4 новые книги о любовных травмах, истории глянца и камасутре филолога

Автор:
Фото: Getty  
Нет времени на весь текст?
ЧИТАЙТЕ СПОЙЛЕР

В одной книге – о том, как роковая возлюбленная Маяковского стала женой издателя самого знаменитого мирового глянца, в другой – о том, как писать в тот самый глянец. Цитата «С любым уродом ради мамочки» – forever.

Обсудить статью

Безнадежные поцелуи для лягушек, много детских травм, цыганская кровь, роковая возлюбленная Маяковского в сердце светского Нью-Йорка, умение отличить фуфло от нефуфла, уроки для будущих редакторов глянца, филологический ликбез, немного Софокла, Кафки и Джойса – да-да, перед вами четыре новые книги, на которые стоит потратить время.

Илсе Санд «Страх близости»

(«Альпина Паблишер», Москва, 2017)

У вас есть подруга, умная и веселая красавица, которой из года в год попадаются странные, злые и эгоистичные бойфренды? А может быть, есть трижды разведенный друг, которого обожают девушки, но по-настоящему никто не понимает? Выдайте им «Страх близости» и убегайте. Потому что, если верить датскому психотерапевту Илсе Санд, первой их реакцией на разрушение привычных стен страха будет сильный гнев.

Итак, перед нами честная и четкая книга о ловушках, в которые мы себя загоняем, пытаясь защититься от проблем и боли, и, конечно же, о стратегиях борьбы со страхом близости.

Да, здесь расскажут, что большинство стратегий самозащиты – родом из нашего раннего детства, когда они – лучшее решение, доступное ребенку в сложной ситуации. И что родителей нельзя идеализировать, а считать свое детство безупречным опасно для психического здоровья. А еще расскажут о том, что лягушек можно целовать десятилетиями, но в принца ни одна не превратится – разве что уверенности у лягушонка прибавится, он сбежит от вас и найдет себе другого партнера, так как постоянно находиться рядом с тем, кому обязан всем на свете (то есть с вами), совершенно невыносимо. Конечно же, расскажут, что глупо искать идеал. Что человек, на отношения с которым мы согласились за неимением лучшего, имеет все шансы оказаться «тем самым». И уж точно не забудут упомянуть проекцию: вместо признания своих проблем мы ковыряется в  отрицательных чертах окружающих людей. Ах да, об использовании близких в качестве средства избавления от детских травм тоже написали. Читайте внимательно и, пожалуйста, не бойтесь близости.

Цитата:

Прекращая «заедать» недовольство жизнью, подавлять его при помощи развлечений, длительного сна, одурманивающих веществ или других средств самозащиты, мы начинаем понимать со всей неизбежностью: пора меняться.

Франсин Дю Плесси Грей «Они»

(АСТ, редакция Елены Шубиной, Москва, 2017)

Звонкий, тонкий нонфикшн – история жизни Татьяны Яковлевой, возлюбленной Маяковского (той, которой поэт грозился «Я все равно тебя когда-нибудь возьму – одну или вдвоем с Парижем»), и ее мужа, легендарного издателя американского Condé Nast Александра Либермана, написанная чудесной Франсин Дю Плесси Грей, дочерью Яковлевой.

История начинается с детства маленькой Тани, которую из голодного новорожденного СССР отправляют к бабушке и дяде с тетей в Париж. Навсегда. Мать Таня больше никогда не увидела; будучи уже взрослой женщиной, встретила отца и его новую семью. Вкус юной Тани сформировал дядя Саша – красавец, художник и путешественник, а также бабушка-дворянка и оперная певица тетя Cандра.

В повествование вплетается рассказ о детстве Саши Либермана – сына лесопромышленника и его крайне экзальтированной супруги, чьи цыганская кровь и жгучий темперамент много лет терзали и Сашу, и его отца. В итоге Либерман-младший стал человеком, максимально повлиявшем на жизнь и стиль Анны Винтур и сотен других международных знаменитостей, самобытным художником и властителем судеб мирового глянца.

Бесконечные вереницы знаменитостей, их любовников и любовниц, поездки к Олдосу Хаксли, авиапрогулки Франсин с отцом-дальтоником за штурвалом самолета, жизнь в окуппированной немцами Франции, побег в США, тяжелое осознание смерти отца Франсин, первого мужа Татьяны виконта Бертрана дю Плесси, болезненное желание забыть прошлое, страх перед всем советским, любовь ко всему российско-имперскому (особенно к литературе, князьям и графиням), клубки гибельных страстей, а также культ умения соблазнять и пользоваться людьми, царивший в такой привлекательной для светского Нью-Йорка гостиной Либерманов. Внешне все было чудесно: по будням Алекс управлял журналами, сообщавшими миру, что юбки стали короче на восемь сантиметров, вечером он становился светским львом. Татьяна была писаной красавицей, знала наизусть всего Пушкина, считалась успешным дизайнером и делала шляпки в Saks.

История любви Либермана и Яковлевой десятилетиями была легендой, но Дю Плесси честно развеяла туман романтики и оставила читателя перед грузными грустными фактами. Здесь будет до боли знакомое большинству девушек мамино «Ты же девочка!» и «Кто тебя замуж возьмет?», будут предательства, обманы и транжирство, умение использовать людей и выбрасывать их из своей жизни, когда они становятся менее влиятельными, и, конечно же, несчастная любовь (в том числе ребенка к холодной, вечно занятой матери).

Цитата:

«Но в каком бы восторге мама ни была от моих скромных успехов в ее мире и как бы ни восхищал ее мой писательский талант, больше всего ее радовала моя личная жизнь. Я думала, что за мной, как за Татьяной когда-то, будут ухаживать графы и бароны, но мне удалось ее превзойти, и я стала встречаться с принцем-алкоголиком. Никакие прошлые мои достижения – ни отличные оценки на экзаменах, ни награды – не вызывали у моей матери такого бурного одобрения, как роман с этим кретином. У всех моих знакомых писателей есть любимая собственная строчка. Есть она и у меня – в романе «Тираны и любовники» я подвела итог своего двухлетнего пребывания в Париже: «С любым уродом ради мамочки». 

Анастасия Соколова «Как стать лучшим редактором глянца. Самоучитель от редактора Vogue»

(Индивидум паблишинг, Москва, 2017)

Бодрое пособие для жаждущих карьеры в глянцевой (на поверку – и не только) журналистике от шеф-редактора российского Vogue Анастасии Соколовой.

Посмотрим правде в глаза: глянец из года в год пишет об одном и том же. Десятилетиями. И каждый, каждый раз способ подачи информации должен быть свежим, живым и трогающим читателя за сердце (ну или хотя бы за копчик).

Анастасия Соколова метко вырезает ненужную лирику, оставляя в своем «Самоучителе» веские правила и мудрые советы. Знайте ориентиры своего издания – для Vogue, например, это отцы-основатели Конде Монтроз Наст и Александр Либерман (подробнее о них – пунктом выше, в книге Франсин Дю Плесси Грей «Они»), иконы стиля Лулу де ла Фалез и Джекки Кеннеди). Не теряйте любопытства. Задавайте вопросы. Здраво оценивайте тексты пресс-релизов (в топку, в топку!), учитесь писать новости. Всегда держите в голове стивджобсовское «Stay hungry, stay foolish». Короче, вы поняли. А бонусом идет экскурс в историю российского глянца.

Цитата:

Let's put it like this, в духе Холдена Колфилда: учитесь отличать фуфло от нефуфла. Мысль-фуфло, факт-фуфло – долой! Вооружитесь здоровым скепсисом и зарубайте фуфло на подступах к тексту. Получается? Значит, осталось самое легкое – набить руку в письме.

Александр Генис «Камасутра книжника»

(АСТ, редакция Елены Шубиной, Москва, 2017)

Начнем с предостережения: на вас с этой книгой в руках незнакомые люди будут смотреть... заинтересованно. Таки «Камасутра». На самом деле книга Гениса даже лучше – она заставляет думать, учит читать и влюбляться в книги. Правда в самого Александра Гениса вы влюбитесь еще быстрее (если пока не).

Друг Сергея Довлатова, талантливый филолог и писатель, Генис начинает свою «Камасутру книжника» с мысли, что всему первостепенному, дающему навык и приносящему радость, мы учились вне школы и вопреки ей. Он очень боится, что чтение выродится в аристократическое хобби вроде верховой езды или бальных танцев, мечтает о моменте, когда нон-фикшен встретится со стихами, учит оставлять заметки на полях, любить классику, лучше понимать Кафку и Бродского и читать литературу с картами местности.

Он уверен, что только Платонов труднее Джойса («потому, что он, как марсианин, писал не по-нашему»), что никто не прочел все пятьсот пьес Лопе де Веги, при этом пресытиться семью трагедиями Софокла, сохранившимися из ста двадцати трех им написанных, невозможно. Генис, как истинно талантливый рассказчик, конечно же, между прочим говорит о себе – о бабушках, одна из которых знала когда Пасха, другая – когда Песах, и этим знанием религиозность обеих и ограничивалась. Об отце, который писал про две любимые вещи – еду и политику: он помнил все вкусное, что съел, и каждую гадость, учиненную советской властью. Рассказывает про мечту каждого филолога стать писателем и обязанность писать стихи: «Лучше всего на филфаке стихи получались у Коли Цапенко, но еще до первой сессии его забрали в сумасшедший дом, откуда он прислал прощальную строку: Хрустальной ягодой во рту моем зима».

Генис рассуждает о метафорах, Пушкине, Достоевском, Гоголе, приключенческих романах и диалогах так, что не полюбить все это невозможно, даже если по литературе у вас всю жизнь была твердая тройка. Если же была пятерка, держитесь и готовьте «Братьев Карамазовых», придется перечитывать.

Цитата

«Не всякая трудная книга заслуживает того, чтобы над ней убиваться. Я это понял на четвертом месяце. Первые три ушли на то, чтобы прочесть одиннадцать страниц «Поминок по Финнегану». У меня было пять комментариев, русский перевод и линейка с прорезью, чтобы строчки не путались. И все без толку. В отчаянии я обратился за помощью к экспертам. Каждый вторник они собирались в задней комнате отеля на 42-й стрит и разбирали шедевр Джойса – уже тринадцать лет. Я пришел к ним на 126-й странице. Профессора постарше и не рассчитывали дожить до финала. Процедура толкования состояла в том, что собравшиеся читали вслух по десять строчек (абзацев в тексте нет) и пытались рассказать друг другу, что они поняли. Меня приняли за акцент – русских у них еще не было.

Поскольку, объяснили мне,никто не знает, на каком языке написана книга, каждое лыко в строку».

А у вас как насчет страха близости?

Самые адские наряды звезд на премии MTV Video Music Awards-2018 (и те, которые нас все-таки впечатлили)
1 час назад
Самые адские наряды звезд на премии MTV Video Music Awards-2018 (и те, которые нас все-таки впечатлили)
В ночь на 21 августа в Нью-Йорке прошла ежегодная музыкальная премия MTV Video Music Awards. По сложившейся традиции именно на это мероприятие звезды выбирают самые необычные и экстравагантные наряды. Разбираемся, кто в чем пришел в этом году.
6 неочевидных преимуществ разведенного мужчины
1 час назад
6 неочевидных преимуществ разведенного мужчины
Есть женщины, которые считают, что это очень плохая идея – встречаться с разведенным мужчиной. На самом деле, все не так плохо: мы-то точно знаем, что во всем есть преимущества.
Дорого-богато: самые роскошные дома знаменитостей
2 часа назад
Дорого-богато: самые роскошные дома знаменитостей
Для звезд дом – это, пожалуй, единственное место, где можно по-настоящему уединиться. Именно поэтому они не жалеют никаких денег на свое жилище. Разбираемся, у кого апартаменты дороже.
5 причин, почему ваша кожа плохо реагирует на уход
2 часа назад
5 причин, почему ваша кожа плохо реагирует на уход
Знакомая многим история: полка ломится от уходовых средств всех мастей, количество баночек дотягивает до уровня коллекции бьюти-фанатика, но кожа по-прежнему оставляет желать лучшего. Разбираемся, в какой момент что-то пошло не так и почему покупка нового крема с четырехзначным ценником не решит ваши проблемы.
5 стильных нарядов с лоферами
4 часа назад
5 стильных нарядов с лоферами
Осенью вернутся все наши самые любимые тренды, один из которых – лоферы. Мы нашли 5 классных аутфитов, в которые эта обувь впишется лучше всего.
Гороскоп Овен
(21.03 - 20.04)
Общий прогноз 20-26 августа
Писать про приятную во всех отношениях неделю, которая нам предстоит, получается с удовольствием. Прямо в процессе прочтения прогноза настраивайтесь на то, что на этой недели можно порешать важные вопросы, провести переговоры, уладить споры – любые социальные контакты будут полезными и приятными.