалом» – новым местом богемной прописки. Для ленинградских хипстеров, одетых в лучшие достижения «знаковых секонд-хендов», двери распахнул «Фартук». И понеслось.

Какие-то пеньки, какой-то азот, какая-то строганина. Почти случайно съев лучший обед в жизни в полутемном PMIbar’e на Мойке и едва не опоздав на вечерний воскресный «Сапсан», мы ехали в вагоне в полной растерянности. Что это было? Стремительно остающийся позади сумрачный город был отныне окутан завесой гастрономической тайны. Жизнь изменилась, и это было только начало.

Мини-гид по ресторанам Питера от Саши Суторминой

Пора было разобраться – что происходит с едой в Петербурге? «Какие секреты? Почитай «Собаку» (собака.ru – Прим. ред.), – говорили местные друзья. Мы жадно листали выпуски вестника городской жизни – легендарного издания Ники Белоцерковской, в котором петербургские снобы пишут о себе и для себя. И пишут так, что хочется бросить все, уехать в Питер, глотать интервью с рестораторами, записываться в фан-клубы поваров, фотографироваться для стритстайла на Марата, закупаться в концептуальных шоу-румах, искать себя в светской хрони, снятой в очередном модном пункте питания. И, разумеется, открыть свое маленькое кафе.

Мы, наконец, узнавали, кто держит и рвет Северную столицу. Благодаря кому мы составляли план визитов и прямо с Ленинградского вокзала звонили забронировать стол.

Мы узнавали, кто чуть ли не первым сделал из повара суперзвезду, отойдя в тень.

Евгений Финкельштейн – владелец медиакорпорации PMI, открывший тот самый PMIbar с пеньками и русским духом. Оказывалось, что Филькенштейн формировал вкусы питерской тусовки еще двадцать лет назад. Именно он открывал «Планетарий», место силы горожан 1990-х, где зарождалась рейв-культура, где вытряхивал пепельницы и разливал коктейли юный официант – Иван Ургант с хвостиком. Наркотиков, по воспоминаниям старожилов, было больше, чем во всех питерских заведениях вместе взятых, бандиты под таблетками танцевали с трансами, а заезжие тусовщики отжигали под сеты ди-джеев Грува и Фонаря.

Спустя много-много лет к остепенившемуся Финкельштейну гости (и мы в первых рядах) шли не за угаром и экстази: в PMI впервые в Питере потянулись «на повара». Молодой Иван Березуцкий в считаные месяцы стал лицом петербургской гастрономии. Ловко обращаясь с не всегда податливыми российскими продуктами, экспериментируя с подачами и не забывая светить симпатичным лицом, Березуцкий долгое время являлся достаточным поводом для отдельной поездки в Питер – «на пожрать». Теперь Иван воссоединился с братом-близнецом в московском Twins. Финкельштейн не расстроился и позвал еще более юного и еще более симпатичного Влада Корпусова делать nordic.

Краем уха услышав о коалиции таинственных виноторговцев Tre Bicchieri, мы возмечтали попасть в Big Wine Freaks. Благодаря друзьям знакомились с «фриками» – модниками, развозящими вино клиентам на Kia Sportage и Landrover, открывающими самые закрытые и самые беззастенчиво красивые места Петербурга. Тратящих на ремонт годы, привозящих итальянскую мебель шестидесятых вместе с итальянскими архитекторами. Спаивающих избранную публику в крошечном Tre Bicchieri, достойную – в шампань-баре Big Wine Freaks, а желающую приобщиться к нордической пище – в здании Круглого рынка на Мойке, в «Морошке для Пушкина».

Мы читали про расположенный в парадной (в парадной!) дома на Петроградской стороне «Бар 8» и вполголоса спрашивали: «Кто?» А вот кто: Катя Бокучава, дававшая жару питерской публике в ранге первого светского хроникера «Собаки.ru», управляющая настроениями Петербурга и по сей день. Декадентский шарм питерской парадной, лоск которой придает винная карта, а атмосферу – сплошь знакомая интеллигентствующая публика – это «8». Бокучава в роли яркого, своенравного и знающего шефа – ее же проект «Место». Мало? Зайдите на сдачу за концептуальной ювелиркой в Laboratory. Владелица – та же. Картинка сложилась.

Мы выясняли, кто же стоит за расплодившимися островками «Счастья» в Питере и Москве, кто открывал и закрывал здесь и там идеалистические «22.13». Али Мамедов, взорвавший Питер три-четыре года назад. Начав свой путь с поистине оригинальной идеи сделать место «для себя, для друзей», он вместе с Игорем Белявским придумал те самые милые кафе (первое «Счастье» как раз и появилось на Рубинштейна). Чуть позже Али со товарищи оккупировал бездарно простаивавшую Конюшенную площадь. Самое сердце петербургского золотого треугольника бомбануло: Barbaresco (совместный проект Али с Жераром Депардье), Club Like Bar, «Любимое место 22.13». Закрытие питерской легенды полгода назад чувствуется до сих пор, народ блуждает в поисках альтернативы. Али консультирует Финкельштейна, «Географию» и новый Charlie – и готовит проект Marche. Вдохновившись виллой Ива Сен-Лорана в Марокко, обещает удивить Петербург снова.

Мы следили за поколением поваров-бунтарей: юных харизматичных талантов, бросающих насиженные места в Probka Family, «Гинзе» и прочих рестогруппах, мешающих развернуться поварскому гению. Мы заочно молились на Блинова, открывшего с коллегой по цеху DUO. Мы читали интервью, удивлялись, как можно покорить мегаполис местом на двадцать пять посадок с ценником «до пятисот». И как открыть его на четыре миллиона рублей? «В Москве это утопия», – вздыхали мы, восторженно ковыряя латук с бербланом. Здесь это было реальностью.

Мини-гид по ресторанам Питера от Саши Суторминой

Прочитав о том, что Шнуров с женой завели ресторан «КоКоКо», где несут миру фермерство, сезонность, мусс из шпрот и самые фотогеничные десерты на свете, мы часами тупили в «Инстаграм», отсматривая по тегам сладкую красоту #маминлюбимыйцветок и #кококорн. На поверку «цветок» оказывался тяжеловат, но чувство причастности затмевало все.

Мини-гид по ресторанам Питера от Саши Суторминой

Мы выпивали по две бутылки на нос (такие цены!) под карпаччо из оленя (370 рублей!) в «Винном шкафу». Мы знали, чье это место: Хитьков, Литвяк, Тонков. Все Евгении. Нам было тут хорошо: простой винный бар без пафоса. С такой едой и такими винами. Нет, решительно невозможно в Москве. Мы возвращались сюда не раз. Мы были почти свои.

Не дойдя до The Hat Билли Новика, мы обнаруживали себя в El Copitas: без вывески, по звонку, пройти через двор-колодец. Внутри – мескаль, коктейли, Мексика, миксология и гостеприимство хозяев спик-изи. Нет окон и интернета. Мечта. «Ребят, сколько вложили?» – «Миллион». О боги.

Петербургский пазл складывался. Рубинштейна – как Патрики. На Жуковского – вяловато. Хочешь израильского – иди в «Бекицер». За «как всегда» – дуй в «Общество чистых тарелок». Хочешь в «Пушкинъ» – тебе в «Палкинъ». Мы узнавали вышедшую из «Дома быта» публику на Петроградке – во «Фриках» и в «Большом баре». Мы все, питерцы и москвичи, повзрослевшие, расходились не позже двух и иногда вспоминали студенческую удаль.

Мы со всем городом взахлеб обсуждали легендарную контору «Форум». Это они сделали возможным в сумрачном городе роскошества Buddha Bar’a. Это они открыли дорогущий итальянский IL Lago dei Cigni на Северной дороге Крестовского острова, куда ходят в шубах в пол и бриллиантах, а за соседним столом можно увидеть с тарелкой спагетти тех, чьи имена в глянце и не назовешь. Это они, из «Форума», запустили невиданный китайский люкс – Tse Fung, в интерьеры которого, по слухам, угрохали 260 миллионов некитайских рублей.

И вот пришел момент. Сходив поддержать московскую экспансию в раппопортовский «Блок» и проводя вечер за стойкой в новехоньком Hamlet + Jacks, мы почувствовали себя дома. На кухне выкладывал тартар с мороженым из сулугуни наш новый бог: молодой, татуированный, борзый – талантливый Женя Викентьев. Поразивший нас еще работой в «Винном шкафу» и открывший вместе со всеми «шкафовскими» Женями и музыкантом Гамлетом Мовсисяном новое Главное Место Питера – в шаге от местного ЦУМа. Встретив знакомых, договорившись выпить после в El Capitos (а может, на Петроградку?). Сверив карты: «А когда Блинов откроет Tar-tar bar?», «А как тебе «Мечтатели»?», «А до «Конторы» вы доехали? Идите в «Педро и Гомес у Ларисы» который». Пообещав вернуться уже через пару недель.

Питер – это такая сказка про невозможное. Где можно открыть лучший бар на миллион и лучший маленький рест – на четыре. Где искренние ребята затевают искренние места для искренних ребят. Где первые повара дружат, а не поливают друг друга помоями в соцсетях. Где отличное вино в тихом баре может стоить тысячу сто. Где за блюдо, которому благосклонно кивнул бы и Массимо Боттура, ты отдашь сотни четыре. Питер меняется, но он всегда Питер. Питер – это любовь.

Спасибо за бесценную помощь петербургским экспертам Яне Зяблиной, Елене Жанимовой, Саше Гусевой, изданию собака.ru и всем тем, благодаря кому я в Питере так часто. 

Опубликовано в журнале SNC №84 – февраль 2016.


Ну что, в Питер?

Мальдивы: отпуск в раю
03 февраля 2019
Мальдивы: отпуск в раю
Если снег и мороз вас не вдохновляют, пришла пора брать билеты в рай. А где у нас ближайший рай? Да на Мальдивах, разумеется.
Елена Теркина: «Для меня очень важно работать на позитивной ноте и настраиваться только на лучшее»
03 февраля 2019
Елена Теркина: «Для меня очень важно работать на позитивной ноте и настраиваться только на лучшее»
Основательница клуба-ресторана «Купол» для детей и взрослых Елена Теркина рассказала SNCMedia об особенностях нового проекта и о том, какими принципами руководствуется в работе.
Must have покупки этой зимы для истинных ценителей прекрасного во всех его проявлениях
19 января 2019
Must have покупки этой зимы для истинных ценителей прекрасного во всех его проявлениях
Зимние праздники в самом разгаре, а вы не знаете, что подарить? Предлагаем список подарков, которые точно придутся по вкусу на 14 и 23 февраля.
Сообразили на двоих: отзыв о ресторане «Рыбторг»
17 января 2019
Сообразили на двоих: отзыв о ресторане «Рыбторг»
SNCMedia инспектирует аутентичную рыбную лавку и сифуд-бар на Патриарших. Поклонникам устриц, мидий, ежей и прочих морских гадов всех мастей – обязательно к прочтению!
3 процедуры, которые помогут восстановить кожу зимой
17 января 2019
3 процедуры, которые помогут восстановить кожу зимой
В борьбе с несовершенствами кожи главную роль отводим косметологии. Запоминайте 3 действенные процедуры, которые помогут восстановить кожу и вернуть ей сияние и тонус в холодное время года.
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз 19-25 ноября
Эта неделя начнется с отрицательного взаимодействия Юпитера и Марса. Как это отразиться на вас? Юпитер сейчас настолько сильный, что он будет давать стимул – работать на высокий статус, получать образование, а вот делать это будет лень. Даже тем, кто не ленив, понадобится больше времени для понимания направления.