Гуру ресторанного бизнеса о кофе, вине и обслуживании

Фото: Игорь Харитонов  

Собрать вместе знаковых деятелей московской ресторанной сцены в одном месте в одно время – задача не из легких. Понедельник, утро? Смеетесь?

Хорошо смеется тот, кто смеется последним, а мы не привыкли отступать перед сложностями. Итак, снежное февральское утро, гостиница «Националь». Мы в нарядном зале нового раппопортовского ресторана «Белуга». Мы – это Дмитрий Зотов, Влада Лесниченко, Анатолий Казаков, Елизавета Стаханова, Сергей Ерошенко, Анна Цфасман, Тахир Холикбердиев, Мария Тюменева, Никита Кудрявцев и я, Саша Сутормина. Обсуждение легкого понедельничного похмелья, традиционные шутки о том, когда откроет и когда закроет маэстро Комм очередной гениальный ресторан и требования чашки кофе покрепче – позади. Мы наконец расселись по местам.

Саша: Всем спасибо, что пришли! Я знаю, нам сегодня непросто. И тем не менее начнем. Год начался активно: некоторые из присутствующих даже успели съездить на премию «Золотой Бокюз» и посмотреть, что там произошло. Все уже несколько раз подвели итоги прошлого года, определили для себя приоритетные тренды и начали воплощать в жизнь планы на год текущий. О них, трендах и планах, мы и поговорим.

Про овощи

Давайте поговорим об овощах. На «Бокюзе», на котором мы были с Сережей Ерошенко, с Владой и с Nespresso, основной темой соревнований были овощи. Откроешь любое профильное европейское или американское издание – там овощи. Овощи – новое мясо. Овощи – новый черный. Овощи, кругом овощи. Каждый второй ресторан будет овощным. Все становятся если не вегетарианцами, то сочувствующими. А у нас? Где у нас овощи? Где овощные меню?

Я хочу с Сережи начать: с одной стороны, ты тренер российской команды «Золотого Бокюза» (не вышедшей, к сожалению, в финал), с другой – твой московский ресторан – это дичь, мясо. Ты много общался с жюри и шефами в Лионе, ты много ездишь, тебе есть что сказать.


Сергей Ерошенко («Честная кухня», владелец и шеф-повар): На самом деле европейцы всегда уделяли овощам особое внимание. Свежесть, сезонность, способы выращивания всегда ставились во главу угла. Я в сентябре был в Эльзасе и заметил, что шефы между собой соревнуются: кто ближе от ресторана берет продукты, овощи в том числе. У одного ферма в двухстах метрах находится, у другого – в саду растут, в трех шагах от кухни. Достал, помыл – на стол. Это круто. На «Бокюзе» выступают звезды, которые задают мировые тренды, а сейчас овощи и рестораны, в которых меню целиком овощное, – горячая тема. Овощной тренд придет и к нам, но в ограниченном формате. Откроются такие рестораны, появятся специальные предложения, овощные сеты… Но нам сложнее. Проблема в сезонности и в том, где их взять, эти овощи.

Анатолий Казаков (Selfie, шеф-повар): Слушай, овощи – тренд последних трех лет. Качественное мясо и рыбу у нас гораздо легче купить, чем нормальные овощи. Они бывают в формате «два-три фермера на один ресторан». Фермер говорит: «Я могу три недели в году давать тебе вышак». Июнь, июль, август. Ну в мае какие-то ростки есть. Мы не можем собрать из этого пазла полноценное меню. На месяц сделать спецпредложение, показать, что у нас есть и что мы умеем, – да. Поставить это на поток в Москве невозможно. Ну например: у нас ужасная тыква, даже корнеплоды у нас ужасные. Дорогие и ужасные по качеству.

Саша: Может быть, дело в аудитории? Какой у нас портрет потребителя, который пойдет в овощной ресторан?

Казаков: Они просто не готовы платить деньги за хорошие, качественные овощи.

Влада Лесниченко (вандервумен ресторанного пиара и автор винных концепций в проектах Адриана Кетгласа и не только): Я думаю, что даже если все девушки сядут на диету, они не смогут обеспечить тот средний чек, который потребуется ресторану в конце месяца, чтобы свести концы с концами. Мужчины в пиджаках вряд ли будут ходить и есть корнеплоды. Разве что с девушкой, разве что разок. А после этого пойдут за стейком.

Гуру ресторанного бизнеса о кофе, вине и обслуживании

Тахир Холикбердиев (мясной ресторан «Скотина» в Краснодаре, «Южане» и «Ребро Адама»в Москве, ресторатор): Проблема не в том, что у нас нет овощей. Они, конечно же, есть. У нас могут вырастить много чего интересного. Есть пример: приехал ко мне человек в Краснодаре и говорит: «Я хочу выращивать батат». Я отвечаю: «Хоть мы и на юге, но зимой слишком холодно». Он такой: «Не учи меня. Я все сделаю и привезу». Я забыл про этот разговор. Проходит время, на дворе октябрь. Звонок. Приезжает этот человек, говорит: «Смотри, четыре вида батата». Я говорю: «А сколько у вас?» Он: «Две тонны». Я забрал все. Любой бы из нас это взял, тем более что цена намного ниже, чем на оптовых рынках. Но встал вопрос: как это все сохранить? Как доставить до ресторана? Проблема же еще в хранении вне сезона. С логистикой все непросто.

Следующий момент – потребитель. Наш гость пока почему-то воспринимает овощи с позиции «вегетарианское-невегетарианское». Пока у потребителя такое ощущение, думаю, что развития не будет.

Елизавета Стаханова (Wine Religion, Cevicheria-Tartaria-Vineria, автор концепций, совладелец): Мы в «Севичерии» уважили вегетарианцев и сделали овощное севиче. Я когда-то была веганом и не ела мясо. Я из Риги, и там с этим проще. У многих шефов есть огородики. В Москве такое невозможно.

Казаков: Хорошего овощного ресторана не будет. По крайней мере пока, потому что руки связаны. Когда я готовлю за границей на гастролях, кайфую от вкуса и качества овощей.

Саша: Неужели этот вопрос касается только овощей?

Ерошенко: Мы подтянулись. У нас можно найти очень крутую, совершенно потрясающую рыбу. С мясом то же самое.

О рыбе и о концепциях

Саша: Мы, пока все собирались, болтали с Сережей об овощах, от которых я никак не могу отстать, и он сказал: «Какие овощи, если у нас не едят рыбу?» Тем не менее рыбных ресторанов становится больше. Erwin, Cevicheria, «Сугудай-бар», «Волна»…

Ерошенко: Открывается Erwin, открывается «Севичерия», тем не менее стейк-хаусов раз в пять больше. Рестораны продают мяса больше, чем рыбы.

Стаханова: У рыбы нестабильное качество. Мы выбираем определенную рыбу, о которой знаем, что она точно свежая и хорошая, но это непросто. А у нас маленький ресторан.

Саша: Возвращаясь к теме севичерий: у White Rabbit появилась Chicha, потом за короткое время Раппопорт переформатировал «Латинский квартал» в севичерию Latinos, Лиза открыла «Севичерию», у вас, Дима, скоро откроется ресторан на Патриках. Кстати, как он будет называться?

Дмитрий Зотов (Zotman&Co, бренд-шеф, совладелец): Ceviche Nikkei & Pisco Bar.

Саша. Севичерии – это тренд?


Стаханова: Судя по месту, которое я открыла три года назад, Wine Religion, открывать маленькие, а не огромные рестораны – уже давно тренд. Небольшие помещения с моноконцепцией – вот что мне интересно сегодня.

Казаков: У нас начинают историю с моноконцепта, потом понимают, что он не идет, добавляют мясо и так далее. «Коровка в гостях у курочки».

Лесниченко: Нужен серьезный трафик, чтобы это работало. Особенно по курице – у нас в Трехпрудном AQ Chicken, и все не так просто.

Саша. Недоверие к продукту?

Мария Тюменева (партнер коммуникационного агентства «Аппетитный маркетинг»): Доверие есть: курицу едят дома.

Зотов: Курица – самый популярный в России продукт, но самый дискредитированный.

Лесниченко: А ко мне еще приходят и говорят: «У тебя такой замечательный шестнадцатиградусный шираз в карте. Что нужно сделать с курицей, чтобы она под него подошла?»

Зотов: От публики это зависит. Человек должен идти в ресторан, понимая, что там не будет всего: от севиче до стейка. И кальяна не будет.

Казаков: Проблема: мы пытаемся связать европейский и американский шаблоны, забывая, что там по 10-20 миллионов туристов. Питерские коллеги говорят, что их разрывают все лето, а зимой они ходят в носу ковыряют. Недавно говорили с Матильдой Шнуровой про питерский «Ко-ко-ко» – то же самое: «У нас летом все чудесно, зимой – сонное царство». Наш общий друг, Игорь Губернский, был в Лос-Анджелесе и видел заведение, где десять позиций – все яйца. Очередь стояла, заворачиваясь вокруг ресторана.

Анна Цфасман («Даблби», основатель и генеральный директор сети): На самом деле еда там очень посредственная. Ну в Лос-Анджелесе все есть – даже с чесноком ресторан. И все туда ходят. И свидания там назначают. Мазохисты какие-то.

Казаков: Из Лос-Анджелеса к нам сейчас придет новый тренд американской кухни – гибрид Мексики и Италии. Самые вкусные еда в таких местах, тем более в ЛА много выходцев из этих стран.

Зотов: Надо сделать итальянско-узбекскую!

Холикбердиев: Я считаю, будущий тренд – свинина. Самое популярное мясо в России – и как и курица, дискредитированное. Сейчас произошло возрождение английской кухни, построенной на свинине. У нас этот вид мяса всегда был самым дешевым. Сейчас это уже не так, есть дефицит, связанный с санкциями, и тем не менее. В Краснодаре 60 процентов потребляемого мяса – свинина. Есть 6-7 пород, из которых можно выбрать, не говоря уже о субпродуктах. Я не согласен с тем, что в Москве не будут есть свинину. Свинина у нас в «Южанах» продается не так хорошо, как в Краснодаре, но намного лучше, чем птица. В Москве открывают поркетерии – у Ламберти вот ZIZO. Я считаю тренд на ближайшие годы – это «жир». Уже есть 4 производителя в России, которые, конечно, неправильно позиционируют себя, называя свинину «мраморной», но тем не менее. Их мясо стоит на 40 процентов дороже, чем обычное, плюс есть вопросы логистики и сбыта опять же.

О сервисе и режиме работы

Саша: Во всем мире, кажется, переходят на расслабленный френдли-сервис. Крахмальные скатерти – прекрасно, но не каждый день сидеть, как в на премьере в La Scala за ужином. Что у нас?

Лесниченко: Я считаю, что в Москве самый замечательный сервис в мире. Мы недавно были в Риме, пришли туда без пяти семь (посадка – с семи). Дверь закрыта стулом. Свет включен, официант ходит по залу, хозяева раскладывают вина по полочкам. Мы машем, переминаемся с ноги на ногу – пустите, мол. На нас даже не смотрят. Открыли заведение в семь десять, продержав нас пятнадцать минут под дождем. Представьте, что бы у нас написали. Ресторан бы закрылся на следующий день. И так везде. Кетглас – чей именной ресторан на Майорке только что получил звезду Michelin, защищает все в ресторанном мире Москвы: от сервиса до работы пиарщика. Говорит, что если бы русскую команду перенести в его испанский ресторан, он бы уже в космос полетел. Найти нормальных сотрудников там очень тяжело. Помню, Кетглас рассказывал: попросил повара порезать морковку кубиками. За полчаса он порезал ее только полосками. И вдруг – снимает фартук и идет. «А кубики?» «Шеф, ну шесть же. Все, смена закончилась. Я пошел».

Казаков: У нас другая проблема. Официантов, которые кайфуют от своей работы, не хватает в Москве. 

Ерошенко: Официант – до сих пор не профессия в Москве. Хотя ситуация начинает меняться в лучшую сторону.

Казаков: Сервис в Европе подчинен стандартам. Мы разбаловали своих гостей. Они ждут любви, отношений. Рестораторы подстраиваются под публику. Самый четкий стандарт был в конце 90-х – середине нулевых: все официанты знали английский. Сейчас в ресторанах пара человек по-английски разговаривает. И то с трудом.

Холикбердиев: Есть и другие проблемы от избалованности. Гость приходит в паб и требует ресторанный сервис. И наоборот – ищет в ресторане ассортимента паба.

Казаков: Да, помню случай в The Most: такой у вас отличный кабак и нет разливного пива!

Зотов: Зато перерывы в работе, когда кухня работает только в обед и на ужин, – это правильно. Мы сами разбаловали гостей, и от этого страдает качество. В Европе знают, во сколько ты придешь. Это дисциплинирует. У нас слово «ресторан» – это офис, все что угодно.


Саша: Коворкинг!

Казаков: Еще у нас если ты владелец – ты король. Так не везде. Новиков рассказывал, когда он в Лондоне делал Novikov, его юзали по полной программе. Он съездил на рынок, договорился с поставщиком овощей, дал контакты шефу. Шеф его проигнорировал. Сказал: «Ты, конечно, владелец, но это – моя кухня». И ничего ты с ним не сделаешь.

Тюменева: Мы в Москве работаем 24/7. Любой человек, у которого есть «Инстаграм» и «Фейсбук», – уже ресторанный критик. На это невозможно не реагировать, мы подстраиваемся, отвечаем на запросы, персонал перерабатывает.

Лесниченко: При этом потребитель меняется в зависимости от страны. Дома он один потребитель, а там, за границей, – совершенно другой.

Гуру ресторанного бизнеса о кофе, вине и обслуживании

Никита Кудрявцев, кофе-амбассадор Nespresso: Меняются требования гостей к ресторанам, к сервису.

Цфасман: У нас много кофеен в разных странах. Мы сравниваем работников. Когда открывались в Праге, учитывали местный менталитет. Люди безумно ленивые, их невозможно замотивировать. Мы увлекали ребят религией кофе – и только так получалось начать работу. Испанцы тоже ленивые и любую работу рассматривают как временную. Им нужен контракт, но не работа. Большая часть штата там у нас –  эмигрировавшие в Испанию из России. Зато в Грузии на место в «Даблби» бешеный конкурс, люди готовы работать круглые сутки. Если они потеряют эту работу, то другую не найдут. В России сервис милый, потому что мы путаем его с радушием. Если говорить о Штатах, в Лос-Анджелесе или Сан-Франциско очень четко распределены роли. Обязательно менеджер подойдет познакомиться. Работа поделена на восемь маленьких шапочек. И каждая шапочка ходит с улыбкой, потому что большинство из них – будущие актеры.

Ерошенко: Люди на «Фейсбуке» пишут: «Что за ресторан, в котором нет березового сока?!» И главное, ты начинаешь этот березовый сок искать, ведь такова конкуренция.

Холикбердиев: Самая смешной диалог последних двух недель: «У вас есть банановый фреш?» – «Нет, но можем сделать что-то вроде». – «А у вас бананы биодинамические?»

Саша. Биодинамические! Ну давайте же про вино наконец!

О вине

Лесниченко: Тема номер один – биодинамика. Но слова raw и natural отныне под запретом. В моде минимальное вмешательство в вино. Это, знаете, как суперуровень веганов, которые едят опавшие растения. Вино должно по всей видимости запрыгнуть в бочку и ферментироваться тоже само.

Стаханова: Да, у нас как всегда все смешно с модой. Приходят и просят биодинамику. Что от тебя хотят? Вот просто: биодинамики мне принесите.

Лесниченко: Самый главный тренд на самом деле таков: миллениалы и женщины пьют больше остальных. Молодое поколения легко переходит на вино после крафтового пива. Они ориентируются на этикетку – и у тех же биодинамических вин самые смешные и привлекательные.

Зотов: Это от пива как раз и пошло. У крафтового пива все этикетки красивые.

Саша: Как меняется винопотребление в ресторанах?

Лесниченко: Я сделала лист русских вин в AQ Kitchen, когда мы только открылись. Люди говорили: «Да вы что? Мы лучше водку». Помню случай: сидела компания молодых людей, думали, что выпить, я им предложила русский пино-нуар. Не понравится – заберу и обменяю. Возвращаюсь через час – они уже на второй бутылке. Есть проблема цены-качества, это да. Русское вино пристойного качества слишком дорого. У нас же все хотят быстро отбить инвестиции, а виноделие – это же самые длинные деньги. А вообще, с поколением миллениалов работать и просто, и сложно. Все падки на запоминающиеся названия. Вот сделали тренд с зеленым вином – все стали пить зеленое вино. А что это такое – никто даже и не интересовался сначала.

Саша: Поколение миллениалов не пытается ни в чем разобраться?

Кудрявцев: Всех бариста в ресторанах спрашивают: «А у вас есть зеленый кофе?»

Саша: А кстати, что это?

Кудрявцев: Необжаренные зерна, которые на вкус как чай. Вот, попробуйте.

Стаханова: Женщины, кстати, стали больше интересоваться вином. Мы ставили в карту сорта, которые даже выговорить никто не мог. Нам повезло – пришли продвинутые гости, которые много путешествуют, смотрят, изучают. Мы стали хересы лить, портвейны. На десерт у нас пьют десертные вина – это большая редкость. Культура идет в массы, люди к этому тянутся и доверяют профессионалам. Только кажется, что в Европе все поголовно разбираются в винах – это не так. В Питере, кстати, еще больше винных энтузиастов.

О кофе

Гуру ресторанного бизнеса о кофе, вине и обслуживании

Саша: Что поменялось в кофе? Лет в восемнадцать я «Цезарь» запивала водянистым американо. Сейчас мне такое в страшном сне не приснится.

Цфасман: Мы проводили исследование, собирали данные за последние три года. Могу сказать так: ничего не поменялось.

Саша: Ну нет. Десять лет назад открыть «Даблби» с медленными способами заваривания кофе, с вашим подходом было невозможно.

Цфасман: Это так. Нужно было, чтобы люди расширили свои границы и не воспринимали человека за стойкой как обслугу. И тем не менее. Во всем мире по-прежнему лидируют молочные напитки. У нас в стране один из самых высоких уровней потребления черного кофе – 15 процентов. Людям близка тема кофе с молоком. Я отчаянно пытаюсь понять, как с этим жить – и как быть с людьми, которые любят молочно-кофейные напитки не на молоке. Мы не делаем кофе на соевом молоке, потому что это невкусно. Мне стыдно брать за это деньги. Мы отыскали вариант: смесь кокосового и миндального молока, но долго не могли найти поставщика – никто не мог обеспечить стабильных поставок на наш объем. Еще вкусное – овсяное, с ним тоже сложно.

Но в Лондоне, где я сейчас была (искала места под кофейни), те же проблемы: куча непрофессионалов в бизнесе. Ужасное, медленное обслуживание, плохое качество кофе. С одной стороны, всех пытаются приучить пить черный кофе: «Не хотите ждать 20 минут – я вам из термоса налью». Мы думаем, как правильно зайти на лондонский рынок. Он отстает от Нью-Йорка: там кофейня отдает 1200-1700 чашек в день, в Лондоне – в районе 500 (в Москве мы примерно на том же уровне).

С точки зрения потребления ничего не поменялось. Есть маркетинг, а есть работа с продуктом. Пока потребитель сам не скажет: «Я это пить не буду», ничего не изменится. У нас огромная школа бариста, мы учим без остановки. Индустрии  нужно еще минимум лет пять.

Кудрявцев: Тем не менее потребитель становится умнее, задает больше вопросов о кофе и о рецептуре.

Холикбердиев: Здорово, что люди идут за хорошим кофе в специализированные места. В бар идут за алкоголем, в ресторан приходят есть.

Саша: Во многих ресторанах стоит тот же кофе Nespresso. Это хороший стабильный уровень, который ты можешь обеспечить без профессионального персонала внутри, так?

Казаков: Именно. У нас в Selfie была реальная проблема с бариста. То рожок неправильно набьют, то еще что-то, поэтому мы взяли Nespresso.

Гуру ресторанного бизнеса о кофе, вине и обслуживании

Кудрявцев: Я соглашусь с тем, что, пока потребитель не начнет говорить, что ему в кофе не нравится или нравится, хороший кофе в ресторанах не появится. Мы очень хорошо поработали с проектом «Кофе – новое вино». Подбирали с Анатолием кофейные бленды под блюда, делали сет в Selfie. Что еще? К нам пришел флэт-уайт – он популярен в Австралии. Теперь это слово знают все. Хорошо, что потребитель любит его – там больше кофе.

Цфасман: Простите за цинизм – мне кажется, просто название красивое и «Старбакс» в меню ввел. Хорошая история – кофейно-алкогольные напитки. Они могут «сыграть» в барах. В Греции, кстати, есть гениальная кофейня. Вечером там передвигают мебель и превращают в модный алкогольный бар. Туда не пробиться – и это в стране, погрязшей в кризисе.

Саша: А Nespresso работает с алкашкой?

Кудрявцев: Да, когда делаем лимитированную коллекцию блендов. Например, у нас была эфиопская арабика, на которой делали кофейный мохито.

Цфасман: В Америке самый популярный напиток – эспрессо-тоник. Пьют его литрами. В России пока это не пошло, но пойдет.

Кудрявцев: Очень сильно развивается потребление кофе взамен кока-колы.

Саша. Говорю – все дело в миллениалах. Кстати, кто-то пьет в ресторанах декаф?

Стаханова. Кофе без кофеина – как вино без алкоголя.

Кудрявцев: Вкус зависит не от кофеина, а от обжарки и того, из какой он страны. На самом деле история с кофеином очень условна. Все в голове: мы открываем глаза утром, когда чувствуем аромат кофе, а есть ли там доза кофеина – это уже вторично.

Лесниченко: А есть супердорогие сорта кофе?

Цфасман: Безусловно. Есть сорта, которые уходят с аукциона за бешеные деньги. В нашей узкой среде есть кофе, который ценится за сочетание почвы, сорта, способа обработки. Это не для обычного потребителя. Это не как с вином.  Мы бьемся за эти лоты. Дорогой кофе нравится почти всем. Минус в том, что его очень мало. Условно десять мешков. Урвал два – молодец, но гостям не достанется. Но в плане разнообразия Москва в хорошем состоянии. Можно искать, пробовать. Вопрос в том, надо это кому-нибудь или нет. Маркетинг и этикетка – наше все. Это общее для всего бизнеса.

Об ожиданиях

Гуру ресторанного бизнеса о кофе, вине и обслуживании

Саша: Чего вы ждете от этого года?

Тюменева: Гость остается во главе угла для всех, чем бы вы ни занимались. Пиар все силы бросил на то, чтобы гостя заинтересовать и удержать его внимание. Дальше все зависит от рестораторов. Оперативность, креативность – главные качества пиарщика. Нужно уметь качественно предоставлять информацию и работать с ней, нужно уметь работать с негативом, а это требует выдержки. Развитие блогосферы – важный мировой тренд. Огромное количество независимых блогеров, которые могут управлять общественным мнением, – и мы должны уметь работать с этим. Нам надо делать продукт интересным потребителю – и у нас для этого все больше средств.

Ерошенко: Настоящий русский тренд неизбежен. Дальневосточная приморская рыба, речная и морская, нерка, чавыча, муксун. Я привез это в ресторан – иностранцы в восторге. Появились грибы, ягоды и вытянули на свет то, что в мире вообще не пробовали. Скажем, облепиху.

Цфасман: Мы ждем реакции западного рынка на наш продукт. В России будем стараться  больше образовывать. Был момент, когда мы думали, что всем надоели, а сейчас люди хотят учиться. У нас огромное количество идей, как разнообразить досуг гостей.

Кудрявцев: Потребитель готов обучаться и жаждет новых знаний о кофе. У нас будет много образовательных программ на базе бутиков Nespresso. Будет запуск новых блендов с разными техниками сбора, обжарки.

Стаханова: В еде – вегетарианство и веганство, несмотря на качество продуктов. Будут появляться маленькие места, будет тренд на биодинамические вина – от них никуда не деться.

Лесниченко: Я жду, что с вина окончательно спадет снобский налет. Хочется меньше битв между знатоками вина и блогерами. Хочется, чтобы люди больше говорили о вине и развивались.

Холикбердиев: Еще больше дискредитируется слово «фермерский», в то же время поиск и предложение местных российских продуктов продолжится. Скорее всего, санкции будут сняты в этом году. Если говорить о мясе, технологии дыма и копчения будут развиваться.

Зотов: Раньше игроков на ресторанном рынке было очень мало. Сейчас, наоборот, масса людей, открывающих интересные места. Каждый из них – тренд-сеттер. А мы в Zotman&Co овощную историю будем продвигать через восточную кухню: с крупами, специями.

Казаков: Я поддержу Тахира с копчением. Мы бизнесмены, и от себестоимости не уйти. Мы в White Rabbit Family откроем огромный фуд-маркет с классными концепциями внутри. Тренд – комфорт-фуд. Понятная, здоровая, нетривиальная еда.

Ну а если вы лучше воспринимаете на слух, то вот вам краткий пересказ всего вышеизложенного:

Гуру ресторанного бизнеса о кофе, вине и обслуживании

 www.nespresso.com

#MyNespresso #NespressoGrandCru

Оператор: Никита Райкин


А вы пьете кофе?

В тренде: как и с чем носить шлепанцы этим летом
7 часов назад
В тренде: как и с чем носить шлепанцы этим летом
Вместе с мюлями и бабушами среди самой популярной летней обуви оказались и пляжные шлепанцы, которые теперь совсем не выглядят такими. Их украшает мех, стразы и различная вышивка. Рассказываем, с чем сочетать этот горячий летний тренд.
Знаменитые мужчины, которые не стесняются своих слез
8 часов назад
Знаменитые мужчины, которые не стесняются своих слез
Фраза о том, что мужчины не плачут уже давно превратилась в красивый миф. На самом же деле даже знаменитые красавчики иногда перестают «держать лицо» и дают волю эмоциям. Свежий пример – Канье Уэст и Вирджил Абло на первом показе дизайнера в качестве креативного директора мужской линии Louis Vuitton. Мы вспомнили еще несколько случаев, когда мужчины проливали слезы.
Нарисовались: Марта Хант и Эмбер Херд со стразами на глазах
8 часов назад
Нарисовались: Марта Хант и Эмбер Херд со стразами на глазах

Стразы в макияже снова вернулись в моду, визажисты все активнее применяют их при создании вечерних и даже повседневных образов. При правильном подходе (когда есть понимание, сколько и куда клеить) стразы идут абсолютно всем. Неудивительно, что Марта Хант и Эмбер Херд последовали этому красивому бьюти-тренду. Разбираемся, кому из девушек удалось создать роскошный образ, а кому сияние в итоге вышло боком


Почему мужчины разрывают отношения без объяснения причин
11 часов назад
Почему мужчины разрывают отношения без объяснения причин
Психолог Виктория Кейлин уверена: если ваш партнер внезапно разрывает отношения, ничего не объясняя, и даже не ставя вас в известность о своем решении – это плохой поступок. Точка.
Как влезть в купальник и не испортить себе здоровье на всю жизнь
23 часа назад
Как влезть в купальник и не испортить себе здоровье на всю жизнь
Мы часто ищем в интернете советы, как похудеть в максимально короткие сроки, но ведь не всегда это так безопасно, как пишут на форумах. Мы решили напомнить вам, как привести себя в порядок в короткие сроки без регистрации и смс, а главное – без вреда для организма. Делимся лайфхаками от Руслана Панова, эксперт-методиста и координатора направления групповых программ X-Fit.
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз 18-24 июня
Начну с хорошей новости – на этой неделе на небе опять формируется очень красивый треугольник, в составе которого снова Юпитер, Нептун и замыкает Меркурий. Он снова водный – Юпитер в Скорпионе, Нептун в Рыбах и Меркурий в Раке, но на этот раз акцентируют интеллектуальную деятельность, торговлю и все, что связано с работой. А еще для обсуждений и поиска компромиссов в сложных ситуациях. Для тех, кто работает в науке, искусстве, торговле, биологии – это очень хорошее время. Оно также подойдет для начинаний в сферах образования, информации, путешествий, публичный выступлений и так далее. При этом наша интуиция будет надежнее логии, предлагаю полагаться на нее.