Закрыть
Конец дресс-кода: почему модные правила перестали быть нужными
21.03.2016

Конец дресс-кода: почему модные правила перестали быть нужными

Автор: SNC

С каждым годом мода становится все безумнее: шерстяные купальники, кроссовки с шубой, белье из восемнадцати причудливо переплетенных ленточек. Анастасия Полетаева размышляет о том, кто дал амнистию самым сумасбродным трендам и почему выглядеть городской сумасшедшей – нормально.

«Запомните закон: объемные рукава – гладкая прическа, короткое платье – плотные колготки, говорящий наряд – молчаливая обувь. Пусть в наряде будет всего одна активная зона. Совсем не страшно, если ею будут ваши глаза», – распорядилась Эвелина Хромченко. Афоризм родился 21 мая 2015 года. Как раз тогда Раф Симонс и Николя Жескьер показали круизные коллекции подшефных Christian Dior и Louis Vuitton: платья с вырвиглаз-психоделическим узором перемежались костюмами, разрисованными в стиле восточных ковров. Именно в том мятежном мае девушки бросились скупать суперкороткие кожаные шорты и сандалии на шнуровке, чтобы походить на гостей фестиваля Coachella. И доставать из шкафов прошлогодние биркенштоки с мехом енота, чтобы надеть их с серебристой пижамой.

Конечно, целевая аудитория Эвелины Хромченко – совсем не то, что модные студентки, играющие по вечерам в пинг-понг в «КМ 20». Но при всем уважении к заслугам телеведущей от ее слов становится чуточку обидно за страну. Как в конце восьмидесятых, когда у нас Эдита Пьеха пела про семейный альбом, а у них Мадонна в коническом бюстгальтере от Жан-Поля Готье открывала новые горизонты влажных подростковых фантазий.

Ну серьезно, где расположена «активная зона» Кейт Мосс, которая в сорок пять лет носит узкие кожаные брюки с леопардовой шубой и сигаретным дымом – и выглядит как богиня рок-н-ролла? Вы бы назвали обувь Лены Перминовой молчаливой (простите), а наряды – говорящими? Давайте честно: все это очень занятно, но по степени актуальности обосновалось в области затейливых шляпок Вячеслава Зайцева. Подвох чувствуется еще на словосочетании «запомните закон», которое почему-то применили к одежде. Нужно запомнить закон о гей-пропаганде, если вы редактор или журналист, – это да. А любые «правила стиля», которые подаются с той же серьезностью, что и три простых правила, спасающих от инсульта, можно уже и сбросить с корабля современности. Когда-то было проще. Вот костюм для офиса, вот джинсы для выходного дня, а вот коктейльное платье для буги-вуги. Но с шестидесятническими сексуальными революциями, гранжами и прочей демократией положение дел стало многослойным. Как не потеряться в разнообразии? Ведь всем хотелось быть очень стильными, все сделать правильно. Чтоб как в журнале, только лучше.

Спасением был последний оплот нормальности – дресс-коды. Благодаря им плохо сидящая блузка и темная юбка превращались из скучного комплекта в «деловой стиль», а свадьбы и юбилеи подводили все оборчатое и блестящее под общий знаменатель «вечерние платья». Можно было от души поржать, когда каких-нибудь актрис без каблуков не пускали на дорожку Каннского кинофестиваля, потому что каблуки – это всенепременное условие пребывания на красном ковре. Или не пойти на вечеринку, потому что вы недостаточно парадно одеты и ни единая блестка не сверкает на лацкане вашего пиджака в деловом стиле.

А потом все рухнуло. Просто начало схлопываться.

Вот принцесса Диана надевает синее платье-комбинацию от Джона Гальяно на бал Института костюма в 1996 году. Вот безумная в самом лучшем смысле певица Бьорк навьючила на себя огромного лебедя на 73-й «Оскар». А вот уже модель и дизайнер Инес де ля Фрессанж прогуливается по той самой каннской дорожке в золотых сандалиях Roger Vivier на плоской подошве – и выглядит в миллион раз круче красивейшей, но скучноватой Наташи Поли. А когда этим летом некоторые СМИ попытались сделать инфоповод из того, что в Каннах же модель Кендалл Дженнер появилась в коротком топе и юбке Azzedine Alaia в пол, но с открытым животом – мол, не по дресс-коду, – их хотелось только пожалеть. Ребята старались как могли, но на самом-то деле всем давно уже плевать, прописан в black tie живот или нет.

Бьорк.

Бьорк.

Сегодня по-настоящему удивить нарядом почти невозможно. Людей, подбирающих помаду под цвет туфель, все меньше и меньше. Первые лица государства, представители большого бизнеса, политики и банковские служащие в течение рабочего дня – вот настоящая аудитория бесконечных «академий имиджа и стиля», где внешность разбирают по цветотипам, а фигуру – в соответствии с картотекой товаров в овощном отделе супермаркета. Яблоки, груши – все получают свои «базовые строгие брюки» и «тунику в отпуск».

Зайдете на любой популярный портал о жизни знаменитостей – и обнаружите, что обсуждение «звездных образов» составляет чуть ли не смысл жизни сотен женщин со всей Руси. Почему никто не указал Джулианне Мур, что эти короткие шорты ей не по возрасту? Вообще-то Сиенна Миллер могла бы и голову помыть, на нее же люди смотрят! Чего это Шарлиз Терон вся в черном, у нее что, траур? Воспетым Светланой Бондарчук «марьваннам из Бирюлева» сразу всех хочется переодеть, причесать и поставить в ряд – чтобы волосы лежали волнами, как у ангелов Victoria's Secret, платье-футляр сидело как на Виктории Бекхэм, а туфли были как из самых грешных снов Кристиана Лубутена. Последний штрих – накрутить себе кудри – и встать рядом. И вот тогда все красиво, женственно.

О как это скучно! Все эти «Ну согласись, фиолетовые носочки никак не подойдут под лаковые туфли на каблуке» из статей типа «Десять модных табу стильной женщины» придумывает какой-то один человек, который женщин ненавидит. Потому что клевые модные тетеньки из Instagram носят эти самые носочки хоть с туфлями, хоть вместо них – и понятия не имеют, что фиолетовый не подходит им по цветотипу. Карин Ройтфельд (шестьдесят один год) не вылезает из чулок в сеточку и не думает поднимать декольте, сестры Олсен, кажется, вообще не моют голову – и остаются одними из самых модных девушек в мире, а сотрудница дружественного нам журнала Numéro Рената Литвинова ходит в черном 24/7, 365 дней в году – и никакого траура, вы уж поверьте, и знать не знает.

Да и бог с ними, знаменитостями – мы бегаем в кроссовках под вечернее платье и шубах из ламы. Натягиваем шелковые спортивные штаны на свадьбу подруги и приходим на свидание в мужской рубашке вместо платья, подвязанной шейным платком. Наши домработницы не понимают, что это за конструкция из восьми шнурков – подвязки, колье, портупея?.. – и в какой ящик ее класть. (На самом деле – трусы.) Конечно, иногда мы выглядим глупо – и хохочем над своим look of the day, как хохотали три года назад над желтыми меховыми туфлями Celine, за которыми позже охотились на eBay. Ошибки – это неизбежно и очень весело. Они делают моду и жизнь интереснее. Интервьюеру крупного глянцевого журнала большеглазая красавица и обладательница «Оскара» Энн Хатауэй поведала, что ее икона стиля – Леандра Медин, хозяйка блога Manrepeller: «Она – источник вдохновения. Леандра очень непосредственна и одевается для себя. Она напоминает мне Диану Вриланд». Леандра тем временем – женщина без тормозов. Пышная юбка поверх джинсов, похожие на семейные трусы шорты и, представьте, носки под туфли – это все про нее. И нет ничего странного в том, что классных успешных девушек вроде Энн вдохновляют девушки вроде Медин. Раз уж правила упразднились, ориентироваться нужно на тех, кто лучше и веселее всех справляется с анархией, а не на икон вроде Жаклин Кеннеди, которые никогда не ошибались. Жаклин была потрясающей женщиной, но, камон, шестьдесят лет назад, и лучший способ почтить память бывшей первой леди – не надевать ее любимые платья-футляры без фиолетовых носков.  

Опубликовано в SNC №85, март 2016.

А вы как одеваетесь?

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ

Все «ультрамодные» сочетания цветов в одном луке!  Спасибо, что еще прозрачные колготосы под юбкой не особо видно.
новые trashsetter’ы
Как выбрать хорошую рыбу и морепродукты, если вы живете далеко от моря?
1 час назад
Как выбрать хорошую рыбу и морепродукты, если вы живете далеко от моря?
Если вы три раза за год отравились морепродуктами, то вопрос встает прямо-таки ребром: что делать? Бросать?! За советом мы обратились к шефу самого рыбного ресторана Москвы – Boston Seafood & Bar – Кириллу Мартыненко.
Быть Джоном Малковичем: 10 цитат о женщинах, семье и профессии
2 часа назад
Быть Джоном Малковичем: 10 цитат о женщинах, семье и профессии
Сегодня свой день рождения празднует Джон Малкович, в честь которого даже художественный фильм сняли! Мы собрали самые мудрые высказывания актера, берите.
Secret sale: себе или другим?
2 часа назад
Secret sale: себе или другим?
Вот у вас есть, предположим, 10 000 рублей и куча магазинов со скидками. Внимание, вопрос: вы купите что-нибудь себе или все же воспользуетесь шансом купить подарки друзьям и маме на НГ?
Последние слухи из медиатусовки: Алена Долецкая возглавит Elle?
3 часа назад
Последние слухи из медиатусовки: Алена Долецкая возглавит Elle?
А вот вам последние (но но пока неподтвержденные) новости: с поста главного редактора журнала Elle уходит Елена Сотникова. Разумеется, определенный круг людей теперь волнует вопрос, кто же придет Елене на смену? 
Мигель: «На шоу происходит какая-то магия – люди могут признаться в любви, захотеть целоваться, хоть в маске это невозможно, но они все равно пробуют»
5 часов назад
Мигель: «На шоу происходит какая-то магия – люди могут признаться в любви, захотеть целоваться, хоть в маске это невозможно, но они все равно пробуют»
Главное развлечение зимы – иммерсивный спектакль «Вернувшиеся» по мотивам пьесы Ибсена, который поставил Мигель с американскими коллегами. Сходить на него советуем всем – и придется поторопиться: покажут его всего 50 раз, а потом уедут далеко за океан – в США. Мы уже видим, как недовольство ценой билета накатывает на вас, но то, что творят актеры, стоит даже дороже. Да, голыми они тоже появляются, но это не кричащая пошлость, как у Богомолова, а чистый секс, танец и красота.
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз на 5–11 декабря
Вас ждет очень продуктивная и удачная неделя. Все жесткие аспекты, которые подталкивали и даже принуждали вас к действиям, расходятся.