Закрыть

Кладбище общепита: самые громкие ресторанные закрытия 2016 года

Автор:
Фото: Getty  

Перед вами традиционный и уже знаменитый отчет SNC о самых громких ресторанных закрытиях года. Добро пожаловать на кладбище общепита. Ваша проводница – дерзкая Саша Сутормина.

Второй Новый год подряд мы окидываем затуманенным шампанским взором ресторанный track record за двенадцать месяцев. 2016 год, как и предыдущий, оказался богат на жертвы – закрывалось все подряд. Мы держали руку на пульсе, добывали достоверные сливы, отсматривали новости и на спор предсказывали скорую кончину невнятным концептам. Ругались с владельцами заведений, обменивались сплетнями с пиарщиками и даже выслушивали угрозы. Мы старались ради вас. Пришло время подбить годовой баланс прибылей и убытков. И посетить кладбище ресторанов.

При входе – величественный пантеон: тут семейные захоронения. Надпись на входе: «Ресторанный синдикат». 2016-й – год кончины многих заведений Кирилла Гусева. Когда-то этот бизнесмен потчевал московский жир отменной супертосканой, японскими бычками тадзима с чилийскими вагю, да вот только олигархи с котлетами долларов ушли в прошлое, и, кажется, Гусев – сам по себе яркая примета тех лет – не успел приспособиться. Нет чтоб осесть где-нибудь в окрестностях Форте-деи-Марми – ресторатор тщетно пытался вдохнуть жизнь в отмершие площадки мертворожденными идеями. Долги росли, инвесторы напрягались, мы не успевали запомнить название очередной харчевни – их век был краток и неярок. Вот лишь последнее из ужасающего: B.I.G.G.I.E. на месте Beefbar Junior в гостинице «Украина»; Funky Food в партнерстве с Ксенией, на секундочку, Бородиной, на месте «Турецкого гамбита» (на месте, соответственно, «Кебаберии» и «Казана»); «Ходя Ходя» на месте «Золотого козленка». Всего этого уже нет.

Идем дальше. Небольшое надгробие: «Утки и вафли» шеф-повара Дмитрия Шуршакова (и Ко) на месте добротной Osteria Montiroli. Мало кто успел заглянуть к «Уткам» до того, как они упорхнули в далекие края и на дверях появился замок. Ситуация стала абсурдной, когда обозреватели получили релиз нового заведения по тому же адресу. «Московская кухмистерская», слабая пародия на реконструкцию исконно русской кухни в ресторане Kutuzovskiy 5, бодрясь и храбрясь, звала в гости. Посикунчики пошли слабо, повара в конечном итоге уволились одним днем без золотого парашюта, оборот «Кухмистерской» сегодня едва тянет на два миллиона «деревянных». Доживет ли ресторан до выхода этого номера SNC? Не факт.

Прощаемся – залпом государственного военного оркестра – с любимым чиновниками рестораном Beefbar. Уже не подадут вам там стейк прожарки rare. И крабовый салат этажом ниже не сервируют в Nabi. Особнячок на Пречистенской забрала «Гинза», а имущество, поговаривают, отжали чеченцы.

Кстати об имуществе. Продолжит ли работу единственный «качающий» проект Кирилла Гусева – «Жизнь Пи» на Саввинской набережной – неизвестно. Говорят, что уж слишком активно хотят подмять под себя весь завод «Шелк» немецко-русские девелоперы B.E.R.E.G. District. «Жизнь Пи», случись что, будет жалко, пивняк «Немец.Перец.Колбаса» под ним – ничуть.

Другой властитель дум ушедшей эпохи, Андрей Деллос, закрыл Orange Tree и «Манон». И знаменитые пообтрепавшиеся бархатные диваны «Манон» отправились на заслуженный отдых (на месте былых танцев на столе – отличный ресторан «Казбек»). «Оранж» же стал символом не прижившейcя на московской земле нордической кухни. Шеф-повар финн Саули Кемппайнен едва дотянул до конца контракта, а печальный зал «Оранжа», где мы колупали морошку и оленину, решили переоборудовать под что-нибудь понятно рыбное. Подробностей пока нет. 

Как нет и толпы клиентов за соседней дверью – «Фаренгейт» покинул шеф Антон Ковальков ради лучшей (возможно) доли. Пока возложим классику эскорта – 101 алую розу – на могилу «Манон» и кусочек нордического мха на надгробие «Оранжа».

Движемся дальше по аллее ресторанного кладбища. Справа по вашу руку – пара холмиков. Приглядимся. Что на деревянных табличках? One Pot на Большой Дмитровке (also known as «хрючево из горшка») не пережил летнего сезона. Не спасли ни зеленые заросли на входе, ни назойливый пиар, ни издательский дом Condé Nast в соседнем дворе. Помещение отдали Тахиру Холикбердиеву – краснодарскому богатырю, покорителю Москвы. Он открывает там «Краснодар Бистро». Учитывая успешный пока опыт освоения помещения BlackBerry (RIP) и недолго мучивших нас борщами «15 сестер» (вот же, вот свежая могилка, а мы ждали этого год назад) – пророчим успех.

Что с монстрами рынка, например с «Гинзой»? Весь год «Гинза» брала непосильные площадки и оплодотворяла их экстракорпоральным путем. Приживалось не все. Вот Mad Cook с юным, но уже таким невменяемым поваром. На вопрос, зачем в тридцати метрах от канонически вкусной Probka понадобился еще один итальянский ресторан, ответить не мог ни один из потока бесконечно мелькающих пиарщиков. Что ж, ответом стали пустующие столы и грустные хостес.

Села «Гинза» и на площадь почившей «Юлиной кухни» на Большой Грузинской. Не хотел деловой народ окрестностей Белорусской площади есть эклеры в форме лебедей и фирменное пюре ведущей программы «Едим дома». У другой медийной личности, Елены Чекаловой, в этом году тоже потеря. «Поехали», ресторан на Петровке, в котором перебывала стараниями семейства Леонида Парфенова без преувеличения вся интеллигентская Москва, закрылся до Пасхи. Сотрудничество «мамы Лены» и ресторатора Александра Орлова не сложилось – хотя планов было громадье: и рыбный «Поплыли», и франшизы. По «Поехали» проехались все кому не лень – а мы не будем. Покойся с миром, добрый ресторан. Ешь муксуна с лучком в занявшем его место «Сугудай баре», суровый москвич.

Госпожа (Чекалова) учила маэстро (Анатолия Комма) добавлять в салат тертое яблочко. Маэстро много кого и чему учил, особенно тому, куда кому следует идти, и немножечко жизни. Жизнь учит маэстро: помпезно открыв Komm à la Guerre в Эзе, что на французской части Лазурки, и Le Bazaar в Суздале, он из проектов со спринтерской скоростью выбыл. Два месяца – оп! – и нет Анатолия в Эзе. Три месяца – ой! – и нет Комма в Суздале. Есть лишь прощальные посты в «Фейсбуке». Неутомимый маэстро не привык отчаиваться. Даже если закроется белоскатертный Raff House by Anatoly Komm на Малой Никитской – Комм озарит соцсеть риторикой в духе пушкинского «Поэта и толпы», проконсультирует пару вегетарианских проектов в Швейцарии, откроет бистро в московском Four Seasons.

Символ гастрономической революции Москвы – Ragout на Большой Грузинской – покинул нас в первый  день нового года. Одноименные кафе и школа на Олимпийском проспекте держались до лета. Причин закрытия – масса. Команда гастрореволюционеров разбежалась по городам и весям, о долгах проекта и управленческих траблах слагали легенды, а еду в отсутствие шефа просто было не слишком нужно есть. А может, просто «Рагу» выполнил свою миссию в Москве. Одна из создательниц, Катерина Дроздова, распродав по бросовому прайсу «рагушные» кастрюльки, сувиды и гастроемкости, вернулась в семью – семью профессионалов Аркадия Новикова. Теперь ее энергия направлена на кулинарную школу Chefshows. Другой, Алексей Зимин, наливает в рюмочной Zima в лондонском Сохо. Шеф Илья Шалев продвигает гастрономию в элитных гольф-клубах и музеях совриска. А мы сохраним в сердцах воспоминания о «Рагу» на «Белорусской» – первом месте, где за широкой барной стойкой мы наблюдали волшебство открытой кухни, ели мороженое из бородинского хлеба и чувствовали себя героинями Sex and the City.

Резюмируя: в году две тысячи шестнадцатом мы недосчитались многих проектов. Ломились в закрытые двери «Пьяццы Россы» в «Национале» (скоро там будет бар «Белуга»). С аппетитом заказывали лучший тартар в городе в Max's Beef for Money на месте умершей «Кладовой». Пожимали плечами, когда приказал долго жить Ah!Beatrice (при всей симпатии к владельцам и вообще всем, кто хоть что-то делает в ресторанной Москве, мы пророчили ему смерть год назад – и на нас обижались. Зря). Вздыхали, когда вывеску пиццерии Montalto меняли на Corner Burger. Смиренно шли за банановым пудингом в Upside Down, когда перестала работать Magnolia Bakerу на Кузнецком. Пускали слезу, когда «Рулет» на Трубной превращался в Pipe. Наблюдали за миграциями поваров – Ковалькова от Деллоса, Коробяка от Затуринского, Абузярова – из «Рулета», Сэбби Кеньона – от Раппопорта, Михаила Геращенко – из Les(Art)ists, а Режиса Тригеля – отовсюду и разом. Мы затаили дыхание и ждем закрытия десятка-другого ресторанов. Мы ждем нового года. Увидимся в нем. 

Опубликовано в журнале SNC №83, декабрь, 2016.


А ваши любимые места уцелели?

Элеонора Ландри: «Все мои коллекции – история моей жизни»
05 декабря 2018
Элеонора Ландри: «Все мои коллекции – история моей жизни»
Молодой бельевой дизайнер, основательница бренда Elle Land Элеонора Ландри рассказала SNCMedia о своих новых коллекциях, вдохновении и о том, чего на самом деле хочет современная девушка.
Поехали! Отзыв о курорте Club Med Cefalu (Италия, Чефалу)
04 декабря 2018
Поехали! Отзыв о курорте Club Med Cefalu (Италия, Чефалу)
Ищите отдых, который объединит французское art de vivre или итальянскую dolce vita? Бронируйте билеты на рейс до Палермо – мы нашли для вас (и исследовали) сицилийский курорт, у которого всего этого в избытке.
Тестирует редакция: 3 модных окрашивания этого сезона
04 декабря 2018
Тестирует редакция: 3 модных окрашивания этого сезона
Редакторы SNCMedia взяли на себя роль подопытных кроликов и отправились тестировать самые актуальные окрашивания. Смотрим, что из этого получилось.
Вся правда о солнечном воздействии и его влиянии на кожу
02 декабря 2018
Вся правда о солнечном воздействии и его влиянии на кожу
Спорим, с наступлением зимы вы даже не задумываетесь о защите от солнца и уже успели спрятать все средства с SPF в самый дальний ящик до наступления лета. 
Неудобно получилось: известные компании, которые обвиняли в нетолерантности
01 декабря 2018
Неудобно получилось: известные компании, которые обвиняли в нетолерантности
Чем больше популярность бренда, тем внимательнее за ним следят люди. Сейчас одна неточная фраза может привести к скандалу, потере прибыли и оставить огромное пятно на репутации. Рассказываем про известные компании, которые общественность обвиняла в нетолерантности.
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз 19-25 ноября
Эта неделя начнется с отрицательного взаимодействия Юпитера и Марса. Как это отразиться на вас? Юпитер сейчас настолько сильный, что он будет давать стимул – работать на высокий статус, получать образование, а вот делать это будет лень. Даже тем, кто не ленив, понадобится больше времени для понимания направления.