Закрыть
Александр Арутюнов: «В московской фешен-тусовке нет мужиков»
22.03.2016

Александр Арутюнов: «В московской фешен-тусовке нет мужиков»

Автор: Наталья Архангельская, SNC
Фото: архив пресс-службы  
читайте также
8 почти повседневных вещей, которые помогут вам сойти за свою на Хэллоуин Срочно в Numéro! Легендарный журнал о моде возглавит Мария Невская Альтернативные Недели моды: за кем следить, чтобы быть в тренде Лаком кверху: как его носить и не выглядеть вульгарно Под градусом: что носить на закате лета Тренд: держим баланс (между скромностью и китчем) Анастасия Ястржембская: «Чиновничество надо вытошнить – до конца» Кругом деним: 25 лучших пар этого лета 10 вещей из 90-х, за которые больше не стыдно Подрастающее поколение: кто заменит Наоми Кэмпбелл на подиуме 7 главных интриг: что вам нужно знать о Неделе моды в Лондоне Секс-минутка с Ашишем Гуптой 7 лучших показов Недели моды в Лондоне. Версия SNCmedia Люксовые вещи по карману? Выбираем в Pinko Белла Потемкина: «Когда тебя с кем-то сравнивают, это комплимент» 5 лукбуков российских дизайнеров для грядущей осени Под градусом: что надеть в меланхоличную погоду Под градусом: что носить от +16 до +18, наконец потеплело Надя Адвокатова: «Мир никогда не стоит на месте» Трудно ли быть всем и сразу: учимся у Ксении Чумичевой 24 очень нескучные водолазки (и откуда они взялись) Как коллекции, вдохновленные уличной модой, стали популярнее кутюра Самые красивые образы последних круизных коллекций по версии SNCmedia 7 лукбуков российских и казахских дизайнеров Под градусом: что носить от +21 до +23, в середине мая 4 самых глупых изобретения в мире моды. И кто их об этом просил? Виктория Боня: пока все «дома» Не пара: можно ли носить обувь разного цвета (одновременно)? Практика: как одеться на музыкальный фестиваль, чтобы нигде не жало и ничего не мерзло 10 лучших показов Недели моды в Париже. Версия SNCmedia

С дизайнером Александром Арутюновым мы познакомились ровно год назад. В первом, мартовском номере SNC под моим руководством были опубликованы беззлобные, но ехидные наблюдения с Московской недели моды. По шуточке досталось всем – Терехову, на показе которого кинематографично погас свет, Арутюнову, задержавшему показ на час, Walk of Shame, где под отличное шампанское не хватило бокалов (еще бы!) и Данила Поляков протирал стаканчик рукавом. Не затаил на меня за ту хронику, кажется, только не чуждый самоиронии Саша: посмеялся, пожал руку и позвал выпивать на «Стрелку».

На следующий день мы синхронно признались друг другу: «Было очень весело, но я все утро вспоминаю, не наговорил ли лишнего». Прошел год, и я поняла: страх наговорить лишнего – вообще не про Сашу. Бояться ему некого, врать он, похоже, не умеет. Оттого и мое первое интервью в SNC получилось с огоньком. Судите сами.

Наталия: Начну так: есть мнение, что, будучи русским дизайнером, заработать невозможно.

Александр: Творческим людям приходится выживать. Без денег это невозможно, поэтому от продаж зависит,  скажем так, моя жизнь. Если я не буду творить, то вообще не знаю, что буду делать.

Ты тут, в студии в Столешниковом переулке, почти двадцать четыре часа в сутки: принимаешь посетителей, шьешь, рисуешь. У тебя производство в Подмосковье...

В Москве, а не в Подмосковье – так легче контролировать. На удаленке могут сделать хорошо, а хорошо меня не устраивает – надо, чтобы было офигенно. Если бы я отшивался в Подмосковье, то на выходе бы имел простые длинные платья, а так – не хочу. Понятно, что производить в Москве раза в три дороже, чем где-либо. Про аксессуары вообще молчу: это реально дорого. Но я не жалуюсь и особенно не считаю деньги, хотя, да, у меня сидят бухгалтеры, прикидывают плюс-минус... Трачу я, понятное дело, больше. Хотя бы потому, что моделей на показ беру, наверное, активнее, чем кто-либо в России – по числу луков. На последнем показе – шестьдесят восемь девочек. Для всех организуют кейтеринг. Слушай, я прекрасно понимаю, что вместо моей дорогой сумки – арт-объекта человек может купить Hermes Kelly. Хотя, нет, «Келли» в два раза дороже (смеется).

Каждая твоя коллекция получается более пышной и, следовательно, затратной, чем предыдущая. Это идет вразрез с требованием времени.

Да, каждый раз говорю себе и команде, что в этот сезон мы выступим проще. И каждый раз меня перекрывает – и проще не получается. Я не хочу шить платья а-ля Topshop и удобные сумки-авоськи. Мне скучно, неинтересно. Единственный выход – сокращать количество выходов.

Я представляю, как стонут от тебя на этой московской фабрике, потому что ты, без сомнения, человек, который может заставить переделать все двадцать пять раз. (Смеется.)

(Смеется.) Мне палец в рот не клади. Я обычный человек с горячей кровью, армянин, вырос в Тбилиси, в хорошей семье с хорошим достатком. Я очень воспитанный и вежливый, но в морду дать могу. Я не светская львица, за которую себя многие выдают, мол, «лучше я промолчу, чтобы...». У меня маленький бренд, и в отличие от некоторых я не говорю, что у меня три тысячи стаффа. Маленькая команда понимает, что если мне что-то не нравится, то надо переделать.

Как лукбук последней коллекции, «Ландыши», с фотографом Данилом Головкиным?

Да. Только не лукбук, а промокампейн. Мы сняли его с Данилом Головкиным. Данил – хороший фотограф, все об этом знают, но то, что он сделал с моим кампейном, – это полный позор. Я говорю об этом в лицо всем. В моей истории Данил обосрался, потому что выдать такое и не переделать... Когда я попросил его хотя бы поменять цветокоррекцию, он этого не сделал. Не «не смог», а именно не сделал. И я ненавижу людей, которые по три дня не отвечают на эсэмэс. Я отправил фотографии ретушеру, и он быстро сделал из никакущего материала то, что мне надо. Модели, которая в объективе Головкина казалась низкой, коротконогой, с толстой жопой и синюшним цветом лица, вернули человеческий облик. Ну слушайте, я работаю не первый день... Может быть, Данилу показалось иначе. Ты имеешь представление о том, как, мягко говоря, недешевы съемки Головкина. У меня нет средств переснимать, но я все равно переделал.

Кстати, многим ты кажешься, скажем так, неоправданно зажиточным. «Ездит на двух машинах, водит маму, всю в бриллиантах, в Miu Miu...»

У моей мамы свои деньги и свои бриллианты. Конечно, мне иногда приятно сделать ей подарок, ведь она дала мне такую приятную жизнь. И сейчас многие ездят на двух машинах – зато у меня квартиры нет. Была на «Соколе», но я ее продал – вот откуда, собственно, деньги на коллекции.

В тему «Откуда дровишки?»: многие интересуются, кто у тебя инвестор, а инвестора-то, насколько я понимаю, и нет. Знаю, что Маргарита Лиева (светская дама, совладелица благотворительного фонда «Живи!». – Прим. SNC) хотела что-то совместно делать.

Хотела, да, но в тот момент... Не знаю, многим кажется, что можно купить людей за деньги. Лиева – моя близкая подруга, поэтому пришлось сказать по-дружески, что меня такой вариант не устроит. Было тяжело, и я был почти готов подписать контракт с Ритой, но меня остановили. Я не буду называть имя этого человека, но он помог мне с деньгами, помог оплатить уже сшитую коллекцию. 

«Отдашь когда сможешь?»

Нет! Не отдашь. Я должен был оправдать доверие этого человека. Я с большим трудом взял деньги, я ведь суперстеснительный: подарок возьму, деньги – нет. Знаешь ведь, как бывает: вкладываешься в человека, а из него ничего не вышло. Мне кажется, я доверие пока оправдываю. Могу сказать одно, тот человек меня попросил: «Когда на твоем пути попадается талантливый человек – помоги ему без корыстной цели. Как сейчас я помогаю тебе».

Почему не называешь имя?

Это неправильно и некрасиво. Он никогда не хотел.

Слушай, а ты вообще нацелен на Запад?

Мне мешает отсутствие контактов. Сам я не говорю ни на одном языке. У меня много покупают из Нью-Йорка и Парижа, но я там не выставляюсь. Не хочу открывать шоу-рум в Париже, чтобы никто туда не приходил.

Помню, в интервью SNC Вика Газинская рассказывала о том, как дался Запад ей: она приезжала на Недели моды, ее фотографировали в ее же платьях, в какой-то момент она оказалась на Style.com, и все заинтересовались – кто эта русская и чем занимается. 

Вике повезло, потому что помимо того, что она суперталантливая и красивая (не буду сейчас говорить про ее характер – я про достоинства), она может быть светской львицей. А когда ты мальчик, это выглядит просто смешно. Я смотрю на этих мальчиков и думаю – ну-у-у, *****... Слушай, я всегда отвечал на вопросы про других русских дизайнеров, но сейчас...

А что изменилось?

Я не изменился. Но люди меня поражают. Мы просто кишим в лицемерии... Меня просто тошнит. Поэтому я не хочу ничего говорить о коллегах – ни хорошего, ни плохого.

Я согласна. Русский фешен – это очень сволочная тусовка, причем особенно в ее мужском сегменте.

Там, в этой тусовке, нет мужиков. Нет мужских поступков. Они... это вообще не моя история. Мне тяжело находиться там. И не потому, что эта тусовка какая-то суперинтеллектуальная. Мне вообще посрать на это, прости за такие слова. Я просто думаю... Прежде чем ты что-то скажешь, скажи, что ты сделал для этого мира. Ну что? Ты просто стоишь рядом с красивой богатой телкой? Ты что, ее сумочка? Или светские дамы поменяли своих тойтерьеров на собак побольше?

А потом подруге этой красивой богатой телки гонишь на эту самую красивую богатую телку, а той гонишь на ту... (Смеется.)

Да, чтобы тебе перепали какие-нибудь часы. Ужин в дорогом ресторане или тусовка на лодке. Мне не нужно ради лодки кому-то что-то на ухо говорить. Я не буду называть имен, но вот меня спросили: «А почему ты туда не поедешь? Все, кто туда поехал, получили часы и машины...»

На чей-то день рождения?

Я не буду говорить куда. Я говорю: а зачем мне туда? У меня есть и часы, и машины. У меня все это было с детства.

Речь идет о состоятельной светской даме?

Не буду говорить, дама это или мужик. Вот еще ситуация: общему клиенту говорят: «Не одевайся у Арутюнова». И клиент перестает это делать. Ты что же, получается, рыба? У тебя нет своего мозга? Как это возможно? Мои красавицы клиентки такого отношения к себе не допустят. Я настолько их уважаю, что никогда такого не скажу. Я не так воспитан – не дружи с ним, а дружи со мной. Да, ****, дружи с ним и дружи со мной! Я даже знаю случай, когда русский дизайнер отказался шить человеку платье, потому что тот одевается у меня. И слава богу, огромное спасибо, потому что человек одевается теперь только у меня, и это прямо выкупы рейлов. А вы сидите семечки грызите. Пафосные же.

Ты очень давно в Москве. Когда приехал – все было так же?

Когда я приехал из Тбилиси, я был суперчистым чуваком. Мне казалось, что тут я, как в Тбилиси, среди друзей. И стал получать удары со всех сторон... Споткнулся раз, споткнулся два. Причем очень жестко.

Что случилось?

Я приехал к друзьям и оказался на улице: они обещали работу, а я бросил в Грузии много чего. Были самые разные ситуации. Я не жалею, потому что стал мудрее, сильнее. Когда через пять лет я вернулся в Тбилиси, друзья сказали: «Господи, как ты изменился, ты стал холодным, немного черствым». Но, к сожалению, это мегаполис. Так бывает не только в Москве, но и, скажем, в Нью-Йорке. Город большой, всем приходится выживать.

Я слышала, ты очень переживал из-за того, что кто-то демонстративно с тобой не здоровается, то есть нарушают даже банальные правила вежливости.

Да, это сплошь и рядом. Больше всего меня бесит даже не то, что человек сделал вид, будто меня не увидел, а то, что ему кажется, что для меня это важно. Что он меня этим задевает. Конечно, ты меня не задеваешь этим, ты задеваешь себя, свое самолюбие, свои комплексы. Я тебя прямо считываю. Понимаю, кто ты такой.

А с чем это связано? Почему ты оказываешься в таком положении? Просто потому что ты конкурент?

Я не знаю. Я же себя не вижу со стороны. Я не нарушаю чужое пространство, не копирую чужой бренд, за что можно не любить. Я вижу моду так-то, ты – так-то. Конкуренты – это когда копируют чужой дизайн. 

Да, для тебя это определенно больная тема, ты много раз высказывался по поводу копирования дизайна. Например, про баски, которые якобы украли у тебя сестры Рубан.

По поводу сестер Рубан – это был первый всплеск в моей жизни – и последний. Я Рубан уважаю, мне нравится то, что они делают, но их коллекция с басками адски взбесила, потому что была спустя два сезона после моей. И я по глупости выложил в «Инстаграме» баски Рубан и свои кожаные баски и написал: «Hello, девочки!» Конечно, это некрасиво, я себя виню. Грубейшая ошибка, которую больше не совершу. Бывает, что и придуманные мной детали встречаются в коллекциях других брендов: я сшил эти самые баски одновременно с Lanvin, в один сезон. Сестры Рубан на мое Hello ответили: кому ты это рассказываешь, ты сам украл баски у Lanvin. Но это не так, ведь мы с Lanvin выступили одновременно. И вообще, я был первый: Лена Перминова надела мою баску вообще раньше всех.

Лена Перминова купила баску?

Нет. Лена не моя клиентка, но я ей дико благодарен, потому что до встречи с ней меня никто не знал, я никому не был нужен. И только с появлением «Инстаграма» ситуация изменилась – стоило Лене надеть мои футболки – одну в Лондоне, другую в Париже. Она хотела их купить, но я возразил: «Ты шутишь? Я тебе подарю». Лена ответила: «Не люблю такое, так что давай так: одну ты мне подаришь, а другую я куплю». А мне, кстати, нетрудно дарить, я много и с удовольствием дарю, скажем так, не нужным мне людям. Команда советует: «Может, лучше вон той прислать платье – выхлоп больше будет?» Но я же не из-за выхлопа, мне просто хочется сделать подарок.

Возвращаясь к теме плагиата. Твоя коллекция «Цвет граната» – осень/зима-2013/2014 – была представлена на фоне антикварных ковров. Я помню тот очень красивый показ. И знаю, что ты расстроился, когда Алена Ахмадуллина показала свою летнюю коллекцию 2014-го тоже на фоне ковров.

Вообще-то темой моего показа был фильм Сергея Параджанова «Цвет граната». И как бы у меня ковры висели не просто так – это была отсылка к сцене из фильма: там женщины стирают ковры и сушат их на таких специальных палках в форме буквы Т. Я привез антикварные ковры и потом еще снял лукбук на их фоне. Когда было шоу Алены, меня буквально забросали сообщениями – присылали фотографии прямо с показа. Я не понимаю, почему кто-то еще сделал ковры: у меня-то Параджанов и все логично.

То есть ты считаешь, что Ахмадуллина, скажем так, вдохновилась твоим опытом?

Я этого не говорил. До меня ковры делал много кто – Симачев, к примеру. Но я отталкивался от темы. Не буду шить коллекцию и вешать к ней билборд с... Обамой. Когда мне присылали миллион сообщений с показа, мне было даже приятно, ведь Алена сделала это после меня. Ну круто. Я сейчас тебе расскажу историю – никто не поверит. На моем самом первом шоу в Москве, в 2009 году (после него, кстати, два года ничего не делал, потому что была адская депрессия), я показал обувь на платформе без каблука. Гала Борзова (стилист. – Прим. SNC) берет ботинки с того моего показа на съемку в Париж и пишет: «Санчо, почему я приехала сюда, а у Nina Ricci в этот самый момент идет фешен-шоу с твоими ботинками?» То есть, понимаешь, ровно через сезон. Это приятно. Но есть моменты, которые меня адски выводят из себя, потому что нельзя воровать детали. Нельзя. Понимаешь, бывают случаи, когда платья с моими деталями заказывает у другого дизайнера общий клиент. К такому клиенту у меня есть вопросы. Ну на фига шить деталь у другого, когда ты понимаешь, что она принадлежит мне?

Дешевле, может быть.

О! Это, кстати...

Но я не думаю, впрочем, что у твоих клиенток есть необходимость экономить. Это люди, для которых триста пятьдесят тысяч рублей – рядовая покупка.

Ну это супермного ты сказала. Оно стоит в два раза дешевле, но суть не в этом. У нас есть дизайнер, который делает свои коллекции из чужих коллекций. 

Ну кто, скажи. Тебе ж некого бояться.

Да что уж там, Белла Потемкина, которая тупо показывает из года в год коллекции Ульяны Сергеенко. Но когда она показала МОЙ бант, меня это поразило. Ведь его сейчас отрабатывает мой бренд. Можно дать мне ну хотя бы два сезона?! Они себя ведут как китайцы. Когда из Гуанчжоу звонят и говорят, что, мол, мы будем подделывать вещи вашего бренда, ты им: «Ни в коем случае», а они: «Мы все равно будем». – «А зачем вы вообще звоните?» – «Мы вас информируем». И предлагают мировую: после показа мы отрабатываем коллекцию один сезон, а на второй они уже продают подделки.

Серьезно?

Да. Я был в шоке. «В смысле – вы сделаете? А мне что с этого?» – «Вам – популяризация». – «Мне не нужна такая популяризация. Вы понимаете, что мне не нужны народные массы?» Но они все равно это сделали. Но китайцы намного вежливее, чем Белла Потемкина, потому что они звонят и предупреждают. И дают отработать свои задумки хотя бы один сезон.

Я помню день, когда Леди Гага вышла в очках. Наверное, у тебя телефон взорвался... Столько обсуждений!

«Сколько заплатил?» (Смеется.) Ой, да что только не говорили. Я всегда мечтал одеть западную звезду, но и подумать не мог, что это будет Гага! Никому не платил, никому не писал. Я и в России не бегаю за звездами, чтобы позвать на кофе-чай, что-то впарить, а они потом выложили это в «Инстаграм». В один прекрасный день к нам пришло письмо от Леди Гаги. У меня есть все факты и скриншоты. Еду по Садовому, пишут: «Саша, пришло письмо от Гаги, они хотят вот эти луки, что делать?» У меня ***** лицо, строчу эсэмэску: «Вы шутите? В смысле – что делать? Отдавать весь шоу-рум бесплатно!» Гага – писала, понятно, не она сама – выбрала четыре лука, которые на ней вообще никогда бы не сели, потому что она невысокого роста и к тому же немного поправилась. Мы написали, что это никак не подойдет и есть то, то и то. Кроме четырех луков я положил в посылку те самые очки, очки с жемчугом, рюкзак и бант в подарок. Был уверен, что Гага наденет все, но надела она только простые очки. Конечно, ни о каких деньгах речь не шла – я рад подарить все это Гаге, она мне нравится. После того как четыре лука и аксессуары забрали, мне снова пришло письмо: «Не мог бы Александр специально для Леди Гаги нарисовать и сшить несколько платьев для ее концерта с Тони Беннеттом? Вот ее параметры». Непонятная ситуация, но ок... Я нарисовал десять эскизов, они выбрали два, я сшил платья, хотя посадить их на нестандартную фигуру без примерки очень тяжело. Практически невозможно. Но я это сделал, и Гага надела одно – короткое, черное, с корсетом. У меня с того концерта есть кусочек видео и пара фотографий. Но весь прикол в том, что Леди Гага писала не только мне, а очень многим русским дизайнерам. И после того как певица появилась в моем платье, они стали выкладывать в «Инстаграмы» письма, которые она писала им. Типа им тоже пришло. Меня это поражает. Настолько открытая зависть! Выставляют скриншоты из почтового ящика с комментарием: Coming soon. Слушайте, мы отправили десять вещей, а Гага надела две. Вы можете сшить двадцать, и она, может быть, вообще ничего не наденет. Давайте вы выложите фотку, где Леди Гага УЖЕ в вашем платье! Вы же сами себя сдаете. У вас прямо чешется все.

Да, Бессарион, например, выкладывал.

Я написал в «Инстаграме»: «Соревнуйтесь с собой – это гораздо интереснее». Теонка Контридзе, моя подруга (грузинская джазовая певица. – Прим. SNC), пишет: «С собой сложно, с другими больше экшна». Я отвечаю: «Тогда надо брать выше». Не, выставите, когда Гага уже в вашей одежде! А так вы лишь показываете, как сильно вам хочется, чтобы было так же, как у меня.

Какие еще тебе учиняли подставы?

Понимаешь ли, подстава – это то, о чем не знаешь. На то она и подстава. Была история: «Мы не полетим, если полетит Арутюнов. Уберите Аруютнова, и мы с вами». Чего не полетите-то? В чем дело? Что, я плохо пахну? Ну не хуже, чем вы, потому что гнили меньше.

Помню неоднозначную ситуацию с двойным показом на последней осенней Неделе моды в Москве. Так получилось, что твой показ и показ Walk of Shame состоялись в один и тот же вечер понедельника. В отличие от тебя Walk of Shame не делали приглашений, а обзванивали клиентов и гостей лично, причем чуть ли не за смешные два дня до показа. У многих сложилось впечатление, что Михаил Друян, организатор показа-«конкурента», специально сделал так, что гости были вынуждены разделиться. Впрочем, для SNC Друян объяснил ситуацию тем, что ресторан Balti Rossi, где показывался Walk of Shame, был готов закрыться только в понедельник как в самый «нехлебный» день.

Ты знаешь, это было так странно... Я позвонил Ксюше Собчак... Во-первых, хочу ее поблагодарить – она так много дня меня сделала! А ведь могла и не делать, ведь она дружит с другими ребятами. Могла поддерживать только друзей. Но нет – и поэтому она крутая.

Да, как забыть полосатый костюм Alexander Arutyunov, в котором Ксения прибыла на пресс-конференцию Путина и который газета «Московский комсомолец» почему-то приняла за Chanel. (Смеется.) Видимо, так народу понятнее, что костюм элитен. (Смеется.)

(Смеется). Да, да... Так вот, когда-то Ксюша спросила у меня: «Слушай, что у тебя с этими ребятами, в чем твой с ними конфликт?» А я сам тогда не мог понять, в чем. Когда стало известно, что Walk of Shame назначили показ в один день со мной, я позвонил Ксюше и сказал: «Возвращаясь к нашему разговору. У меня к этим ребятам вообще нет претензий. Ну на хрена ставить показ в мою дату, когда я об этой дате кричу третий месяц?!» Слушайте, вы оккупировали всю Россию. У вас по всему миру эти магазины. Я слышал, что Друян высказывался, что я какой-то не такой, так что ж ты меня замечаешь? Когда я езжу на «порше», я не замечаю «фиат». Когда ем черную икру, не обращаю внимания на баклажанную. А они вместо того чтобы меня не замечать, всеми действиями показывают: боже, как ты нас бесишь, как же мы хотим тебя убрать. Говорят, а сами меня даже не знают. Господи, и слава богу, ****.

Слушай, а вот еще в тему московского лицемерия – как люди резко меняют к тебе отношение. Ты с таким сталкивался? Слышала, у тебя была не очень приятная история с Анной Хрусталевой-Гехт (бывшая журналистка, контент-директор SNC и L’Officiel. – Прим. SNC) и моим любимым бутиком «КМ 20».

Сто лет назад Аня работала в «КМ 20» – отсматривала дизайнеров, решала, кого продавать, а кого нет. Меня мои друзья, тоже работавшие в «КМ 20», попросили привезти чемодан с вещами Alexander Arutyunov. Я отправил чемодан, сам не поехал. Дальнейшее мне рассказали: чемодан открыли прямо в зале. Пока смотрели вещи, постоянная клиентка «KM 20» увидела мое кожаное платье и сказала: «Боже, оно мне необходимо». – «Мы не можем продать, так как еще не работаем с этим дизайнером». Клиентка настояла, и в результате ей по какой-то приличной цене продали мое платье, а деньги мне передали. А потом вернули все вещи: «Вроде как понравилось, но это типа не наше настроение». Я удивился: «А платье как продали – на улице, в переходе? Или все-таки в вашем магазине вашей же постоянной клиентке? Может, если купили прямо из чемодана, то на вешалке взяли бы больше?» – «Ну там сказали нет». Это была Аня. Именно она категорически отказалась брать мои вещи. Аня меня тогда не знала. Может быть, правда, вещи были не в настроении «КМ 20». А потом нас с Аней познакомила Оксана Он (стилист. – Прим. SNC), и я, не будучи лицемером, историю ту напомнил. Мы сели куда-то, и я сразу выдал Хрусталевой: «Ты мне не нравишься, потому что повела себя очень странно. Если приведешь хоть какие-то аргументы, я тебя выслушаю. Когда у тебя прямо из чемодана покупают вещь, то нужно, ****, продавать этого человека, ок? А вы такие, ****, что сам не съем – и другим не дам». Понимаешь? Мы не стали развивать разговор, но я ей об этом сказал.

Готовясь к интервью, наткнулась в Интернете на какой-то очень смешной отчет с твоего двадцатисемилетия. С Зазой Наполи, диджеем Антоном, цыганами и какими-то совершенно невероятными людьми. (Смеется.)

Боже, да, это был мой день рождения, супервеселый и суперкрутой! Это была совсем другая жизнь. Это был период моей безработицы, я тогда вообще ничего не делал, просто прожигал жизнь. Было так круто. (Смеется.)

Слушай, а отчего была двухлетняя депрессия после первого показа?

После этого ада... Я советовался: ребят, как мне сделать показ? Мне ответили: не меньше сорока пяти минут ты должен делать показ.

Не меньше сорока пяти? Слушай, это прямо Слава Зайцев. (Смеется.) Это прямо «Театр моды» какой-то. 

Это просто позор! Мне сказал близкий друг: «Саня, ты что! Не меньше сорока пяти минут...» – «Реально? Это же долго». – «Ну мы сделаем очень крутую постановку, все будут стоять на точках, кривляться...» – «Зачем кривляться?» – «Ну у тебя кампейн снят в таких позах (показывает вычурные позы, модные в фешен-съемках нулевых), вот и на показе будет так же». Думаю: ну ладно, может, что-то не понимаю. Сорок пять минут – это ж сколько должно быть выходов? Показ просто не заканчивался. После этого позора я не могу отмыться, кажется, по сегодняшний день. Сама коллекция блоками была очень красивая. Но ее нужно было разделить на четыре отдельных показа.

Сорок пять минут! Это же школьный урок. Алгебра!

Музыку писал чувак из Лондона, стандарт для шоу – восемнадцать минут. Но эту музыку мы прокручивали четыре раза. В общем, ужас. А на показе, кстати, сидели Даша Жукова, Эвелина Хромченко, Вика Газинская и Мирослава Дума. На их месте я бы в жизни больше на этого дизайнера не посмотрел. Потому что ты не имеешь права так задерживать людей. Это просто такое неуважение! Все в шоке. Но на ошибках люди учатся.

Можно последний вопрос по поводу медиа и журналов? Знаю, что ты иногда обижаешься на то, что о тебе не пишут. Возмутился как-то в «Инстаграме» по поводу того, что журнал о светской жизни тебя не подписал.

Я обижаюсь, потому что мне никто ничего не объяснил. Потому что в моем понимании это странно, когда дизайнер прибывает на благотворительный вечер L'Etincelle в Монако на яхте. Дает несколько своих платьев, за которые на аукционе сражаются Маргарита Лиева и Екатерина Доманькова (модель, бывшая жена миллионера Антона Зингаревича. – Прим. SNC). И мне просто удивительно, что подписали и сфотографировали всех, кроме нас. А ведь нас там в покое не оставили, даже Андрей Фомин стал хлопать, сказал: «Боже, какие же вы красивые». Мы и правда были самые красивые. Когда вы ставите какую-то кривоногую с поломанным носом уродину в Herve Leger, как можно не поставить двух красавиц? Я про это написал. По поводу всей этой светской жизни – я был взбешен журналисткой, которая напросилась через меня на интервью к Жанне Ким (светская дама, владелица клиники Sirius. – Прим. SNC) и говорила о высоком: о литературе, кино, моде. А написала о том, кто отец Жанны и сколько денег она **** тратит. Так спросила бы у нее в лицо, сколько она тратит. Чего ты копаешься в «Гугле»? Чего ты вообще пришла на встречу? Ты настолько мелкая, что боишься у человека спросить: «Кто твой отец?» Спроси: «Сколько денег ты тратишь?» Спроси: «Чьи деньги ты тратишь?» Жанна Ким – не бездельница, в отличие от некоторых. Это мать двоих прекрасных детей, у нее свой бизнес, а вы ее выставляете как транжиру. Я в жизни не задавал Жанне вопрос: «Кто твой папа?» Мне неинтересно.

(Смеется). Саша, кто твой папа?.. 


Хотели бы платье от Саши?

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ

Если у лыжного костюма отрезать рукава и расшить его трогательными веточками неизвестных деревьев, то может получиться костюм для роли какой-нибудь там Липы или Березы в школьном спектакле. Но некоторым и для сценического образа сойдет. Здравствуй, простите, дерево!
новые trashsetter’ы
Модная съемка: «В татуировках счастье»
18 часов назад
Модная съемка: «В татуировках счастье»
Когда приезжаешь в Берлин, то первое, что бросается в глаза, – это сосредоточение креативного сообщества на квадратный километр. Галереи, выставки, арт-тусовки – вы не пройдете мимо очередной вечеринки или модного кафе, окна которого завешаны постерами грядущих трендовых событий. Сюда же и приехала пожить известная татуировщица и модель Саша Масюк – чтобы проникнуться атмосферой города и поработать с местными тату-мастерами. 
Джулианна Мур vs Дэрил Ханна: кто круче?
03 декабря 2016
Джулианна Мур vs Дэрил Ханна: кто круче?
3 декабря двум блестящим актрисам исполняется по 56 лет. Самое время узнать, кто же круче.
Позы йоги против ПМС – говорит (и показывает) эксперт
02 декабря 2016
Позы йоги против ПМС – говорит (и показывает) эксперт
О, эти три страшные буквы! Что делать, когда хочется одновременно плакать, убивать и на ручки? А вы знаете, что существует 4 типа предменструального синдрома и бороться с ними надо по-разному? Преподаватель йоги Виола Костина показывает простые асаны для облегчения разных типов симптомов ПМС.
5 вопросов к эксфолианту от Guerlain, придающему сияние
02 декабря 2016
5 вопросов к эксфолианту от Guerlain, придающему сияние
Отшелушивание и так непростой процесс для кожи, а Gommage de Beaute от Guerlain еще и обещает придать сияние. Как такое возможно?
Жизнь Бритни Спирс в мемах и цитатах
02 декабря 2016
Жизнь Бритни Спирс в мемах и цитатах
Бритни уже давно not a girl, но работает по-прежнему, как bitch, чтобы оставаться на вершине поп-Олимпа. И все ее достижения за 35-летний период стали достоянием народного творчества. С днем рождения, Брит, и hit us, baby, one more time. 
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз на 28 ноября–4 декабря
Надеюсь, что в пятницу вы успели убежать с работы или забыли сделать что-нибудь важное в воскресенье. Дело в том, что этот понедельник попадает на 29 лунный день, и он отлично подходит для завершения того, что не сделано.