Закрыть
«Фешен из май профэшн»: как работают в индустрии моды у нас и на Западе
28.07.2016

«Фешен из май профэшн»: как работают в индустрии моды у нас и на Западе

Автор: Татьяна Столяр, SNC
Фото: Imaxtree; кадр из фильма «Фотоувеличение», 1966 г.; Pixabay  
читайте также
Альтернативные Недели моды: за кем следить, чтобы быть в тренде Сколько стоит: взять платье напрокат Дресс-код на машиностроительном заводе: 6 селфи в рабочем туалете Один показ – два мнения: YASYA MINOCHKINA 5 лукбуков российских дизайнеров, от которых вам станет жарко 6 проблем с одеждой, которые исправят в ателье (и 4 – которые нет) Кеды нашей мечты: 24 пары на весну и лето Что подарить на 14 февраля в зависимости от того, сколько вы вместе Антагонисты: за и против закрытых купальников Тренд: сменить обивку H&M x Balmain показали лукбук Антагонисты: за и против fast fashion (и slow fashion) Под градусом: что носить, когда хочется плакать (и шубу) 5 лукбуков российских и украинских дизайнеров для тех, кто вечно торопится 5 причин, почему мы любим Лену Перминову Люксовые вещи по карману? Выбираем в Vilshenko Все на свете виды шляп (а именно 28!): берегите голову ТЕСТ: на какой показ Mercedes-Benz Fashion Week Russia вам нужно сходить? 5 фактов о Nude, которые доказывают, что girlpower не миф Обувь, завязки, украшения и педикюр: чем еще можно украсить свои ноги этим летом

Читайте Татьяну Столяр: специально для SNC она выяснила, как труженики глянца работают у нас, и как на Западе.

Модель

У нас все просто. Если ты «модель и работаешь в России» – ты не модель. Бизнес там, где главные Недели моды – Париж, Нью-Йорк, Милан. Туда-то и отправляют перспективных девочек, которые хотят работать. В Москве если ты не Саша Лусс, двадцать тысяч деревянных за показ – твой потолок. А за целый день каторжной каталожной съемки платят около восьми тысяч. Впрочем, в этом нет ничего плохого: с десяток тусовых и более или менее медийных девочек работают в Москве и в ус не дуют. Пример – Даша Малыгина, когда-то начинавшая в Prada, но осевшая на родных просторах. Или когда-то очень перспективная Лена Кулецкая. И ведь прекрасно, что она у нас есть. Но вот вернуться в большой бизнес с миллионными кампейнами Dior таким девочкам сложно. 

«В Европе и Америке к моделям относятся с уважением и даже некоторым пиететом: все понимают, как мы вкалываем, чтобы пробиться на вершину», – объясняет модель Юлия Лобова, которая благодаря работе сменила Набережные Челны на Париж и украсила собой обложки русских L’Officiel и Harper’s Bazaar. – На Западе средняя модель зарабатывает сумму с пятью нулями и в валюте. Да и вообще у нас, в отличие от России, человеческие условия: например, если девочка-топка забеременела, с ней не разрывают контракт, а предлагают на время восстановления более коммерческие, а соответственно, и легкие, съемки». 

Фотограф

Застой. Обложки топовых модных изданий на протяжении последних лет снимают одни и те же люди: Головкин, Васильчиков и еще несколько товарищей. Фотографов западного уровня у нас почти нет, и редакции боятся доверится новичку. Почему мы не развиваемся? Где наши Майзелы с Демаршелье? Русскую фотосессию всегда можно отличить от западной. Всем привычнее работать с друзьями, а самим фотографам – со знакомыми заказчиками. 

 За границей крупные фотографы не работают сами по себе – только через агентства. А уж контора своего не упустит и знатно обдерет заказчика: «Где фото будете использовать? В инстаграме – плюс пятьсот евро, в других соцсетях – триста». Модельные агенты тоже не отстают: «В каталоге лицо нашей будет видно? Готовьте еще штукарь». Все помешаны на отчетности: тут вам не конверт кэшем за съемку, – как иногда это делают в России. Не прислал за три дня младшему ассистенту стилиста call sheet (документ со всеми контактами и информацией по сету) – съемка может сорваться, и это вообще-то правильно. Новые таланты растят и пестуют: и этим занимается даже великий и ужасный Vogue Italia. Каждый год редакция набирает пятнадцать молодых фотографов и подкидывает им работку. 

Стилист

 Сочувствуем: вы – начинающий стилист и «работаете на свое портфолио». Бюджетов, разумеется, нет: подкопив тысяч сто рублей, вы занимаетесь тем, что берете в левых шоу-румах недорогой ширпотреб и после съемки пристраиваете его обратно. Забегая вперед, скажем: в Америке вас могут уличить в том, что вы – не просто капризный покупатель, а профи и как стилиста внести в черные списки.

Начинающий стилист – многостаночник: он и скаут, и продюсер, и извозчик, и грузчик, и заклеиватель подошв лубутенов скотчем, чтобы не попачкались, а то назад не возьмут. Что дальше? Толковых агентств в России нет: это гиблый номер. Единственный шанс прославиться и получить возможность работать с приличными бюджетами – вырасти из ассистента (то есть таскателя пакетов из редакции в ЦУМ и обратно) в директора моды глянцевого журнала. При этом топовых стилистов меньше, чем качественных изданий. Поэтому те, кто в теме – сверхвостребованы и стилизуют не только коммерческие съемки шуб или лукбуков дизайнеров с денежкой, как экс-работницы Vogue Екатерина Мухина и Светлана Танакина, но и ширпотреб вроде рекламы сотового оператора – как экс-сотрудник Esquire Василиса Гусарова. О ней – дальше. 

 В Америке стилистам живется относительно привольно: кроме журналов существуют агентства, где найдутся заказы. Все и все на своем месте – ассистент не лезет в работу продюсера, стилист не разносит вещи. «Четкое распределение обязанностей хорошо отражается на том, что называется непереводимым словом creative, и крайне хорошо – на том, что называется executive. – Рассказывает бывший редактор моды Esquire Василиса Гусарова, которая недавно открыла в Нью-Йорке агентство Supervision. – У «творческих людей» занята голова, у исполнителей – руки. Когда я, сидя в Москве, готовилась к съемкам в Нью-Йорке, пытаясь в одиночку проконтролировать все, синяки под глазами и паника росли, как радиоактивные яблоки в Припяти. А американские коллеги спокойно закрывали лэптопы в шесть вечера. А еще здесь бешеная конкуренция: стилистов столько, что кажется, скоро им придется стилизовать друг друга». Да-да, «в Нью-Йорке, как нигде, легко потерять работу. Никто не расслабляется: лучшим приходится доказывать, что они лучшие, – комментирует опытнейшая Ирина Черняк, хозяйка нью-йорского агентства Style in Details. – Здесь никто не скорчит рожу: «Это не мое!» Докажи, чем ты отличаешься от других, почему должны взять именно тебя».

«В отличие от России, где магазины дают одежду на съемку, – поясняет нью-йоркский стилист Алексей Казаков, – в Америке такого нет: надо покупать. Универмаги вроде Bergdorf Goodman выдают одежду для съемок в аренду, накидывая себе 10% от ее стоимости. А вообще успех – это знакомства, удачные место и время. Взглянув на мое портфолио с съемками для русских Marie Claire и Esquire, легендарная Изабелла Блоу вокликнула: «Это вы называете модой?» – и отправила меня переучиваться к своей экс-ассистентке, самостоятельному стилисту Хлое Бинни».

Байер

  Этот человек закупает одежду, то есть выбирает, на что вы спустите зарплату.  Ориентируются российские закупщики на собственный вкус, интуицию, а также экстрасенсорные способности – «эти штанишки Vetements возьмет Ксюша, платье Lemaire понравится Лене, а юбку Christopher Kane подхватит Илона». Никого не заботит статистика продаж: если в прошлом сезоне дерзкие шорты Nasir Mazhar особо не брали, то от них не откажутся. Просто в следующем году закупят меньше, авось разберут, а если нет – всегда есть сейл. 

 Американские и европейские байеры помешаны на статистике продаж, и в шоу-румы приходят с кипой отчетов в экселе, где расписано, что и как в магазине брали. Закупают на будущий год строго в соответствии с этими скучными документами. Раз падки покупатели лондонского универмага Selfridges на простые вечерние платья малоизвестного бренда – байеры закупят этих платьев на десять миллионов фунтов, юбка Maison Margiela провисела до сейла – больше не берем! 

Сейлз-менеджер

 Речь о людях, работающих на бренд и приставленных к байерам, чтобы помогать им выбирать вещи – а на деле впаривать как можно больше. По сути те же продавцы, что кидаются к вам во время шопинга: «Могу я чем-то помочь» – только эти сидят в шоу-румах в закупочный сезон и пристают к байерам. В России профессия не развита: дизайнеры на Запад особо не суются. Поэтому расскажем о русских продажниках, работающих за рубежом.

«Как правило, у брендов уровня Comme de Garcons и Dries Van Noten есть сейлзы на каждый рынок: покупаете для России – вот вам Наташа. И эти Наташи – самые конченные люди в мире, – неистовствует байер. – Только представьте: огромный шоу-рум Margiela, куча линеек одежды – главная, коллаборация, аксессуары – и ты за час должен осмотреться, отобрать и подписать бумаги. Без рюмки водки не разберешься, а тут еще подлазит русская баба из девяностых – солярий, накладные ногти и волосы – и такая: «Ой, смотри, какой свитерок – точно брать будут». Эти люди совершенно не понимают, что происходит в России, как чувствует себя рубль, для них главное – впихнуть побольше». 

 Опасайтесь итальянских сейлзов, ведущих себя так, словно прошли закалку Черкизоном, – только нагрев и никакой помощи. Французские, британские и американские продажники, как правило, в адеквате. Они знают, что в России сейчас звездец c экономикой, поэтому всячески идут навстречу: дают эксклюзивное право на продажу линейки (это когда вещь можно найти лишь в одном магазине страны. – Прим. SNC) не как обычно – за тридцать тысяч евро, а за двадцать пять. Кстати, некоторые сейлз-менеджеры в ручном режиме контролирует количество вещей бренда в городе, например, Vetements строго отслеживает, чтобы в Москву не привезли больше джинсов, чем у нас есть прогрессивных модников с денежкой. И не дай бог что-то от Гвасалии останется до сейла – лучшее заранее подстраховаться и не дать байерам слишком много. 

Опубликовано в журнале SNC №89, июль-август, 2016.


Где лучше?
Все нюансы dark fashion для девушек: где найти и чем похвастаться
0 часов назад
Все нюансы dark fashion для девушек: где найти и чем похвастаться
Возможно, вы обращали внимание, что на втором этаже одного известного универмага (по адресу Петровка, дом 2) как на дрожжах растет «уголок» с вещами преимущественно темных оттенков. Наверняка, вы недоуменно бросали на это безобразие свой взгляд и шли прямиком в корнер Dolce&Gabbana за подарком на день рождения своему мужу. Но потом, непонятно почему, червь сомнений понемногу начинал грызть ваши внутренности…
Secret sale: последние весенние скидки
2 часа назад
Secret sale: последние весенние скидки
Успейте сейчас, а то потом такого шанса придется ждать еще год (до конца следующей весны)!
8 лучших ролей Хелены Бонем Картер
3 часа назад
8 лучших ролей Хелены Бонем Картер
Роли Хелены Бонем Картер редко остаются незамеченными. Но есть в ее карьере те, которые ну никак не пропустить.
Ты какой-то странный: мужские поступки, которые невозможно объяснить
3 часа назад
Ты какой-то странный: мужские поступки, которые невозможно объяснить
Приятно, когда мужчина старается тебя удивить, но у некоторых это получается и безо всяких усилий. Только вот без белого сухого от таких сюрпризов не отойти.  «Что это было?» – гадаю я каждый раз после очередного мужского выкрутаса, и не нахожу ответа.
Коллекция Preen by Thornton Bregazzi: от идеи до воплощения
4 часа назад
Коллекция Preen by Thornton Bregazzi: от идеи до воплощения
Весенняя коллекция Preen by Thornton Bregazzi – материал для психоанализа. Здесь детство дизайнеров с ведьмами и скинхедами. Заинтриговали?
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз на 22–28 мая
На этой неделе вы столкнетесь с проявлением одного из самых эмоциональных аспектов – квадрата Венеры и Плутона. Влияние этого аспекта можно охарактеризовать одной фразой: «Больше знаешь – крепче мстишь».